Rambler's Top100
Поиск  


Список форумов Городской интернет-портал Ржев Городской интернет-портал Ржев
Ржевский Форум
 
 Наблюдаемые темыНаблюдаемые темы   FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы  medals.phpНаграды  ИзбранноеИзбранное   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

1-й Санкт-Петербургский уланский полк в Ржеве
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему   вывод темы на печать    Список форумов Городской интернет-портал Ржев -> История Ржева
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Maria
Мэтр
Мэтр
Репутация: 41

Пол: Пол:Жен
Гороскоп: Весы
Китайский: Тигр
Зарегистрирован: 05.03.2006
Сообщения: 7935

Награды: 1 (Детали)
Золотая медаль (Сумма: 1)



СообщениеДобавлено: Вт Сен 13 0:33:18 2016    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

serge писал(а):
Уважаемая Лариса! Премного благодарен Вам, что представили мою книжицу ржевским любителям истории. С 2011 года раскопал много интересного по стоянке полка в Ржеве. Готовил новую книгу к столетию начала ПМВ, не успел подготовить списки награжденных. Хотел к юбилею города 2016, опять не получилось. Но, ободренный Вашими сообщениями, некоторые интересные факты размещу в этой теме.
И позвольте пояснить, по поводу приведенной выше цитаты. Меня уже критиковали за это в "Были нового Ржева". Царь - это царь, а представитель царской фамилии это кто-то из многочисленных Великих князей, княгинь, княжон и даже герцогов Ольденбургских, Мекленбургских и Лейхтенбергских.

Уважаемый Сергей Николаевич, большое спасибо за отклик!
Мы, участники форума, будем очень-очень рады, если Вы разместите интересные факты в этой теме.
Наши разработки и дискуссии читаются во многих странах, поэтому Вы сделаете много полезного, познавательного и приятного как для бывших и живущих в настоящее время ржевитян, интересующихся историей города, так и для самого Ржева.
Ваше пояснение относительно представителей царской фамилии принимаю таким, каким Вы его сформулировали.
Лариса Ш.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     
Спонсор
serge
Местный
Местный
Репутация: 3




Зарегистрирован: 02.08.2010
Сообщения: 33

Награды: Нет



СообщениеДобавлено: Ср Сен 14 22:20:49 2016    Заголовок сообщения: 1-й Санкт-Петербургский уланский полк в Ржеве Ответить с цитатой

Для начала надо сказать о комплектовании полка. После последней крупной реконструкции полка в 1882 году до ухода на войну, в нем было офицеров и чиновников - 43, нижних чинов - 1071. Плюс вольноопределяющиеся, вольнонаемные музыканты, трубаческие мальчики, прикомандированные. Минус откомандированные в разные места.
С 1866 по 1874 полк комплектовался рекрутами Тверской и Нижегородской губерний.
С отменой рекрутства и началом призыва полк начал комплектоваться новобранцами Владимир-Волынского уезда Волынской губернии, Сумского уезда Харьковской губернии, Кобринского и Белостокского уездов Гродненской губернии, Ново-Минского уезда Варшавской губернии, Шадринского и Екатеринбургского уездов Пермской губернии, Сарапульского уезда Вятской губернии, Новгородского уезда одноименной губернии и Челябинского уезда Оренбургской губернии.
По национальному составу это выглядело так. Волынская и Харьковская губернии – хохлы, дававшие полку половину унтер-офицерского состава. Варшавская и Гродненская губернии – поляки и белорусы, ну и конечно густо там проживающие евреи. Служившие в полку татары были с Сарапульского уезда, а башкиры – с Шадринского.
Примерно пятая часть полка укомплектовывалась уроженцами Ржевского, Старицкого, Корчевского и иногда Осташковского уездов Тверской губернии.
В 1908 году начала действовать новая территориальная система. В полк также поступали новобранцы Тверской губернии. Новичками в полку были мужики Переславского, Судогодского, Шуйского и Суздальского уездов Владимирской губернии, Тотемского уезда Вологодской губернии, Нерехтского уезда Костромской губернии, Орловского и Котельнического уездов Вятской губернии, прибалты Трокского уезда Виленской губернии, Юрьевского и Венденского уездов Лифляндской губернии, а также армяне и грузины Борчалинского уезда Тифлисской губернии. Украину по-прежнему представляли Сумский уезд Харьковской губернии и Владимир-Волынский уезд Волынской губернии. Несколько изменилось представительство польско-еврейских губерний. Варшавскую губернию представляли Ново-Минский и Радиминский уезды, Гродненскую – Белостокский, Брест-Литовский и Бельский уезды, Люблинскую – Гарволинский уезд.
Те, кто выступил на ПМВ уже опытными, старослужащими солдатами были новобранцы 1911 года. В полк они поступили в следующей последовательности и количестве: Старицкий уезд – 35 человек, Переславский уезд – 25, Суздальский уезд – 33, Бельский уезд – 55, Корчевский уезд – 28, Ржевский уезд – 35, Шуйский уезд – 33, Ново-Минский уезд – 30, Гарволинский уезд – 22, Варшавский уезд – 26.
По качеству в лучшую сторону отмечается Старицкий уезд, новобранцы которого кроме хлебопашества владеют еще одним мастерством. Здесь и каменщики, и кровельщики, и плотники, а также сапожник, кузнец, столяр, печник, токарь и слесарь, и даже писарь и телеграфист. По образованию – 2 неграмотных и 5 малограмотных. Для сравнения Ржевский уезд поставил 1 неграмотного и 20 малограмотных.
Также Ржев отправлял призывников-кавалеристов в 4-й гусарский Мариупольский полк (Белосток).

Добавлено спустя 30 минут 36 секунд:

Несколько фамилий призванных в полк в 1911:
Федор Цветков - есть фото на форуме, но по моим данным он Семенович
Федор Прозоров
Яков Гвоздев - знаю 2-х братьев, афганцы
Яков Рязанов - Рязановы крестьяне Ямской слободы, живут и сейчас в Ржеве
Василий и Николай Черняевы - живут
Иван Волосанов - живут
Кочнов
Голубев
Башилов
Горохов
Бобров
Золотов
Рудаков
Сорокин
Юркин
Лепахов
Малышев
Несколько Смирновых, Ивановых, Николаевых.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     
serge
Местный
Местный
Репутация: 3




Зарегистрирован: 02.08.2010
Сообщения: 33

Награды: Нет



СообщениеДобавлено: Пт Сен 16 21:56:02 2016    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

На вопрос, в каких деревнях квартировали уланы, можно смело ответить – во всех. Полковой историк Курляндского полка пишет, что стоянки менялись ежегодно. Значит, мы можем сделать вывод, что почти все деревни в окрестностях Ржева несли постойную повинность. К тому же, редкая деревня могла разместить полностью эскадрон. Опять обращаюсь к истории курляндских улан: «Эскадроны были раскиданы так, что ближайшие находились от штаба полка в 22 верстах, а дальние – в 37 верстах; мало того даже взводы из 28 человек располагались в смежных деревнях в расстоянии 2-3 версты один от другого. На взвод средним числом приходилось по 15 дворов».
Благодаря «Ежегоднику русской армии» мы знаем, где в первое десятилетие квартировали командиры дивизионов, а при них, разумеется, от взвода до эскадрона. «Командный пункт» командира 1-го дивизиона располагался в 1869 году в имении графини Мусиной-Пушкиной, в 1870-1871 годах – в усадьбе Рожествено, в 1872 – в деревне Усково, в 1873-1874 – в селе Молодой Туд и начиная с 1875 года – в Ржеве. Командиру 2-го дивизиона пришлось жить далековато: до 1870 года – в посаде Погорелое Городище, в 1871 году – в Москве, в 1872 – в деревне Афанасово, и только с 1873 года перебрался ближе к Ржеву – в усадьбу Знаменское.
Кроме постоянного квартирования в назначенных для этого деревнях, подразделения полка в июне и сентябре располагались в деревнях, где были наняты луга для травяного довольствия. Здесь просматривается некоторая стабильность.
В 1890 году эскадроны разошлись по деревням Борисово, Деньгино, Мясцово, Полозы, Черменино, Свитино, Тараканово, Кривцово, Хорошево, Ковалево, Б. Теляшево, Н. Дорки, Ст. Дорки, Кульнево, Пухово, Подсосенье, Знаменское, а также в деревни Бельского уезда Смоленской губернии.
В 1891 году – Б. Теляшево, Санталово, Хорошево, Ковалево, Пирютино, Ивино, Свистуны, Звягино, Мясцово, Знаменское, Дорки и Бельский уезд.
В 1892 году – Б. Теляшево, Мясцово, Горки, Дорки, Знаменское, Морозово, Хорошево, Пирютино, Ковалево, Санталово, Овсянники, Лаптево, Овчинники, Полуденное, Дворково, Макарово и все те же деревни Бельского уезда.
В 1893 году – Лаптево, Овсянники, Теляшево, Мясцово, Горки, Дорки, Овчинники, Соломино, Пайково, Крутики, Савостьево и Зайцево.
Для проведения мероприятий, как полковой праздник или выступление на дивизионные сборы, требующих сосредоточения полка в Ржеве, эскадроны располагались на ночлег по пригородным деревням: Хорошево, Ковалево, Тимофеево, Галахово, Пирютино, Мнякино, Домашино, Лазарево, Быхова Слобода, Шопорово, Редькино, Гришино, Юрятино, Абрамково, Турбаево.
Расположение по деревням устраивало солдат – поговорка «поближе к кухне, подальше от начальства» была актуальна всегда, но никак не устраивало офицеров. У командиров полка и эскадронов болела голова за боевую подготовку, а молодым поручикам и корнетам не хватало развлечений. Поэтому все офицеры желали сосредоточения полка в Ржеве.

Добавлено спустя 9 минут 21 секунду:

В 1895 году в Ржеве был сосредоточен весь полк. Учебную команду перевели в новое помещение, а дома, занимаемые ее и ветеринарными учениками, соединили срубом и получили казарму еще для одного эскадрона. Для другого эскадрона сняли помещение обывателя Комолова.
На полковые суммы были построены помещения для 3-х вахмистров и баня у Волги. В 1907 году в полку была устроена прачечная. Когда полковая баня была на ремонте, уланы мылись в городской бане или в торговой бане Иванова.
В апреле 1909 года была учреждена Ржевская войсковая строительная комиссия для постройки казарм. От полка в комиссию включили поручика Модзалевского. Канцелярия комиссии расположилась на 1-й Никитской улице в доме Беляниной. Начались торги на отдачу поставок строительных материалов. Суммы для того времени были не маленькие: кирпич – 88000 рублей, лесной материал – 55000 рублей. Также закупались булыжный камень, известь, речной песок, кровельное железо. Потом пошли торги на производство работ земляных, каменных, плотницких, кровельных, штукатурных и мостовых.
В 1912 году казармы военного ведомства были построены, в них разместились 4 эскадрона. На берегу Волги выше города, для каждых двух эскадронов построили каменное двухэтажное здание. Кухни и столовые были помещены в отдельном каменном одноэтажном здании. Здесь же построили новые баню и прачечную. В новых казармах не стало копоти от свечей и керосиновых ламп, так как полк перешел на спирто-калильное освещение. Для остальных подразделений строительство казарм планировалось в 1914 году.
Казармы еще только строились, а уланы уже занимались озеленением прилегающей территории, сажали вокруг строений и вдоль дорог деревья.
4-й и 5-й эскадроны, учебная и нестроевая команды остались в помещениях за чертой города. Был там по дороге к Рижской трассе такой маленький военный городок в полтора десятка зданий. Полковой манеж, по одноэтажной деревянной казарме на эскадрон и команду, 5 деревянных конюшен, 3 деревянных фуражных сарая, каменный обозный сарай, деревянный флигель под квартиры вахмистрам, деревянное здание хлебопекарни и складов, и конечно 3 деревянных ватерклозета. В каждой казарме была кухня. В казарме учебной команды был учебный класс. В казарме нестроевой команды располагались все мастерские: швальная, шорная, столярная и оружейная, или на языке того времени: швальня, шорня, плотня и слесарня.
Внутреннее убранство казарм было сделано руками улан, так сказать без расходов от казны. Если что и покупалось, то какая-нибудь этажерка для книг. Матрацы и подушки набивались соломой. Главным украшением казармы был эскадронный образ, для его украшения были образные деньги. В 1895 году на эти деньги были справлены ореховые киоты. На стенах висели различные картинки на тему геройских подвигов русского воинства. Был цветной рисунок полкового штандарта. Из славного прошлого висел напечатанный золотыми буквами приказ генерал-лейтенанта Красовского за 1831 год с благодарностью полку за подавление польского мятежа. Обязательно висела картина, убранная в раму титул Государя Императора, а также в раме под стеклом портрет Императора в форме рядового.
Был в полку портрет Наследника, игравший роль переходящего приза или вымпела, который Император прислал в полк в начале 1911 года. Приказ по полку был полон восторга: "Его Императорское Величество Государь Император в неустанной заботе своей об армии изволил осчастливить наш полк своим высочайшим вниманием и даровал полку портрет сына своего, Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича и Великого Князя Алексея Николаевича в форме 89-го пехотного Беломорского полка, с собственноручной надписью вверху "1 ул. СПб" и внизу "1910", для помещения в казармах нижних чинов". Портрет размещался в эскадроне лучшем по стрельбе, на момент его получения это был 2-й эскадрон. В конце 1911 года 2-й эскадрон продлил пребывание портрета в своей казарме еще на год.
Также в казармах были всевозможные учебные пособия, станки для тренировки прицеливания и гимнастические снаряды.
Сведений, где жили офицеры, история для нас не сохранила. Снимали квартиры и получали квартирные деньги. Есть упоминания об офицерском флигеле, на современном языке – офицерское общежитие. Вновь прибывшие офицеры, как правило, селились в гостинице Некрасова или Батырева. Полковой штандарт в то время хранился на квартире у командира полка. Вот по маячившему у входа часовому, можно было определить, в какой гостинице проживает новый командир.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     
Спонсор
serge
Местный
Местный
Репутация: 3




Зарегистрирован: 02.08.2010
Сообщения: 33

Награды: Нет



СообщениеДобавлено: Сб Сен 17 22:49:15 2016    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Повседневная жизнь армейского кавалерийского полка на первый взгляд скучна и однообразна, особенно, если полк расположен в уездном городе. Но почитайте «Очерки кавалерийской жизни» Крестовского и вы увидите, что не так-то все и грустно. Находили чем себя занять и офицеры и солдаты.
Чтобы описать, чем занимался полк, надо выбрать точку отсчета. И этой точкой надо избрать не 1 января, а месяц октябрь, когда начинали приходить новобранцы.
С прибытием новобранцев начинались усиленные занятия с ними по полному курсу. Служба начинается с разбивки молодых солдат по эскадронам. Разбивку делает сам командир полка. Некоторое время занятий нет, молодежь отъедается и осматривается, но на конюшню уже на второй день. Первая утренняя команда «Пошли к лошадям». Потом езда без стремян, а дальше вольтижировка, гимнастика, шашечные и ружейные приемы. Потом присяга и новобранец настоящий солдат. И опять занятия: словесность, езда, рубка, владение пикой, гимнастика, вольтижировка и другие. И ежедневный уход за лошадью.
Лошадь в кавалерии главнее человека. Если кто побьет лошадь, то наказание идти пешком за эскадроном. Это еще мягкое наказание. Улан Иосиф Краневский за удар рукояткой метлы коня "Жгучий" был арестован на 8 суток строгим арестом.
Как не вспомнить слова Ермолова А.П., что "наша репутация зависит от скотов". Тела лошадей – это головная боль эскадронных командиров и вахмистров. Приказы по итогам смотров обязательно содержали слова: "лошади в должном теле", "телами вполне доволен" и т.п. В сентябре 1905 года смотр лошадей командиром полка закончился 5-ю сутками ареста вахмистру Дорошину, а вот остальные вахмистры получили по 5 рублей.
Борьба за тела родила такой курьезный для кавалерии приказ полковника Балка: "На маневрах аллюры выше рыси не употреблять". Два лихача скакали карьером по городу с папиросами в зубах, ну как еще перед ржевскими девицами покрасоваться, полковник Жилин тут же им по 15 суток ареста определил. Но других лихачей это не остудило, нет-нет да появляются в приказах строки, чтобы солдатам разъяснили, что лошадь надо беречь и ездить шагом.
Отслуживших свое лошадей (9 лет) продавали с аукциона. В 1905 году 86 старых лошадей увеличили полковые суммы на 1450 рублей. Шкура пристрелянной лошади стоила от 2,5 до 5 рублей. Лошадиный навоз тоже стоил денег. В 1914 году его продать не успели, продавал уже уездный воинский начальник, потом 297,5 рублей полку на фронт отсылал.
По воскресным дням учений и работ не производилось, свободные от службы нижние чины командами при унтер-офицерах увольнялись в церковь на литургию. На литургии присутствовал дежурный по полку офицер.
В годы русско-японской войны каждое воскресенье после литургии было молебствие о даровании победы над врагом, с обязательным присутствием всех господ офицеров и классных чиновников.
Особенно хочу заострить внимание читателя на то, что новобранцев в обязательном порядке обучали грамоте. Обязанность эта лежала на младших офицерах эскадронов. Занятия по обучению грамоте начинались со 2-го месяца службы и шли 4 месяца, ежедневно по 1 часу после обеда. Особо одаренных обучали еще письму и арифметике.
В конце марта присяга. Этот день начинался с литургии в полковой церкви. Сама процедура присяги проходила на Спасской улице. Каждому новобранцу выдавался портрет императора с текстом присяги. В ближайшие дни после присяги смотр молодых солдат командиром полка, мог присутствовать командир бригады, и даже начальник дивизии. Смотр, как правило, проходил благополучно. Следовали благодарности обучающим новобранцев офицерам и унтер-офицерам, а сами молодые получали по получарке водки к обеду.
В связи с революционными событиями 1905 года, призыв затянулся, новобранцы поступали поздно, аж до февраля 1906, но в апреле их уже поставили в общий строй, и начальник дивизии отметил, что выучка хорошая.
Несколько слов о получарке. Получарка или чарка – это винные порции, самый распространенный вид поощрения нижних чинов в РИА. Петербургский уланский полк не исключение. Каждый командир полка применял это поощрение по-своему. Например, полковник Жилин награждал чарками и получарками, стоимостью в 5 и 3 копейки соответственно. При прощании с полком выделил 100 рублей на винные порции для нижних чинов, это 2000 чарок водки. Начальник дивизии генерал Литвинов, когда был доволен полком, чарками не разбрасывался, а награждал "вместо винной порции по 5 копеек". Полковник Нарбут награждал пивом, считая бутылку в 5 копеек, а полбутылки в 3.
Параллельно с новобранцами учили будущих унтер-офицеров, разведчиков, ветеринарных и кузнечных учеников и старослужащих.
Экзамены и выпуск из полковой учебной команды были в апреле. По результатам экзаменов издавался приказ, где указывалось, кто, сколько набрал баллов. За отличную сдачу экзаменов, а другого и быть не могло, нижние чины команды получали по чарке. Отлично окончившие курс, первые пять человек, награждались призами. Первый, как правило, часы, остальные деньги. Призы также получали лучшие в фехтовании и в выездке. Офицеры и чиновники получали очередную благодарность, а унтер-офицеры денежные премии: вахмистр учебной команды – 5 рублей, взводные – 3 рубля. Учителя вольтижировки и фехтования тоже по 3 рубля. В 1911 году эти премии составили 10 и 5 рублей.
Унтер-офицерские звания присваивались позже и не каждому, надо было хорошей службой доказать, что ты достоин стать унтер-офицером. И только тогда командир эскадрона писал рапорт, а командир полка "за хорошее поведение, усердие и знание службы" производил в чины и назначал на должности.
В каждом эскадроне 16 солдат были назначены разведчиками. Их обучение тоже заканчивалось экзаменами. Выдержавшие экзамен солдаты получали продольную нашивку на погоны, а лучшие нагрудный знак "Разведчик 1-го разряда". За 1910 год таких знаков было выдано 30 штук. Был еще знак "За отличную стрельбу", с 1909 года трех степеней, их было выдано 63 штуки.
Лучший, несколько лет, разведчик в эскадроне мог быть произведен в унтер-офицеры без окончания учебной команды.
Ветеринарных учеников готовили не только для своего полка, но и для других полков дивизии и дислоцировавшихся поблизости артиллерийских бригад. В ветеринарные фельдшеры ученики производились опять же после экзамена. Аналогичная картина была с медицинско-фельдшерскими учениками.
Призы были логичным завершением подготовки кузнечных учеников. Первый приз – часы, еще трое по 1 рублю. Полковому кузнецу за обучение 8 рублей.
Учебная команда и разведчики совершали плановые двух-четырехдневные поездки. Офицеры на эти поездки смотрели, как на пикник. Солдатам поездки давали возможность на короткий срок оторваться от монотонной казарменной жизни. Остальные старослужащие солдаты не вылезали из нарядов и различных командировок. Особенно возрастала нагрузка после увольнения отслуживших свой срок солдат.
После того, как молодых поставили в строй вместе со старыми солдатами, начинались учения шеренгами, взводами, эскадронами и целым полком, то есть шло боевое слаживание. Следовал целый цикл стрельб. Инструкторами по стрельбе были унтер-офицеры из гренадерских полков. Учились плавать с конем и наводили мост через Волгу. Заготавливали сено для лошадей, для чего эскадроны в июне и сентябре выходили на нанятые луга.
В 1860-70 годы многие офицеры смотрели, как на пикник, не только на отдельные поездки, но и на всю военную службу. Снова процитирую полкового историка: «Офицеры вносили в жизнь помещиков мно-жество увеселений, шума, оживления. Поездки на охоту, кутежи, пикники с полковыми трубачами, блестящие балы и кочевание целого общества от одного помещика к другому, продолжавшееся иногда целые недели, все это еще уцелело тогда от доброго старого времени». В приказах по полку полковник Балк неоднократно призывает офицеров к добросовестному исполнению обязанностей: "На занятия выйти всем госпо-дам обер-офицерам и подтверждается вновь, чтобы все офицеры имели при себе книжку для донесений и карту", "Господам офицерам предлагаю серьезно отнестись к своим задачам". С повышением требований к боевой подготовке, повышалась и дис-циплина среди офицеров. Но все равно казусы случались. Эскадрон следует на занятия без офицера, за что строго указывается. Дежурный штабс-ротмистр Лермонтов не присутствовал на богослужении – замечание. У корнета Кублицкого фуражка без чехла – на вид. Весь полк в походной форме, а поручик Алонкин при шашке – выговор. Корнеты Окунев и Споре сменились, не дождавшись смены караула – выговор. Корнету Ибрагимову за несвоевременный доклад 3 суток домашнего ареста. Он же уехал в отпуск на день раньше и не присутствовал на занятиях. Временно командующий полком полковник Панкратьев в приказе пишет: "Арестовываю корнета Ибрагимова домашним арестом на 3 суток и предупреждаю, что ограничиваюсь наложенным взысканием только потому, что корнет Ибрагимов до сих пор был хорошим офицером, при повторе подобного проступка буду принужден прибегнуть к более строгим мерам". Штабс-ротмистр Постарнаков не был на учении и отлучился на 3 суток – 5 суток ареста на гауптвахте. Корнет Клишин отлучился на 1 день – арест на гауптвахте 2 суток. Корнет Политковский опоздал с отпуска без уважительной причины на 7 дней – 7 суток гауптвахты. Кстати, такая же схема действовала и для нижних чинов, на сколько суток опоздал, столько суток отсиди. А вот унтер-офицер из вольноопределяющихся Михаил Петров опоздал на 5 дней, а получил 20 суток. Наверно, потому что готовился стать офицером, безалаберность давили в зародыше.
Офицеры привлекались к тактическим играм, делали доклады и сообщения на заданные темы. Так, например, ротмистр Котляревский делал сообщение по теме «Аустерлицкое сражение», корнет Шенк – «Полтавский бой», корнет Заблоцкий – "Отечественная война от Немана до Москвы", корнет Гусенко – "Сражение у села Бородино", корнет Политковский – "Участие полка в Отечественной войне", штабс-капитан Церетели – "Вооруженные силы Японии".
16 марта 1896 года Ржев посетил генерал-инспектор кавалерии великий князь Николай Николаевич, это было первое посещение города представителем царствующей фамилии. Вообще-то Николай Николаевич был частым гостем Тверской губернии, но его маршрут, как правило, пролегал по городам, где располагались отделения гвардейского кавалерийского запаса: Старица, Торжок, Бежецк и Осташков. Проинспектировав полк, он остался доволен и позавтракал в офицерском собрании.
Остальное начальство тоже посещало город Ржев. Командующий войсками Московского военного округа и командир Гренадерского корпуса пореже, а вот начальник 1-й кд и командир бригады почаще. Их отзывы о полку всегда только положительные. Позволю себе процитировать несколько строк из их приказов. Командир Гренадерского корпуса генерал от инфантерии Экк: "Все виденное в 1-м уланском полку свидетельствует о дружной, плодотворной работе в течение зимы всех чинов полка, от командира до младшего улана". Больше всего ему понравились поданные на обед уланам щи с кетой.
Командующий войсками МВО генерал от кавалерии Плеве: "Полковое учение было произведено во всех отношениях отлично. Как всегда и раньше, полк найден мною в отличном виде и показал отличную боевую подготовку и истинно кавалерийский дух, царящий в нем".
Следующим этапом боевой подготовки был дивизионный сбор. В 1866 году сбор проходил под Ржевом. В следующие годы сборы проходили то под Тверью на Желтиковском поле, то под Москвой в селе Никольском, в Клементьево Рузского уезда, в селе Кубинском Верейского уезда. С 1890-х годов сборы под Тверью уже не проводятся.
В 1868 году на сборах под Тверью дивизию смотрел инспектор кавалерии великий князь Николай Николаевич старший. По одиночному строевому образованию полк оказался на последнем месте. Главный августейший кавалерист указывает, что у офицеров неправильная посадка, езда нижних чинов слабее всех, также 10 офицеров не имели в чушках пистолетов. И тут же отмечает полк: «На линейном учении 1-му уланскому полку пришлось идти через насыпь и через рвы, эскадроны пошли смело, и стройно продолжали движение».
В 1872 году отзыв Его Высочества намного лучше: «В 1-м уланском полку лошади в должном теле, кованы весьма хорошо. Офицеры и унтер-офицеры ездили хорошо, лошади езжены правильно, нижние чины хорошо, в карьер скакали быстро и лихо, через барьер перепрыгивали замечательно хорошо». Был один недостаток, 4 офицера, скорее всего по бедности, не имели собственных лошадей. Им было дано время на приобретение, если же это требование не будет выполнено, то им грозил перевод в пехоту.
В 1869 и 1871 годах под Москвой полк участвовал в смотрах и парадах в присутствии Императора. С материальной стороны это было выгодно. За парад в Высочайшем присутствии нижние чины получали по 50 копеек, а сверхсрочные – по 3 рубля. В 1871 году не остались внакладе и офицеры, получившие двухмесячный оклад. Участвовать в царских парадах под Москвой петербуржцам довелось еще в 1872, 1873, 1874 и 1875 годах. Александр II был не домоседом, просто диву даешься, наблюдая за его перемещениями в течение года. Кажется, что поезд императора перемещался по России со скоростью современного президентского самолета.
После восшествия на престол третьего Александра, дополнительный полтинник обломился уланам только в 1881 году, а при последнем Николае - в 1902 году, после Курских маневров. Но, надо сказать, что Николай II полтинником не ограничился, а наградил по-царски. В день окончания маневров все офицеры получили высочайшее благоволение, всем строевым нижним чинам было пожаловано по рублю, а нестроевым – по полтиннику. На другой день был смотр и новые монаршие милости, офицерам опять благоволение, а нижним чинам рубли и полтинники, но георгиевским кавалерам и имеющим шевроны, то есть сверхсрочникам, по 3 рубля.
На лагерном сборе 1883 года уланы сели на гнедых лошадей. Рыжих лошадей передали в Московский драгунский полк, а вороных и серых в Сумский гусарский, получив оттуда гнедых. Для красоты и однообразия лошадей по эскадронам распределяли следующим образом: в 1-й эскадрон – светло-гнедых, во 2-й – светло-гнедых с отметинами (белоногих, лысых, со звездочками), в 3-й – гнедых, в 4-й – гнедых с отметинами, в 5-й – темно-гнедых и в 6-й – темно-гнедых с отметинами.
В 1884 году сбор проходил под Тверью. Полки смотрел командующий войсками Московского военного округа. Маневры проходили вдоль Старицкой дороги. В день тезоименитства Его Величества был па-рад на Желтиковском поле. После парада 1 сентября выступили на квартиры в Ржев.
В 1902 году полк участвует в больших маневрах под Курском.
В 1903 году полк проводит проверочную мобилизацию.
В 1904 году, в связи с русско-японской войной, сборы не проводились.
На лагерных сборах в 1909 году под Смоленском была устроена своеобразная эстафета. От каждого полка 1-й кд и 2-й отдельной кавалерийской бригады назначался по жребию один эскадрон. Надо было на скорость совершить 20-ти километровый пробег по одному маршруту. В ходе пробега надо было разведать деревню, занятую противником, взорвать на реке мост, обстрелять мишени и на финише атаковать пехоту, изрубив положенные на землю арбузы. Пробег этот уланский эскадрон провел хорошо, но проиграл черниговским гусарам.
Офицеры на сборе совмещали полезное с приятным, так в Клементьевском лагере устраивался общий обед офицеров 1-й кд и 2-й отдельной кавалерийской бригады.
Кавалерийский сбор заканчивался в августе. Начинались корпусные маневры с пехотой, во время которых, по воспоминаниям сумских гусар, «добирались до Ярославля и Калуги». В 1911 году петербургские уланы добрались до Иваново-Вознесенска, откуда возвращались в Ржев по железной дороге. В 1913 году пришлось возвращаться с Рязанской губернии. Если полк возвращался своим ходом, то проводилось соревнование песенников. Песенники победившего эскадрона получали приз 20 рублей. К сентябрю полк возвращался в Ржев, и эскадроны шли на травяное довольствие по деревням возле нанятых лугов. К 1 октября полк собирался в Ржеве на полковой праздник. После праздника приходили новобранцы, и все начиналось сначала. И так из года в год.
В один из дней ноября-декабря увольнение выслуживших свой срок нижних чинов. В день увольнения дембеля (современное название увольняемых) строились в манеже, выносился полковой штандарт. Командир полка говорил свое командирское спасибо, служился напутственный молебен. После официальной части увольняемые получали по пирогу и чарке водки. Местных солдат строем вели к управлению Ржевского уездного воинского начальника для постановки на учет. Уроженцев других губерний отправляли по железной дороге, назначая старших из унтер-офицеров.
Увольняемых в 1912 году задержали до 6 марта 1913 года из-за событий на Балканах.
Разнообразие в жизнь полка и его отдельных чинов вносили различные командировки. В 1867 году вышел приказ, чтобы в каждом кавалерийском полку был оставлен один штандарт, остальные сдать в арсенал. Для сопровождения 2-х штандартов в арсенал Петропавловской крепости были назначены полковой адъютант и 2 унтер-офицера. Через год пришлось отвозить еще один штандарт.
Приятной командировкой, особенно для офицеров, была командировка в Москву. В 1867-1875 годах от 1-й кд в Москву для разъездов отправлялось по очереди 2 эскадрона на 4 месяца. В апреле 1867 года там находился 2-й эскадрон. Ему выпала честь встречать приехавших в Москву Наследника Александра Александровича с супругой.
В 1881 году из Волоколамского уезда Московской губернии на Ржев и Зубцов двигалась чума. Для занятия карантинной линии от полка был командирован эскадрон. Командировка не просто малоприятная, а скорее опасная. С июня по ноябрь уланы занимали карантинную линию на границе с Волоколамским уездом. Потом участвовали в оцеплении чумных селений.
В 1876 году пришло распоряжение командировать в Усть-Ижорский лагерь в сводную саперную бригаду 4-х рядовых, унтер-офицера и офицера. Рядовые должны были прослужить не более 1 года, быть грамотными и знать ремесло по железу или служить ранее на железной дороге. Цель командировки изучить правила разрушения железнодорожных и телеграфных линий, и потом уметь обучать этому других солдат. Как раз в предстоящей войне петербургским уланам и пришлось этим заниматься. В дальнейшем каждый год офицер и 2 рядовых ездили учиться саперному делу в село Любуцкое Калужской губернии, где были лагеря 6-й саперной бригады.
Кроме офицеров в ОКШ отправляли учиться и нижних чинов. Для прохождения курса наездников каждый эскадрон выставлял своего кандидата "отличного ездока, вполне грамотного и расторопного". Окончательный выбор делал командир полка. Срок учебы был 2 года. Последним выпускником курса из петербургских улан был Анисим Сосин в 1913 году. Высочайшим приказом, за отличные показатели, он произведен во взводные унтер-офицеры с переименованием в кандидаты на должность наездника. То есть он мог после сдачи дополнительного экзамена получить классный чин. Еще одного солдата отправляли в ОКШ в учебную кузню, где учились 1 год. В ТКУ командировали нижних чинов для обучения фехтованию.
Некоторых унтер-офицеров отправляли в гренадерские полки для обучения конных ординарцев. При штабах МВО и 1-й кд формировались свитские команды, туда тоже прикомандировывались представители полка. Для ухода за лошадьми нижних чинов отправляли в АГШ, ОКШ, НКУ, ТКУ и пехотные училища в Москве.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     
Maria
Мэтр
Мэтр
Репутация: 41

Пол: Пол:Жен
Гороскоп: Весы
Китайский: Тигр
Зарегистрирован: 05.03.2006
Сообщения: 7935

Награды: 1 (Детали)
Золотая медаль (Сумма: 1)



СообщениеДобавлено: Вс Сен 18 17:20:57 2016    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Уважаемый Сергей Николаевич, спасибо за необычайно интересный материал!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     
serge
Местный
Местный
Репутация: 3




Зарегистрирован: 02.08.2010
Сообщения: 33

Награды: Нет



СообщениеДобавлено: Вс Сен 18 18:14:39 2016    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Уважаемая Лариса, не за что, приятно, что не одному мне это интересно.
Но самыми напряженными для полка стали 1905 и 1906 годы. Россия напрягалась в войне с Японией, напрягался и полк. Почти половина офицеров убыла, кто в действующую армию, кто для формирования санитарных транспортов, кто для организации отделений конного запаса. Несколько офицеров были отправлены в Пермскую и Рязанскую губернии для проведения военно-конской переписи. Корнет Окунев убыл в Кострому для обучения конных стражников. Офицера и 4-х нижних чинов от эскадрона командировали изучать телеграфное и гелиографическое дела. А тут еще начавшиеся беспорядки или революционное движение, кому как нравится.
Энциклопедический справочник "Тверская губерния" пишет: "Эскадроны полка неоднократно привлекались для прекращения "беспорядков" среди крестьян у. и губ., а в окт.-дек. 1905 часть полка находилась в Москве".
Ну что касается неоднократно и беспорядки в кавычках, это наследие советского периода. До 1905 года эскадрон полка всего один раз был привлечен для наведения порядка. Бунт крестьян заключался в том, что они не давали передать почитаемую икону из своей церкви в другой приход. Эскадрон повернули назад с полпути. Несомненно, к карательной операции коммунисты отнесут, и назначение десятка нижних чинов в помощь полиции при перенесении Иконы Божьей Матери Оковецкой.
В 1905 году полку действительно пришлось наводить порядок, и в уезде, и за его пределами. Уже в январе на неделю в Москву отправился 4-й эскадрон, имея по 40 боевых патронов на винтовку. В феврале на 1 месяц 4-й эскадрон убыл в Ярославль, а 3-й – в Нижний Новгород. Несколькими днями позже 1-й и 2-й эскадроны под командованием ротмистра Панкратьева отправились в Москву, имея на винтовку по 20 патронов. В марте командир полка предписывает всем господам офицерам и врачам при ходьбе по городу быть при шашках. В остальном все в Ржеве было тихо и спокойно. В июне полк как всегда вышел в лагеря под Москву. Один офицер с большим количеством нижних чинов уехал в 1-й запасный кавалерийский полк за молодыми лошадьми. А 5-й и 6-й эскадроны были отправлены в Лиски, Воронеж и слободу Хреновое, спасать от революционного уничтожения знаменитых орловских рысаков, где пробыли почти 2 месяца. Остальные эскадроны по очереди ездили в патрули по Москве.
По возвращению с лагерей, несмотря на напряженную обстановку, как всегда были разрешены отпуска нижним чинам, но не более 6 от эскадрона. Кроме надвигающейся революции, на полк обрушились и другие напасти: кровавый понос и брюшной тиф.
Октябрь начался спокойно, но только отпраздновали полковой праздник, как 2-й, 3-й и 6-й эскадроны были вызваны в Москву с боевыми патронами. Чуть позже было прекращено движение по железной дороге, и как следствие задержка офицеров и солдат в отпусках и командировках. Начались беспорядки и в Ржеве, но не революционные, а контрреволюционные. Черная сотня разгромила дом Образцова, где проходил митинг социалистов, потом фотографию Малькова и попутно несколько еврейских лавок, избила студентов Комарова и Востокова, и только подоспевшие драгуны разогнали буянов.
В ноябре полк получает сердечную благодарность царя за самоотверженную и неутомимую службу по поддержанию порядка и спокойствия. Вслед за благодарностью, получено распоряжение Тверского губернатора, и 1-й полуэскадрон 5-го эскадрона идет в Старицу, а 2-й полуэскадрон – в Бежецк. Только полуэскадроны вернулись, как весь эскадрон отправили в Вышний Волочек. Полуэскадрон 1-го эскадрона командировали в Торжок, а оттуда в Старицу. Полковая учебная команда отправляется в Зубцов в помощь полиции.
В Ржеве усилены караулы. По просьбе Ржевской городской управы назначен караул в контору Государственного банка. Только 3-й эскадрон вернулся из Москвы, как полуэскадрон был отправлен в имение Ромейко при селе Васильевском. Второй полуэскадрон на время выборов наряжен к Ржевской городской управе. За помощь полиции городская управа награждала драгун деньгами.
Во время подавления беспорядков в Москве были ранены ефрейтор Александр Рыбский и рядовой Осип Кучинский. От Ржевского дамского комитета Красного Креста в пользу раненых поступило 50 рублей.
В январе 1906 года из Москвы вернулся 6-й эскадрон, но вместо него отправился 3-й эскадрон. Несколько нижних чинов были командированы в Московский жандармский дивизион для усиления. Все эскадроны вернулись из Москвы в середине февраля. От Московского генерал-губернатора для эскадронов несших службу в Москве поступили 60 рублей на табак и чай, пожертвования от обывателей. От него же были присланы наградные деньги 15-ти нижним чинам по 10 рублей. Контора "Московских ведомостей" за подавление беспорядков в Москве прислала 2-му эскадрону красные яйца к Пасхе.
А в Ржеве в это время на станции забуянили новобранцы Осташковского уезда, для наведения порядка хватило 20-ти рядовых при унтер-офицере и офицере полковой учебной команды. После этого по городу 3 дня поездили патрули. В феврале 10 драгун под командованием унтер-офицера оказывали содействие по усмирению арестантов Ржевской тюрьмы.
Революционная агитация в полку все-таки проводилась. Две попытки бунта были, скорее всего, результатом этой агитации. Бунтовать пытались самые зажравшиеся солдаты. В лазарете нижние чины под предлогом, что не пьют чай в эскадроне, потребовали взамен денег. Смотритель лазарета поручик Яхимович их успокоил быстро. Бунтари отправились пить чай в эскадроны. Вторая попытка была в трубаческой команде, где была подана коллективная жалоба на штаб-трубача Борисова и выдвинуто требование заменить его. Причина высосана из пальца, штаб-трубач брал с общего котла свою мясную порцию, а какой именно кусок не согласовывал с артельщиками. Наказаны были все, а заводила унтер-офицер Герман лишился лычек и дольше всех сидел на губе, ну а потом в эскадрон.
На фронте борьбы с агитацией отличились сверхсрочный взводный унтер-офицер Афонин и каптенармус Родионов. С разрешения командира полка они отправились в лавку Сазонова для встречи с агитатором. Получив от него литературу, они связали его и передали полиции, наверно и водки за счет агитатора выпили.
В апреле 2-й, 4-й и 5-й эскадроны под командованием подполковника Пущина были отправлены в Богородицк Тульской губернии. Откуда 2-й и 5-й эскадроны совершили карательные поездки в деревню Петровка и город Епифань.
В 1907 году революционные завихрения еще имели место, при выходе полка в лагеря в Ржеве для соблюдения порядка оставили 6-й эскадрон, а 3-й эскадрон отправили в Торжок.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     
Спонсор
serge
Местный
Местный
Репутация: 3




Зарегистрирован: 02.08.2010
Сообщения: 33

Награды: Нет



СообщениеДобавлено: Пн Сен 19 21:38:59 2016    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

По законам того времени солдаты в свободное от службы время могли наниматься на вольные работы, чем конечно же и пользовались. Время для вольных работ отводилось летом, от месяца до двух. Со временем сроки вольных работ сокращались, пока не перешли в воспоминания о доброй старине.
В остальное время уланы болели и умирали, кончали жизнь самоубийством, дезертировали, совершали дисциплинарные проступки, совершали преступления, пьянствовали и буянили в трактирах или на квартирах проституток. Все это присутствовало и в Советской Армии, присутствует и в современной Российской.
Смертность среди населения, и соответственно в армии, из-за болезней в те времена была большой. В русских семьях имели до 10, а то и больше детей, но выживало процентов 50. «Бог дал, бог взял», – так говорили об умерших детях. Никого не удивляли и смерти людей в самом расцвете сил, к каковым относились офицеры и солдаты Петербургского уланского полка. На службе в полку умерли молодыми и полными сил ротмистр Каравековский, штабс-ротмистр Федоров, поручики Зилов и Рогожин, корнеты Малаховский, Муравьев и Казаков. Умершие нижние чины исчисляются десятками. В ежегодных отчетах Военного Мини-стерства Петербургский уланский полк отмечается и в хорошую сторону, и в плохую. В 1867-72 годах в нем было наименьшее число умерших, несмотря на то, что в 1868-69 годах в полку было наибольшее число больных. Еще полк прогремел в 1908 году, побив все рекорды в армии по количеству заболевших сифилисом.
Списки умерших пополняли самоубийцы. Так в январе 1873 года в усадьбе Спас-Строево повесился рядовой полка. В 1875 повесился трубач Голубев. В 1879 у полковника Искандер-Бека украли из шкатулки 132 рубля, подозрение пало на денщика Абдула Сабитова, который после этого бросился в полынью на Волге и утонул. Офицеры кончали счеты с жизнью более благородно – стрелялись. В 1878 и 1879 годах застрелились молодые корнеты Кекин и Померанцев 2-й. В 1882 году у себя на квартире в сельце Калинкино выстрелом из револьвера лишил себя жизни командир 4-го эскадрона ротмистр Тюряков. В 1905 году таким же способом совершил самоубийство вольноопределяющийся Александр Хотинский. В 1911 году лишает себя жизни выстрелом из винтовки унтер-офицер Дмитрий Санников. Объяснялось все это просто – психическое расстройство. Репрессий к командному составу не применялось, ведь у каждого в голове свои тараканы. По поводу самоубийства унтер-офицера начальник дивизии генерал Гурко негодует не по поводу случившегося факта, а потому, как такой дурак был произведен в унтер-офицеры. Самоубийств было бы больше, если бы не счастливые исходы, как у унтер-офицера из вольноопределяющихся Владимира Горячкина, пытавшегося застрелиться из револьвера.
Умерших нижних чинов хоронили на Казанском кладбище, где был специальный воинский участок. Для отдания воинских почестей рядовым назначалось отделение в 6 рядов при унтер-офицере и трубач, унтер-офицеру – взвод в 12 рядов при офицере и хор трубачей. Самоубийц хоронили без почестей. Два раза в год на кладбище наводили порядок, завозили песок и чернозем, сажали кусты жасмина и сирени, подкрашивали кресты и таблички с именами.
Для ухода за офицерскими могилами, действующие офицеры полка периодически собирали деньги по решению общего офицерского собрания.
По умершим офицерам и солдатам служили панихиды на 9-й, 20-й и 40-й день. Но есть интересный факт. Корнеты Казаков и Малаховский умерли почти в одно время. По Казакову панихиды служили, а по Малаховскому нет. Католик.
Для сбережения здоровья каждый месяц полковой врач осматривал нижних чинов, а ветеринар – лошадей. Раз в год в полк приезжал окружной окулист. Слабосильных нижних чинов ставили на усиленное питание. Офицеры и чиновники ездили лечиться на Кавказские Минеральные воды, а нижних чинов отправляли на Старорусские минеральные воды (Новгородская губерния). Для поправки здоровья нижних чинов увольняли в отпуск на родину до 1 года, а бывало "обращали в первобытное состояние", т.е. увольняли от службы навсегда.
Перед многими болезнями медицина была бессильна. В полку применялись карантинные меры. Когда у старшего ветеринарного фельдшера Шестопалова дети болели корью, то приказом по полку он был отстранен от исполнения служебных обязанностей. В 1911 году в Ржеве свирепствовали эпидемии тифа, скарлатины и дифтерита, нижним чинам было запрещено посещать пивные лавки, как самый рассадник этих болезней. В этом же году через Ржев отправляли 1493 новобранца Тверской губернии, предназначенных в войска Сибирского военного округа. Солдатам полка, во избежание болезней, было запрещено с ними об-щаться.
В дополнение к болезням солдаты получали травмы на конных занятиях и гимнастике.
Дезертиры были в полку с момента основания. В ржевский период число бегунов из года в год было от 0,5 до 1% списочного состава. Правда, в 1868 году бежавших вообще не было, а в годы предыдущий и следующий – наибольшее число. Один из бегунов Семен Ермолаев уроженец деревни Чаблоково Лаптевской волости Ржевского уезда (ныне Оленинский район). Попавший в рекруты в 1873 году, он был уже женат и имел дочь. На службе был произведен в ветеринарные фельдшеры, что соответствовало унтер-офицерскому чину. Скорее всего, тоска по семье, да и близость дома толкнули на побег в 1876 году. В том же году добровольно вернулся в полк. Но, тем не менее, был осужден полковым судом: лишен унтер-офицерского звания, переведен в штрафные и срок службы продлен на 3 месяца. В связи с выходом полка на русско-турецкую войну штраф прощен. После войны, чтоб близкая деревня с женой не манили, отправлен в войска Туркестанского военного округа.
Первый побег наказывался не сильно, как правило, месяц на гауптвахте. Второй раз наказание было серьезнее. К тому же дезертирство сопровождалось попутными преступлениями, из которых самым ходовым было промотание казенного имущества. Одному драгуну самовольная отлучка с промотанием шинели и 27 копеек обошлась в 2 месяца военной тюрьмы. В военной тюрьме заключение было одиночным, и там применялись телесные наказания. Были случаи, когда в военной тюрьме не было мест, тогда осужденного держали на полковой гауптвахте на хлебе и воде, но меньшим сроком.
В сохранившихся документах полка встречается наказание за 2 побега в 1 год и 6 месяцев дисциплинарного батальона с применением телесных наказаний. В каждом деле всегда есть свой рекордсмен. Может я и ошибаюсь, но рекордсменом по дезертирству в полку стал рядовой Илья Плохов (даже фамилия в тему). Он бежал из полка 3 раза и все 3 раза проматывал обмундирование, в ожидании суда пытался бежать с Московской гарнизонной гауптвахты. Судил его Московский военно-окружной суд и приговорил к "лишению воинского звания и заключению в тюрьму гражданского ведомства на 3 года с употреблением на самых тяжких работах".
Освободиться от службы некоторые солдаты пытались путем членовредительства. Особенно в этом отличались представители богом избранного народа. Мейер-Давид Морголис в 1905 году прострелил себе руку, к его счастью полковой суд признал это несчастным случаем и оправдал. В 1911 году Сруль-Ицек Штутман путем впрыскивания парафина вызвал искусственную опухоль ног, и лечить ноги поехал в одиночную камеру военной тюрьмы на 3 месяца. Наученные горьким опытом, Ноех Сукно, Янкель Цукерман и Мошек-Гершка Домба влили себе в уши какой-то едкой жидкости, но военной тюрьмы не избежали.
Все грубые дисциплинарные проступки рассматривал полковой суд, а очень серьезные преступления Московский военно-окружной суд. Но попадет солдат под суд или нет, решал командир полка. Он мог наказать своей властью, мог передать полномочия по наказанию на усмотрение эскадронного командира, а мог "за неисправимо дурное поведение" предать полковому суду.
Все нарушения дисциплины и преступления начинались с пьянства. Предлагаю ознакомиться, какие наказания применялись в полку за сей порок. Самая часто встречаемая формулировка "за самовольную отлучку и пьянство". Рядовой Аггей Сысков – 1 месяц и 8 суток ареста. Денщики командира полка Войцех Лясковский и Эдуард Падеревский всего лишь 8 суток и в эскадрон. Три подельника получили разное наказание: младший ветеринарный фельдшер Федор Ведерников – 20 суток, рядовой Иван Носков – 30 суток, рядовой Александр Скорынин – 10 суток. А вот один унтер-офицер за самовольную отлучку, пьянство, да еще и публичную брань на улице всего 7 суток.
Еще одна часто встречаемая формулировка "за пьянство и буйство". Здесь наказания в принципе одинаковые. Старший писарь Михаил Третьяков – 20 суток и в эскадрон. Рядовой Михаил Харченко – 20 суток.
Ну и еще несколько разных примеров. Рядовой Иван Меньщиков – пьянство, оскорбление на словах ефрейтора и взводного унтер-офицера – 2 недели ареста. Денщик поручика Постарнакова рядовой Исмангулов в пьяном виде выстрелил в воздух из револьвера – 8 суток. Унтер-офицер Митягин бесчинствовал, находясь в гостях у частного лица – 20 суток. Такое же наказание понес другой унтер-офицер за то, что на Образцовских мостках пьяным производил шум и безобразие.
Степень опьянения, наверно, тоже влияла на тяжесть наказания. Легкая, средняя или сильная степень опьянения – это современная терминология. Тогда писали просто "в пьяном виде", но больше всего мне понравилось такое определение состояния: "Пьян, до потери приличного воинскому званию вида".
Рано или поздно пьянство приводило к более серьезным нарушениям, чем простое буйство. Тогда нарушитель попадал под суд. Рядовой Тимофей Бермотов 8 раз наказывался за самовольную отлучку и пьянство, но под суд был отдан, когда не исполнил приказа взводного унтер-офицера, итог 2 года дисциплинарного батальона.
Эскадронный кузнец Георгий Иванов пил в питейном заведении Коробкова, выйдя на улицу, пристал к мещанину Иевлеву с девицей Ларионовой, а девицу еще и ударил, в итоге 2 месяца военной тюрьмы.
Буквально через месяц, другой эскадронный кузнец Вавилов подрался с мещанином Ивановским, за что отправился в дисциплинарный батальон на 2 года. Хорошо, что остальные кузнецы были не такие буйные, а то остался бы полк без кузнецов.
Портной Израиль Новинский был встречен корнетом Форсель в нетрезвом виде и позволил вступить в объяснения с офицером. За это он был арестован на 1 месяц и отправлен в эскадрон. Через 2 месяца он опять напился пьяным и нанес побои ржевскому мещанину торговцу булками Чикурову и его сожительнице. Наказание – 1 месяц, но уже военной тюрьмы.
Одному улану пьянство и удар вахмистра обошлись в 1 год и 6 месяцев дисциплинарного батальона с применением телесных наказаний.
За пару недель до начала ПМВ солдат-пьяница Путов без причины ударил ножом улана Соловьева. В тот же день Соловьев умер. Как объяснял свой поступок Путов, на него просто нашла злость. В приказе по полку полковник Хандаков призывает солдат: "Причина водка, а потому советую, кто ее пьет, пусть бросит это навсегда и да будет ему добро". Осужден Путов был к 3 годам 7 месяцам гражданской тюрьмы с употреблением на самых тяжких работах.
Всеволод Крестовский в истории Ямбургского полка пишет о случаях краж солдат у ржевских обывателей, а вот генерал Каменский в истории Петербургского полка данную тему не затрагивает. Это не значит, что петербургские уланы были такие благовоспитанные мальчики-одуванчики. Приведу несколько примеров уголовных дел, рассматриваемых судом. Рядовой Фомин - групповая кража с взломом у священника Борисоглебского погоста Дюкова. Рядовой Лебедев – кража с взломом у двух крестьян. Еще один рядовой украл у крестьянки платье, наверно жене или невесте в подарок. У корнета Гусева денщик каких-то шмоток наворовал и сбыл ржевскому мещанину Латышеву.
Воровство каралось без всякой жалости, особенно когда воровали у своих же. Рядовой Дмитрий Горовой украл у молодых солдат 2 полотенца и был наказан 1 месяцем и 2 неделями военной тюрьмы. Рядовой Мартын Герош украл у рядового Бахтиева 1 рубль 50 копеек, в итоге одиночное заключение в военной тюрьме на 1 месяц и 3 недели.
Сразу же попадали под суд за сон на посту, оскорбление начальника, не выполнение приказа.
Хаим Штейнберг спал на посту у денежного ящика – 1 год дисциплинарного батальона.
Один рядовой оскорбил на словах взводного унтер-офицера – 1 год дисбата.
Рядовые Тимофей Пивоваров и Юльян Колнерович пили водку в лавке Гурьева. Когда они выходили с лавки, на их беду, мимо проезжал командир полка. Он дал команду подойти к нему, а солдаты нырнули обратно в лавку и убежали через черный ход. Вот подошли бы, покричал бы командир и влепил бы им суток по 20 губы за самовольную отлучку и пьянство. А так дело приняло совсем другой оборот – не выполнение приказа, и поехали солдатики в дисбат, Колнерович на год, а Пивоваров на полтора года.
По решениям полкового суда в полку ежегодно было до 5% штрафованных нижних чинов.
Попадали под суд и офицеры полка. Так в 1867 году судили сразу трех офицеров. Преступление их заключалось в участии в дуэли. Полковой историк об этом факте вскользь упоминает. А вот историк курляндских улан подробно пишет о дуэли в Старице, происшедшей на романтической почве. Ну, думаю в Ржеве тоже шерше ля фам. Но, к сожалению, никаких женщин, а обычная пьяная ссора.
А дело было так. В доме ржевского землевладельца Константина Строева собралось приличное общество. Отставной штабс-ротмистр Павлоградского гусарского полка, бывший владелец деревни Заднево Щербов играл в карты. Майор Петербургского уланского полка Али-Пшемах Туганов смотрел на игру. В ходе игры Щербов на немецком языке сказал фразу «ратцен-шванц». Туганов ему указал, что такие слова неприлично произносить при дамах. Далее диалог был такой.
Щербов: «Для тех, кто знает немецкий язык, там ничего неприличного нет».
Туганов: «Я знаю немецкий язык и советую вам быть осторожней с выражениями».
Щербов: «Держите советы для будущего своего потомства».
Туганов: «Подлец».
Прерву свое повествование и попытаюсь с помощью русско-немецкого словаря дать объяснение, что же плохого сказал Щербов. Данная фраза на великом и могучем означает «крысиный хвост». В ходе следствия Туганов утверждал, что Щербов сказал просто «шванц». Вроде тоже ничего страшного – хвост. Но оказывается, не имея такого богатого языка, как наш, немцы вынуждены применять это слово для обозначения того, что наши хулиганы пишут на заборах в три буквы.
Надеюсь, читатель понял, что Туганов был южный и горячий человек. Он все больше распалялся, назвал Щербова еще несколько раз подлецом и мерзавцем, потом схватил графин, чтобы его ударить. Но Щербов был парень не промах. Он схватил Туганова вокруг шеи и дал ему в рожу, подбив глаз. Не ругайте меня за грубые слова, так в судебных документах, а в скобках «собственное выражение Щербова».
Свидетельницами ссоры были Елизавета Густавовна Строева, Варвара Евграфовна и Ольга Петровна Ланские.
Туганов, покинув дом, отправил поручика Шагарова передать Щербову вызов. Но тот принять вызов отказался, ссылаясь на то, что Туганов должен ему 300 рублей.
На следующий день долг был заплачен. В номер Щербова, который он снимал в гостинице Клокачева, пришли 5 офицеров Петербургского уланского полка: братья ротмистр и штабс-ротмистр Кнаут, поручики Шагаров и Суше-де-ля Дебуасьер, корнет Кушелевский. По словам Щербова чтобы принудить его к дуэли, по словам офицеров, чтобы примирить его с Тугановым.
Дуэль состоялась 20 ноября 1866 года. Согласно показаниям ротмистра Поля, Туганов дал ему слово, что убивать Щербова не будет. Противники сделали по 3 выстрела. Щербов все 3 выстрела промахнулся. У Туганова было 2 осечки, а третьим выстрелом он ранил Щербова в правую ногу. Пистолеты принадлежали Туганову.
Раненого Щербова перевезли в дом Сосипатра Ланского. Рана была отнесена к тяжелым. Расследование проводил следователь Коншин, на предвзятость которого жаловался Туганов.
Суд с участием присяжных состоялся 27 февраля 1867 года. Старшиной присяжных был Степан Дмитриевич Квашнин-Самарин, известный земский деятель Тверской губернии.
Братьев Кнаут и Суше-де-ля Дебуасьера к ответственности не привлекали, так как не было свидетелей, что они принуждали Щербова к дуэли. Кстати, младший Кнаут еще до прибытия полка в Ржев убил на дуэли сослуживца, за что отсидел 1 год в крепости.
На скамье подсудимых оказалось 5 человек. Сами дуэлянты: майор Петербургского уланского полка Али-Пшемах Туганов 35-ти лет и отставной штабс-ротмистр Николай Михайлович Щербов 23-х лет. Соответственно их секунданты: корнет Петербургского уланского полка Игнатий Иванович Кушелевский 24-х лет и отставной поручик Суздальского пехотного полка Николай Павлович Свистунов 28-ми лет. А также, за то, что ходил передавать вызов в день ссоры, поручик Петербургского уланского полка Павел Павлович Шагаров 19-ти лет.
Согласно вердикту присяжных, последние четверо были оправданы. Туганову же грозило разжалование в рядовые до выслуги. Но учитывая его почти 20-летнюю беспорочную службу и боевые заслуги, суд приговорил его к 6 месяцам содержания на гауптвахте.
Привлекались к суду офицеры и по всякой мелочи. Служба в кавалерии была дорогим удовольствием, жалованья не хватало, а если и хватало, то еще и покутить надо было, вот и влезали в долги, а отдавать не очень-то и спешили. А нетерпеливые кредиторы в суд обращались. В 1885 году поручик Горячкин Сергей Иванович занял по векселю у ржевского мещанина Егора Петровича Петрова 200 рублей и отдал только через суд в 1892 году, но уже 272 рубля. Немилов Григорий Игнатьевич, тоже ржевский мещанин, отсуживал кровные 400 рублей с ротмистра Дурново.
Было, что и сами офицеры в суд подавали. Подполковник Васильев с князя Гагарина Петра Дмитриевича никак не мог долга 2100 рублей получить. У князя и конный завод, и имение в Глебово совсем зачахли, заложены перезаложены. А у Васильева 9 лет в нижних чинах, опыт бесценный. Его хозяйственность еще Скобелев оценил на войне. Чины шли плохо, детей 8 ртов, а 308 десятин земли в Ржевском уезде заимел к концу 19-го века.
Согласно советской идеологии, главным пороком царской армии был мордобой, на котором все и держалось. Чушь. Многие офицеры считали ниже своего достоинства ударить солдата. Унтер-офицеры из крестьян наоборот считали это хорошим методом воспитания, но применяли крайне редко из-за страха наказания. В своем дневнике солдат Субботин пишет о вахмистре Устине Кривоногове: "Он никого не бил". Про офицеров у него записан такой случай: "Офицер немец Шифф. Он обращался как в мирное, так и в военное время с солдатами как с собаками. Поднялся скандал, подпрапорщик Сущенко ударил Фадеева и Шифф Бридовского. Пришел наш начальник поручик Виталий Витальевич Заболоцкий (правильно Витольд Витольдович Заблоцкий) и ударил по лицу Сущенко, так что тот упал, а Шиффу посулил тоже. В полку было два черта: Шифф – немец и Прошинский – поляк. Это были настоящие собаки".
Случай интересный. Заблоцкий, как противник рукоприкладства, творит физическую расправу над подпрапорщиком. То есть для торжества добра применяет не дозволенные воспитательные методы. Шиффа, как офицера, он бить не может, но обещает. Такое обещание чревато более серьезными разборками, но это Заблоцкого не смущает. Значит, коллектив офицеров и командир придерживаются его взглядов и будут на его стороне.
В немногих сохранившихся приказах есть параграфы о наказаниях за неуставные взаимоотношения. За 1905 год 2 случая. Рядовой Зенченко подал претензию, что вахмистр Ярута вытолкнул его из строя и заставил бегать по плацу галопом. Ярута арестован на 1 месяц.
Корнет Малаховский отсидел 7 суток на гауптвахте за то, что толкнул нижнего чина другой части.
В 1911 году был 1 случай. Во время строевых занятий подпрапорщик Турчин нанес удар улану Ивану Кирьянову. В приказе командир полка обосновал свое наказание так: "Зная подпрапорщика Турчина как отличного служаку и как человека обращающегося с нижними чинами ласково, ограничиваюсь на первый раз, за это беззаконие наложением на него дисциплинарного взыскания и арестую его на 15 суток. Командиру эскадрона ротмистру Сушинскому ставлю на вид".
Были еще случаи, когда старослужащие обижали молодых солдат. Рядовой Петр Кузьминых собирал с молодых солдат деньги, а потом купил четверть водки. В итоге выпитые 3 литра водки обернулись в 20 суток ареста.
Вот с такими выкрутасами проходила повседневная жизнь полка.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     
Maria
Мэтр
Мэтр
Репутация: 41

Пол: Пол:Жен
Гороскоп: Весы
Китайский: Тигр
Зарегистрирован: 05.03.2006
Сообщения: 7935

Награды: 1 (Детали)
Золотая медаль (Сумма: 1)



СообщениеДобавлено: Вт Сен 20 11:50:22 2016    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Спасибо! Очень интересно и познавательно... Applause Applause Applause
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     
serge
Местный
Местный
Репутация: 3




Зарегистрирован: 02.08.2010
Сообщения: 33

Награды: Нет



СообщениеДобавлено: Вт Сен 20 20:09:26 2016    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Командиры полка.

Лашкарев (Лошкарев) Павел Сергеевич (Командир полка в 1863-21.12.1868).Под его командой полк прибыл в Ржев. Службу офицером Павел Сергеевич начал в 1844 году в лейб-гвардии Гусарском полку, после обучения в Пажеском корпусе. В 1858 году получил чин полковника и в 1863 году назначен командиром петербургских улан. Все ордена, которые он получил, были за службу в мирное время. Достопримечательностью на его груди был баварский орден святого Михаила командорского креста, врученный ему королем Баварским, тогдашним шефом полка, в 1867 году. В 1868 году полковник Лошкарев был произведен в генерал-майоры и назначен командиром бригады 5-й кавалерийской дивизии. В 1871 году он возвращается в 1-ю кавалерийскую дивизию командиром 2-й бригады. Во главе этой бригады он вышел на русско-турецкую войну 1877-78 годов. На этой войне он получил боевой орден В2 (Св. Владимира 2 степени) с мечами. С 1879 года в отставке. Женат. После отставки жил в Твери, был членом Тверского местного управления Российского общества Красного Креста.
Люце Павел Федорович (21.12.1868-15.05.1874). Родился в 1824 году. Окончил 1-й кадетский корпус и в 1844 году стал прапорщиком Калужского гарнизонного батальона. Потом служил в Екатеринославском гренадерском полку. В 1848 году его переводят корнетом в лейб-гвардии Кирасирский ЕЕ Величества полк. В 1852 году он уже штабс-ротмистром переводится в лейб-гвардии Драгунский полк, где и дослужился до полковника, и дождался вакансии командира полка. За участие в подавлении Польского восстания 1863 года он имел орден святой Анны 3-й степени с мечами и бантом. В 1869 году у него родился сын Николай, будущий командир полка в годы 1-й мировой войны. В 1874 году полковник Люце производится в генерал-майоры и зачисляется в запасные войска, но уже 19 августа этого года умер в Швейцарии.
Балк Василий Захарович (15.05.1874-23.04.1881). Родился 23.01.1840 года. Из дворян Владимирской губернии. Сын управляющего Морским Министерством адмирала Захара Захаровича. Учился в Пажеском Его Величества корпусе. В 1857 году Василий Захарович произведен в корнеты лейб-гвардии Уланского полка из камер-пажей по 1-му разряду. В 1859 году поступил в АГШ, но проучился только 1 год и в 1860 году вернулся в полк. В 1863 году участвует в походе в Польшу. В 1869 году он уже полковник. С 1874 года командир 1-го уланского Санкт-петербургского полка. Полк под его командованием участвует в войне 1877-78 годов. За боевые отличия полковник Балк награжден орденами В4 и В3 с мечами, а также золотой саблей с надписью «За храбрость». В 1881 году он производится в генерал-майоры и назначается командиром бригады 12-й кд. Совместно с производством, он получает еще одну награду – остается в списках полка, что дает ему право, вместо общегенеральского мундира, носить мундир 1-го уланского Санкт-Петербургского полка. В 1882 году, будучи в Ржеве, убит ударом лошади. Похоронен на Смоленском кладбище города Ржева вместе с женой.
Фон Арнольди Евгений Карлович (23.04.1881-22.06.1886). После командиров полка, вышедших из гвардейских полков, командиром был назначен обычный армейский служака. К должности командира полка он продвигался долгих 35 лет. Родился Евгений Карлович 27.02.1827 года. Образование получил в Дворянском полку, откуда был выпущен в 1846 году в Вознесенский уланский полк. Участвовал в кампаниях 1849, 1854-1855 и 1863 годов, но боевыми орденами не отмечен. Имел орден В4 за 25 лет службы, а в 1886 году получил знак отличия за 40 лет беспорочной службы. Полковник Арнольди был женат и имел 3 детей. Произведенный в 1886 году в генерал-майоры, Арнольди служил до 1891 года командиром бригады 3-й кд.
Бартоломей Александр Владимирович (22.06.1886-21.08.1891). Полковник Бартоломей был первым командиром полка с академическим образованием. Родился он 3.07.1843 года. В 1861 году закончил 1-й Московский кадетский корпус и выпущен в Лубенский гусарский полк (до 1864 года кадетские корпуса выпускали офицеров). Поступил в АГШ и закончил ее в 1871 году. Занимал различные штабные должности, перед назначением командиром полка был начальником штаба Кавказской кд. Командуя петербургскими драгунами, он приложил много усилий для улучшения быта нижних чинов. С 1891 года помощник начальника штаба Киевского, а затем Московского военных округов. В 1901 году уже генерал-лейтенант Бартоломей вновь получил под команду Петербургский драгунский полк, в совокупности с другими полками 1-й кд, начальником которой он был назначен. Дивизией генерал Бартоломей командовал до 1906 года. Затем убежденный холостяк вышел в отставку в чине генерала от кавалерии и проживал в Москве. Панихиду по бывшему командиру полка и начальнику дивизии Петроградские уланы отслужили в июне 1916 года на фронте.
Старая поговорка о том кто, где служит, гласит: "Умник в артиллерии, щеголь в кавалерии, пьяница на флоте, а дурак в пехоте". Вот Бартоломей, наверно, был настоящим щеголем и требовал щегольства от подчиненных. В его приказах постоянно присутствует это слово: "лошади в отличных и очень хороших телах, щегольском содержании", "езда – барьеры, рубка хорошо, но езду нельзя назвать щегольской".
Баторский Александр Александрович (21.08.1891-1.10.1893). Этот командир был больше ученый, администратор и статистик, чем строевой командир. Командование полком в 1891-93 годах для него было вынужденное отбывание двухгодичного ценза, обязательное для всех выпускников АГШ. Родился Баторский 24.10.1850 года. Последовательно окончил Санкт-Петербургскую военную гимназию, 2-е Константиновское военное училище и АГШ. Участвовал в войне 1877-78 годов. Служил в штабах Восточно-Сибирского и Кавказского военных округов. Потом занимал должность в военно-ученом комитете Главного штаба. В 1891 году вышел в свет его труд «Монголия: опыт военно-статистического очерка». При нем в полку был введен гвардейский обычай, при поступлении в полк офицер сдавал в офицерское собрание 25 рублей, а в столовую – серебряные нож, вилку, ложку и чайную ложку со своей фамилией, все это обходилось еще в 16-17 рублей. Его хлопотами был решен вопрос о строительстве полковой церкви. В 1893 году назначен начальником штаба Терского казачьего войска. В 1896 году получил чин генерал-майора. В 1897 году назначен Екатеринославским губернатором, но через полгода умер. В некрологе были такие слова: «... известный своими статистическими работами, участник русско-турецкой войны, любитель литературы, друг просвещения, гуманный начальник, симпатичный общественный деятель». Александр Александрович был женат и имел 2 детей. Его сын Михаил в РККА стал комкором. Учитель Жукова Г. К. был расстрелян в 1938 году.
Каменский Евгений Семенович (1.10.1893-17.01.1896).Увлечение историей этого командира привело к появлению двухтомной «Истории 2-го драгунского Санкт-Петербургского генерал-фельдмаршала князя Меншикова полка». Родился Евгений Семенович 21.01.1848 года. Окончил 2-й Московский кадетский корпус и Александровское военное училище, из которого в 1865 году выпущен в Смоленский уланский полк. В 1868 году перевелся в Московский жандармский дивизион, а оттуда в лейб-гвардии Жандармский эскадрон. Участвовал в войне 1877-78 годов и был награжден орденом С2 (Станислав) с мечами. При нем все эскадроны были размещены в Ржеве. После командования полком служил по интендантству. Вышел в отставку с чином генерала от кавалерии и занялся литературной деятельностью, как сам говорил: «пишу заметки по истории». Женат, 3 детей. Умер в 1917 году.
Гульковский Николай Николаевич (18.01.1896-12.06.1897).Родился 9.9.1849 года. Общее образование получил дома, военное – в НКУ. С 1868 года офицер лейб-гвардии Драгунского полка. Участник кампании 1877-78 годов, был контужен. Награжден орденами С3 и А3 с мечами. Один из составителей сборника «Описание военного похода лейб-гвардии Драгунского полка в турецкую войну 1877-1878 года». Женат, 2 детей. С 1897 года командир бригады 4-й кд. С 1905 начальник 2-й кд. Один из самых богатых людей России. Имел несколько домов в Москве, акционер Олонецкой железной дороги, учредитель и член совета Русско-французского коммерческого банка.
Барон фон Неттельгорст Петр Робертович (18.06.1897-13.04.1902).Родился 13.12.1850 года. Окончил 1-й Московский кадетский корпус. Затем однокашник и однополчанин Гульковского, только на год моложе. В русско-турецкую войну 1877-78 годов заслужил В4 с мечами и бантом, С3 и А3 с мечами. От Гульковского принял и 2-й драгунский Санкт-Петербургский полк. Женат, 1 сын. В 1902-1905 годах командир лейб-гвардии Атаманского полка, что говорить, любили немцы в казаках послужить. В 1905-1907 годах командовал бригадами, в том числе и казачьей, гвардейских кавалерийских дивизий. В 1907-1910 годах начальник 14-й кд, с оставлением в списках Атаманского полка. Вышел в отставку с чином генерала от кавалерии. В годы 1-й мировой войны состоял в распоряжении начальника санитарной части принца Ольденбургского.
Жилин Николай Сергеевич (4.06.1902-21.03.1907).Родился 6.08.1852 года. Окончил Московскую классическую гимназию и ТКУ. Офицер Литовского драгунского полка. Окончил курс ОКШ с оценкой «отлично». Женат, 4 детей. В 1907 году произведен в генерал-майоры и назначен командиром бригады 2-й кд. В 1912 году умер и похоронен в Ржеве, наверно потому, что шестью годами ранее здесь была похоронена его дочь.
Ладыженский Гавриил Михайлович (11.05.1907-19.09.1907). Родился в 1865 году. Получил домашнее образование. В 1882 году начал службу в 6-м гусарском Клястицком полку. Окончил ЕКУ и в 1886 году произведен в офицеры. С 1893 года, после окончания АГШ, служил на штабных должностях. Участник китайского похода 1900-1901 годов, в котором заслужил следующие награды: А3 с мечами и бантом, чин полковника за боевые отличия и Г4. Георгиевским кавалером Ладыженский стал «за рекогносцировку правого фланга неприятельской позиции 28.07.1900 под Хинганом, с большой опасностью сопряженной. Эта рекогносцировка решила план атаки, с обходом в ночь со 2 на 3 августа левого фланга противника, результатом чего было полное поражение противника». Командиром полка Гавриил Михайлович был рекордно короткий срок. Можно было подумать, что полковник пошел еще выше по служебной лестнице, но он был уволен генерал-майором с мундиром и пенсией. Достойное завершение карьеры для армейского служаки, который полк получал в пятидесятилетнем с лишним возрасте. Но Ладыженский – генштабист, Георгиевский кавалер и молод. Пара лет командования полком и успешное продолжение карьеры на генеральских должностях. Ответ нашелся в дневнике сына: «Кто-то из высоких военных или придворных чинов позволил себе сделать ему замечание, касающееся лично отца (после парада, принимаемого императором, полковник изволил изрядно выпить). «Ах, мое поведение не нравится! Подаю в отставку!». В отставке он работал в комиссии по написанию истории русско-японской войны. Его статьи печатались в «Военном сборнике». По их содержанию, я сделал личный вывод, что русская армия в его лице потеряла хорошего кавалерийского начальника. В 1914 году Гавриил Михайлович вернулся в армию, был начальником штаба кавалерийского корпуса. После революции несколько месяцев был под арестом, потом добровольно (добровольно ли?) вступил в Красную Армию, преподавал на кавалерийских курсах. В 1935 году на 5 лет выслан в Уфу. Умер Ладыженский в 1945 году.
Нарбут Владислав Валерианович (19.09.1907-15.06.1912).Родился в 1859 году. Общее образование получил в Рижском политехническом училище, военное – в ТКУ и ОКШ. Женат, 2 детей. Служил в 18-м драгунском Клястицком полку, затем в 52-м драгунском Нежинском. В составе последнего участвовал в русско-японской войне. За боевые отличия произведен в полковники, награжден А2м., В4м.б. и Золотым оружием с надписью «За храбрость». В 1912 году получил чин генерал-майора, а летом этого же года умер.
Абрамов Федор Федорович (15.06.1912-10.01.1914). Первый и последний командир полка из казачьего сословия. Родился в 1870 году. Окончил Петровско-Полтавский кадетский корпус, Александровское военное училище, Николаевское инженерное училище и АГШ. После училища служил в лейб-гвардии 6-й Донской казачьей батарее. Участник русско-японской войны, награжден А2м., В4м.б., а также Золотым оружием с надписью «За храбрость». Занимал различные штабные должности. Будучи командиром полка, особое внимание уделял боевой подготовке офицеров, начиная с себя, заканчивая самым юным корнетом. Женат, 1 сын. В 1914 году назначен начальником ТКУ. С 1915 года на фронте 1-й мировой войны. В Гражданскую войну генерал Абрамов Ф.Ф. командовал в Донской Армии дивизией. Он изъявлял желание формировать Петроградский уланский полк при своей дивизии, но его желание не сбылось. В Крыму командир Донского корпуса, во главе которого эвакуировался. В эмиграции с 1924 года председатель 3-го отдела РОВС в Болгарии, с 1930 – заместитель председателя РОВС, в 1937-38 – председатель РОВС. С 1948 года в США. Погиб на 93-м году жизни в автокатастрофе, похоронен в Лейквуде. Врангель дал Абрамову такую характеристику: «Высокой доблести, неподкупной честности, большой твердости и исключительного такта начальник». Свидетельством уважения подчиненными своего командира, может служить заметка за подписью «Санкт-Петербургские уланы» в журнале «Перекличка» за декабрь 1960 года: «5 января (н.ст.) наступающего года исполняется девяностолетие генерал-лейтенанта Федора Федоровича Абрамова. Не частый юбилей в человеческой жизни вообще, а в нашей «современной» в особенности. Каждый соприкасающийся с Ф.Ф. остается пораженным, как светлой его головой, так и физическим его состоянием. В случае нужды он не останавливается «отмахать» 5-6 миль «на своих двоих», на что не всякий из нас «молодых» отважится.
Генерал Абрамов – казак Всевеликого Войска Донского, один из блестящих его представителей, в далекое, доброе, увы, невозвратное, время наш 1-го Санкт-Петербургского полка командир…
В 1912 году полковник Абрамов получает в командование 1-й уланский Санкт-Петербургский полк, который приводит в блестящее состояние во всех отношениях…
Он выдерживает, не ропща и не жалуясь, положенный для него срок, радуясь, что никого не отягощает на своей старости. Навещая генерала, поражаешься его энергии, его радушию, его неподдельной радости встречи. Многие Вам лета, Ваше превосходительство!»
Хандаков Павел Георгиевич (22.01.1914-27.12.1914). Родился 16.06.1861 года. Окончил Киевский Владимирский кадетский корпус. В 1883 году из Павловского военного училища выпущен в 52-й пехотный Виленский полк. Через год, преодолев все препоны, перевелся в 8-й гусарский Лубенский полк (тогда драгунский). С оценкой «успешно» прошел курс ОКШ. Активно участвовал в написании истории полка. Был одним из лучших офицеров полка, настоящим лубенским гусаром, даже в дуэлях участвовал, правда, секундантом. Исполнял должность начальника штаба 8-й кд. Под его командованием уже петроградские, а не петербургские уланы вышли на фронт 1-й мировой войны. За бои в Восточной Пруссии удостоен Георгиевского оружия. В декабре 1914 года произведен в генерал-майоры и назначен командиром бригады 3-й кд.
Люце Николай Павлович (27.12.1914-9.12.1915). Сын командира полка родился в Ржеве 2.07.1869 года. Образование получил во 2-м кадетском корпусе и НКУ. Службу начал в 7-м гусарском Белорусском полку, откуда переведен в лейб-гвардии Уланский Его Величества полк. Во время службы в уланах Его Величества написал 2 книги: «К столетию гвардейского Уланского Его Величества полка, 1809-1909» и «Уланы Его Величества. 1651-1803-1903. Памятка для нижних чинов». Полковник Люце уже в Петроградском уланском полку получил Георгиевское оружие, но за подвиг в составе гвардейских варшавских улан. Свою немецкую фамилию он, отдавая дань моде, поменял на русскую Лучов. Согласно воспоминаниям, командиром он был храбрым и хладнокровным. Получив чин генерала, Люце командовал 14-й кд. В годы гражданской войны был в составе ВСЮР. В эмиграции он был известен как писатель и поэт «Н. Сумской». Умер и похоронен во Франции.
Крашенинников Петр Дмитриевич (10.12.1915-14.04.1917). Родился 1.02.1867 года. Еще один пехотинец во главе полка. После окончания Оренбургского Неплюевского кадетского корпуса и Александровского военного училища служил в 26-м пехотном Могилевском полку. Окончил АГШ по 1-му разряду. Очень странно, но к Генеральному штабу причислен не был и служил в строю. В Петроградский уланский полк прибыл из 17-го уланского Новомиргородского полка. Офицер полка Скальский в своих воспоминаниях дает ему такую характеристику: «Человек уже не молодой. Бесхитростный и добродушный, он очень любил поговорить, и в разговорах был очень откровенен. Полковник обожал чай и пил его, мне кажется, весь день. Полковник Крашенинников жаждал событий и геройских поступков, а на фронте царила тишина». Петр Дмитриевич очень хотел получить Владимира на шею, но армия бездействовала. Сам Крашенинников так отзывался о вверенном ему полку: «Вот теперь я получил полк. Да какой полк! Один из лучших! Самый боевой!» Надо отметить, что он не скупился на награды для солдат. В 1917 году в резерве чинов Двинского военного округа. Кстати, В3 с мечами он все-таки получил, правда, при Временном правительстве, а от императора – Высочайшее благоволение.
Ульянов Лев Иванович (14.04.1917-27.12.1917). Родился 31.08.1872 года. Последний командир полка до его расформирования. Образование Киевский Владимирский кадетский корпус и НКУ по 1-му разряду. Коренной офицер 4-го гусарского Мариупольского полка. Участник русско-японской войны.
Потом командиром полка солдаты избрали подполковника Ужумедзского-Грицевича, но он был в отпуске, и его обязанности до последнего дня исполнял ротмистр Вебер.[/b]
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     
Спонсор
serge
Местный
Местный
Репутация: 3




Зарегистрирован: 02.08.2010
Сообщения: 33

Награды: Нет



СообщениеДобавлено: Ср Сен 21 20:17:11 2016    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Понятие «коренной офицер» было широко распространенно в РИА и было понятно всем соприкасавшимся с людьми в погонах. В служивом сословии России всегда чутко прислушивались к Высочайшему мнению. Последние три императора не одобряли переводов офицеров из полка в полк без служебной необ-ходимости. Под воздействием этого мнения, у офицеров формировалось свое понятие о прохождении службы, ничем не отличающееся от императорского. Чехарда переводов, присущая времени ПавлаI-НиколаяI, постепенно сходит на нет, и к царствованиям Александра III-Николая II появляется неофициальное почетно-уважительное звание «коренной офицер». Надо сказать, что это словосочетание использовалось не только в повседневном лексиконе российского офицерства, но и употреблялось в официальных Высочайших приказах и приказах по Военному ведомству.
Право на эту приставку к официальному чину получали все молодые корнеты, прибывшие в полк после окончания военно-учебного заведения, и чем дольше они служили в полку, тем весомее были эти слова. Но кроме права гордиться, что ты патриот и ветеран полка, этот титул возлагал на офицера и определенные обязанности, которые можно свести в одну – хранитель полковых традиций.
А что же некоренные? Неужели люди второго сорта? Конечно, нет. Но на первых порах к новому офицеру присматривались, а уже потом принимали в полк. Скальский В.Е. в своих воспоминаниях пишет, что эскадрон принял штабс-ротмистр Грабовский, прибывший из запаса, и тут же через запятую, «коренной офицер Владимирского уланского полка». То ли делает приятное владимирским уланам, то ли говорит – это, мол, не из наших. А сам-то был на тот момент только что произведенный, «зеленый» корнет. Были случаи, что и не приживался офицер в полку, тогда или в другой полк, или в отставку. Надо сказать, что из некоренных офицеров вырастали не меньшие патриоты полка, чем из коренных.
В офицерской среде того времени, по поводу полкового патриотизма, было два суждения. Почти все строевые офицеры считали полк своей семьей и всячески поддерживали полковой корпоративный дух. На их стороне были и представители Августейшей фамилии. Великий князь Константин Константинович написал стихотворение «Полк», которое можно ставить эпиграфом к любой полковой истории:
«Наш полк! Заветное, чарующее слово
Для тех, кто смолоду и всей душой в строю,
Другим оно старо, для нас все так же ново
И знаменует нам и братство, и семью».
Но были и такие, которые выступали против полкового патриотизма, удивляясь, как это можно в первую очередь гордиться принадлежностью к полку, а уже потом к РИА. Скорее всего, это были кочующие из полка в полк офицеры, а также офицеры отдавшие предпочтение службе в штабах, не успевшие получить полковой закалки.
За 50 лет стоянки Петербургского уланского полка в Ржеве, через полк прошло более 300 офицеров, из них 250 – это корнеты из училищ и эстандарт-юнкеров. Для кого-то это место было временным пребыванием, для кого-то – постоянным. И конечно, надо назвать ветеранов.
В 1865 году, когда полк прибыл в Ржев, в его составе было 36 офицеров. Самым старым офицером был майор Генрих Козловский, прослуживший в полку 21 год. Участник венгерского похода 1849 года, кампании 1853-55 годов и подавления польского бунта. Через год он ушел из полка.
Сразу скажу, что весь этот состав участвовал в боевых действиях в Польше, а срок службы я указываю только в офицерских чинах, не принимая во внимание службу юнкером или вольноопределяющимся.
Из этого же состава полка вышли следующие ветераны.
Криушенко Афанасий Андреевич – 30 лет. В отставке с 1887 года.
Криушенко Михаил Андреевич – 23 года. С 1880 командовал запасным эскадроном полка, считавшимся отдельной частью и стоявшим в Рязанской губернии.
Новицкий Михаил Феофанович – 21 год.
Искандер Бек-Али-Бек-Оглы (в крещении Александр Николаевич) – 20 лет.
Роговский Антон Робертович – 22 года.
Стоцкий Иосиф Юзефат Александрович – 19 лет.
Следующие перечисленные ветераны начинали службу уже в Ржеве.
Сахаров Василий Михайлович – 29 лет.
Славин Леонид Васильевич – 29 лет.
Пятницкий Николай Петрович – 15 лет.
Васильев Илья Иванович – 29 лет и 9 лет юнкером.
Иванов Александр Николаевич – 24 года.
Лисовский Северин Фомич – 33 года.
Чевакинский Евграф Евграфович – 22 года и 3 года в ПМВ.
Дурново Александр Александрович – 25 лет.
Бендерский Михаил Иванович – 15 лет.
Котляревский Николай Амвросиевич – 16 лет.
Горковенко Тарасий Григорьевич – 15 лет.
Леонтьев Николай Александрович–24 года.
Панкратьев Владимир Дмитриевич – 30 лет.
Пущин Александр Петрович – 28 лет.
Каравековский Владимир Михайлович–18 лет, умер на службе.
Орлов Сергей Николаевич – 30 лет.
Селиванов Александр Александрович – 28 лет.
Дзержек Иоанн Павел Владислав Иосифович – 19 лет.
Губин Александр Александрович – 18 лет.
Бирон Иван Адольфович – 25 лет.
Татев Дмитрий Кириллович – 22 года.
Безкровный Георгий Федорович – 17 лет.
Сушинский Стефан Игнатьевич – 21 год.
Македонский Владимир Иванович – 17 лет, больше помешала смерть в 1914 году.
Папчинский Николай Сергеевич – 21 год, с учетом ПМВ и Гражданской войны.
Модзалевский Николай Константинович – 16 лет.
Яхимович Валериан-Стефан Валерианович – 16 лет.
Около 40 офицеров отслужили в полку более 10, но менее 15 лет.
Полк никогда не забывал своих офицеров и ревностно следил за их успехами. К примеру, когда в Воронеже скончался бывший офицер полка генерал Сахаров, в полку была отслужена панихида с обязательным присутствием всех офицеров и чиновников.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     
serge
Местный
Местный
Репутация: 3




Зарегистрирован: 02.08.2010
Сообщения: 33

Награды: Нет



СообщениеДобавлено: Чт Сен 22 19:02:00 2016    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Полковые династии.
В современном обществе то затухает, то вновь разгорается полемика о том, имеют ли родственники право работать и служить вместе. А вот в РИА совместная служба родственников поощрялась. Многие представители одной фамилии, из поколения в поколение, служили в одном полку. Особенно это было видно в гвардии. Граф Игнатьев вспоминал о фотографировании на полковом празднике Кавалергардского полка, когда отцы и деды сидели, а за ними стояли дети и внуки, почти весь полк. За гвардией тянулась и армия, особенно кавалерийские полки, где процент дворянства был намного выше, чем в пехоте. Не исключение был и Петербургский уланский полк.
Начну рассказ с династий наоборот, а вернее даже не династий, так как младший начинал службу в полку раньше старшего.
В 1894 году Павел и Петр Робертовичи фон Неттельгорст получили право пользоваться баронским титулом. В этом же году сын Павла Виталий благополучно окончил НКУ и вышел в л-гв. Драгунский полк к дяде Петру. А вот младшенький Николай при окончании того же училища в 1896 гвардейского балла не набрал, а нет балла, хоть ты барон, хоть – граф, иди служить в армейский полк. Вот тут и начинает работать гвардейская спайка. Слушок-то в гвардии наверно уже ходил, что барон Петр скоро полк получит и какой, тоже было известно. А если получит, да не тот, то 2-м драгунским многолетний товарищ Гульковский командует. Да и папенька в 1-й кд человек известный, во 2-й конноартиллерийской батарее не так давно служил, что в Твери располагалась. И вышел корнет барон фон Неттельгорст в Петербургский драгунский полк, зная, что через годик-другой переведут его в гвардию. Через год дядя Петя полк принял, а еще через год родоначальник полковой династии Неттельгорстов пополнил ряды гвардейского Драгунского полка.
Вторая похожая династия – это Жилины. В 1900 году Николай Николаевич Жилин выпущен во 2-й драгунский Петербургский полк из портупей-юнкеров НКУ, а через 2 года его отец назначается командиром полка. Но это всего лишь счастливый случай.
Две династии в полку шли от военных чиновников, а точнее от полковых врачей.
В 1864-1873годах старшим врачом полка был Горковенко Григорий Кузьмич. Был он наверно большим поклонником творчества Шевченко и назвал сына Тарасием, полным тезкой поэта сделал. Но «Днипр шырокый» и «Вкраина мылая» младшего Горковенко не вдохновили, а предпочел он ржевские берега Вол-ги. После окончания кадетского корпуса и ТКУ в 1880 году, стал офицером полка.
С 1894 года полковым врачом был Малаховский Степан (Стефан-Раймонд) Петрович. Его сын Вацлав в 1904 году окончил ЕКУ и вышел в 45-й драгунский Северский полк, расположенный на Кавказе. Но уже в ноябре выхлопотал он перевод к отцу в полк. Но пути Господни неисповедимы, может лучше бы на Кавказе остался, или на русско-японскую войну уехал. Умер Вацлав ровно через год, в ноябре 1905 года, а в декабре и отец скончался. Так и лежат рядом на Смоленском кладбище Ржева.
Самой часто повторяющейся в полку стала фамилия Криушенко. Началась династия в 1857 году, когда в полк поступили 2 брата-корнета. Афанасий вышел в отставку полковником, а Михаил – генерал-майором, но прикипел сердцем к Ржеву и жить остался в усадьбе Горки. Был почетным гостем всех полковых праздников и на досуге рассказывал полковому историку Каменскому о милой старине. Женились в то время офицеры поздно, так что продолжатели династии в полку появились лет через 15 после того, как старшие уволились. Старшие сыновья генерала Иван и Дмитрий начали службу в полку вольноопределяю-щимися, сдали экзамен на прапорщика и уволились в запас армейской кавалерии по Ржевскому уезду. Этим сильно расстроили отца, который и умер в 1907 году. Иван вскоре вернулся на службу. Младшие братья Георгий и Владимир отца порадовать не успели, так как окончили НКУ только в 1910 и 1913 годах и сразу выбрали для службы семейный полк. Иван и Дмитрий вернулись в полк с началом ПМВ. Был еще брат Измаил, занимавшийся усадьбой и представлявший ржевское дворянство в уездной землеустроительной комиссии.
Илья Иванович Васильев побил не только рекорд по годам службы в полку, но и рекорд по количеству детей, которых у него было 8. В 1900 году в полк из НКУ прибыл сын Владимир. В 1904 году полковник Васильев ушел на административную должность, а в 1906 стал командиром 8-го запасного кавалерийского полка. В 1909 году в этот же полк переводится уже штабс-ротмистр Васильев-сын. В 1913 году в полк перевелся сын Борис, который после окончания ТКУ, пару месяцев служил в 9-м уланском Бугском полку. Третий сын Александр стал военным врачом и начал службу в полку в 1914 году. Перед революцией Владимир Васильев служил в ТКУ.
Служили в полку, уже не при отце, 2 брата Роговских. Антон Робертович вышел в отставку в 1884 году. После окончания ТКУ, Александр Антонович служил эстандарт-юнкером в родном полку, но произведен в корнеты был в 3-й драгунский Сумской (1-й гусарский). Через 3 месяца в 1899 году его вернули в Пе-тербургский драгунский полк. Эстандарт-юнкер Антон Антонович в 1902 году был произведен сразу в желаемый полк. В 1909 году оба брата были переведены из полка: Александр – в управление по ремонтированию армии, Антон – в 3-й драгунский Новороссийский полк.
Уже подполковником в полку начал служить коренной офицер Сумского гусарского полка Александр Михайлович Губин. Его сыновей с радостью встретили бы и сумцы, и петербуржцы. Но Николай, Александр и Владимир предпочли провинциальный Ржев первопрестольной.
Сын генерала Сахарова Василия Михайловича, Василий Васильевич в 1908 году приехал служить в город, где провел детство. Перед этим послужив недолго в 11-м уланском Чугуевском полку.
Перед ПМВ в полк из артиллерии перевелся Семен Скрябин, а Аркадий Скрябин поступил вольноопределяющимся, сыновья давнишнего офицера Александра Скрябина. Возможно, у кого-то возникнет вопрос: не родственники ли они композитору Скрябину? Ответ утвердительный: двоюродные братья и родной дядя.
Также, много лет спустя после отца, в полк прибыл сын Дмитрий Ардалионович Ужумедзкий-Грицевич.
У подполковника Славина Леонида Васильевича в полку служили вольноопределяющимися сын Георгий и племянник Сергей Иванович.
Были в полку и такие династии, когда молодой корнет шел служить в полк не к отцу или дяде, а к старшему брату. В составе прибывшим в Ржев, были братья Кнаут и Сахаровы. Позднее зубцовские дворяне Ладыженские Александр Александрович и Илья Александрович. Два брата Померанцевых, а к ним в придачу брат двоюродный. Два брата Шевцовых. К старшему Котляревскому Николаю Амвросиевичу, который в полку с 1880 года, в 1887 добавился брат Александр, в 1893 – Петр.
Были в полку и не родные братья, как тогда называли – кузены. Фамилию Споре представляли 3 офицера.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     
serge
Местный
Местный
Репутация: 3




Зарегистрирован: 02.08.2010
Сообщения: 33

Награды: Нет



СообщениеДобавлено: Сб Сен 24 10:29:48 2016    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Не сказать об образовании офицеров было бы неправильно. Несколько строк из графы «образование» послужного списка могут многое рассказать о человеке. В послужном списке указывалось образование общее и военное.
В те 50 лет, что полк квартировал в Ржеве, Россия ускоренно развивалась. Развивалось и образование, что можно проследить на примере уездного города Ржев. На момент прибытия полка в городе было только уездное училище, а гимназия была в Твери. Через десяток лет в Ржеве уже работает мужская прогимназия, в начале 20-го века ставшая гимназией. Пропорционально улучшалось и образование прибывающих служить офицеров.
Многие офицеры полка имели домашнее общее образование. Постепенно, с увеличением учебных заведений, количество таких офицеров сокращалось. Последним из могикан, имевшим общее домашнее образование и военное на службе, был полковник Васильев.
О домашнем образовании можно отзываться и положительно и отрицательно. У любого великого князя образование было «домашнее под наблюдением Августейших родителей». Тут все ясно – лучшие профессора лучших учебных заведений. У дворян тоже все понятно. Богатая фамилия – хорошие препода-ватели и гувернеры, бедная мелкопоместная семья – в роли учителя сельский дьячок. О первых пишет сын Ладыженского: «Со второй половины XVIII и весь XIX домашнее образование включало не только грамоту и счет, но языки, историю, географию и нравственные устои. Тогда же прививалось понятие «честь», т.е. правила, предусматривающие, что дворянин делать не должен и что является его обязанностью. В большинстве семей были собраны библиотеки». О вторых можно прочитать у Василия Ивановича Немировича-Данченко: «До определения в полк Б. только тем и занимался, что гусей гонял да в конопляниках успешно выполнял роль деревенского Дон-Жуана. Понятно, что грамота ему давалась туго».
Обер-офицерские дети братья Криушенко образование получили в Кантонистском дивизионе, состоящем при 1-м округе Киевского и Подольского военных поселений, откуда попали в учебный кавалерийский эскадрон, а потом в полк.
Остальные офицеры получили общее образование в кадетских корпусах, гимназиях и прогимназиях, реальных училищах, коммерческих и ремесленных училищах. Причем были и такие, которые не прошли полного курса, а ограничились шестью классами. А Бердяев решил, что для военной карьеры достаточно 4-х классов 2-й Московской военной гимназии (кадетского корпуса).
Рассмотрим интересные случаи. Офицеры полка Бирон, Безкровный, Суражевский и братья Роговские получили образование в Ярославской военной школе. Чем же интересна эта школа? Ярославская и Вольская военные школы были созданы для воспитания и элементарного образования малолетних, куда из кадетских корпусов направлялись неуспевающие и провинившиеся ученики. Их основная задача состояла в обучении слабоуспевающих и перевоспитании детей нравственной испорченности. Только давайте не будем вешать ярлыков на заслуженных офицеров, может им математика тяжело давалась.
Общее образование давала и гвардейская берейторская школа в Санкт-Петербурге. Панкратьев Владимир Дмитриевич, получивший в ней образование, был по выпуску еще и отличным наездником. Правда верховая езда и иппология в школе были приоритетными предметами.
Очень престижное учебное заведение закончил Потаракин Владимир Георгиевич. Императорская Николаевская Царскосельская гимназия считалась под Высочайшим покровительством. Отличные педагоги и много знаменитых выпускников. С Потаракиным учились писатель и журналист Савицкий, архитектор Вильчевский, агроном Мусселиус, филолог Полетаев. На 3 года позже гимназию закончил Гумилев. Может будущий петербургский улан обижал на переменах будущего поэта и гвардейского улана.
Конечно же, были выпускники тверских учебных заведений. Тверскую классическую гимназию окончил Преферанский Петр Александрович. Учился вместе с будущим вождем белого движения Алексеевым Михаилом Васильевичем.
Офицеров, имевших высшее образование, в полку было немного. Первым в 1877 году был Грушецкий Александр Федорович, окончивший Московский Императорский университет. В начале 20-го века таких офицеров стало больше. Орлицкий Владимир Александрович окончил Императорское Московское техническое училище, которое в наше время кратко называется «Бауманка». Скальский Владимир Евгеньевич – Санкт-Петербургский политехнический институт. Купреянов Яков Владимирович – Императорское училище правоведения.
Теперь рассмотрим, как и где получали военное образование. В интересующий нас период, офицеров кавалерии готовили 4 военно-учебных заведения: Пажеский корпус, Николаевское кавалерийское училище, Тверское и Елисаветградское кавалерийские юнкерские училища. С 1864 года юнкера и вольноопределяющиеся полка, имеющие право на производство в офицеры по происхождению или образованию, не могли производиться в офицеры, не пройдя курса указанных училищ.
Пажеский корпус был привилегированным учебным заведением для детей и внуков заслуженных родителей. Выпускники корпуса шли в гвардию и только единицы в армию. Но, тем не менее, пажи в Ржеве были. Командиров полка Лашкарева и Балка считать не будем. Корнетами с корпуса в полк пришли 4 чело-века. Главацкий и Долголов задержались в полку ненадолго. А вот выпускники 1883 года прижились в полку. Корнет Черник прослужил 12 лет, а сын начальника АГШ Леонтьев Николай Александрович до 1907 года. Больше пажей в полку не было, хотя в 1-й драгунский и 1-й гусарский периодически поступали. Тут уж место дислокации играло роль, все-таки Тверь и Москва.
Про НКУ и при царе и в эмиграции написано очень много. Училище имело свои традиции, свои понятия, что хорошо, а что плохо. Так дурным тоном считалось интересоваться науками. В сборнике воспоминаний елисаветградцев, а юнкера ЕКУ и ТКУ во всем равнялись на НКУ, вычитал кавалерийскую аксиому: «Науки – это лишний вес, обременяющий всадника и лошадь». К нужным предметам относились только верховая езда и иппология. Самое прискорбное, что даже русско-японская война ничего не изменила. В век развития артиллерии и пулеметов, получить хорошую оценку по артиллерии было не в традициях. Как писал Евгений Вадимов: «Юнкер НКУ стремился к одному: быть ловким, отчетливым, лихим, благородным, дисциплинированным и верным. Верным Богу, Царю, Отечеству, долгу, оружию, товарищам, полку, штандарту». Юнкер «славной школы» выносил из училища одно знание, то, что он должен уметь героически умереть на поле сражения. Это и было продемонстрировано в годы ПМВ. А вот других знаний, в том числе и по артиллерии, не хватило для эффективного использования конницы.
Выпускники НКУ регулярно пополняли офицерский состав полка. Были годы, что и никто не приходил в полк, а так 1-2 корнета с выпуска. Первый выпускник НКУ вышел в полк в 1866 году, это был корнет Александр Гусев.
Выпускники подразделялись на 3 разряда. К 1-му разряду относились юнкера, имевшие не менее 8 баллов в среднем по военным предметам, не менее 6 по остальным и не менее 9 по поведению и знанию строевой службы. Ко 2-му разряду – не менее 7, 5 и 8 баллов соответственно, а к 3-му разряду все прочие. Третьеразрядники направлялись в полки унтер-офицерами на 6 месяцев, после чего производились в офицеры без дополнительного экзамена и сверх вакансий. Случай редчайший, но среди офицеров Петербургского полка имеет место. Золотов Евгений Павлович окончил НКУ по 3-му разряду и был выпущен унтер-офицером в Сумской полк. В 1895 году произведен в корнеты 2-го драгунского Петербургского полка.
Кавалерийские юнкерские училища были созданы для подготовки к офицерскому экзамену войсковых юнкеров и вольноопределяющихся. Учившиеся в юнкерском училище продолжали числиться в полку и носили полковую форму. Кроме военных наук, юнкера улучшали и свой общеобразовательный уровень. Выпускались из юнкерских училищ не корнетами, а эстандарт-юнкерами. В офицеры производились через определенное время, закончившие по 1-му разряду в тот же год, независимо есть ли вакансии, а закончившие по 2-му разряду с января следующего года при наличии офицерских вакансий.
ТКУ было создано для обучения юнкеров Московского, Варшавского и Виленского военных округов, то есть учились в нем представители 1-й, 3-й и 7-й кавалерийских дивизий. Соответственно, большинство офицеров полка были из ТКУ. Охарактеризовать контингент обучающихся помогут некоторые цифры за 1874 год. Переводной экзамен в старший класс выдержало 65 юнкеров из 76. Экзамен на производство в офицеры – 60 из 68, из них по 1-му разряду – 11, а по 2-му – 49. Кроме этого, 29 человек было отчислено в течение года.
С 1901 года училище стало трехгодичным. В общем классе юнкера улучшали свое образование, а имеющие законченное среднее или высшее образование поступали сразу в 1-й специальный класс и учились 2 года.
С 1905 года училище начинает выпускать сразу корнетов. Для сравнения приведу такие цифры выпуска 1909 года. НКУ выпустило юнкеров по 1-му разряду в 8 раз больше, чем юнкеров по 2-му разряду, ЕКУ в 4,5 раза больше, а ТКУ в 2,5 раза меньше. Со временем качество выпускников улучшилось, в 1914 году ТКУ выпустило по 1-му разряду в 5 раз больше, чем по второму.
Желающих поступить в ТКУ было изрядное количество. Рекордным по количеству поступающих был 1902 год. На 62 вакансии в общий класс желали поступить 73 вольноопределяющихся 1-го разряда, 275 вольноопределяющихся 2-го разряда и 8 человек из других воинских званий. На 22 вакансии в 1-й специальный класс было принято 23 человека с законченным средним образованием.
На примере 1904 года предлагаю ознакомиться с качественной характеристикой вновь набранных юнкеров. Было принято 212 прошений, из них: 44 человека с законченным средним образованием, вольноопределяющихся 1-го разряда – 68, 2-го разряда – 120.
Принято без экзамена:
– студентов высших учебных заведений и университетов – 10,
– окончивших реальные училища – 16,
– окончивших классические гимназии – 7,
– окончивших кадетские корпуса – 2,
– окончивших 6 классов духовных семинарий – 5,
– окончивших 4 класса духовных семинарий – 3.
Кроме того, из Московского пехотного юнкерского училища – 1, Одесского – 1.
Принято по экзамену:
– окончивших 6 классов реальных училищ – 17,
– окончивших 6 классов классических гимназий – 12,
– окончивших 6 классов кадетских корпусов – 2,
– окончивших 2 класса духовных семинарий – 4,
– из морского корпуса – 1.
Из этого числа 12 человек принято сверх штата. Из 120 вольноопределяющихся 2-го разряда выдержали экзамен только 23 человека, но никто принят не был из-за отсутствия вакансий.
В связи с тем, что с каждым годом процент поступающих с законченным средним и даже высшим образованием увеличивался, начальник училища ходатайствовал об открытии военно-училищного отделения. Открыт военно-училищный курс был в 1908 году. В 1910 году училище произвело последний выпуск с юнкерского отделения, представителем этих "последних могикан" в полку был корнет Бартельс. В этот же год начали выпускать корнетов учившихся по программе военного училища. Представителями этого курса были корнеты Потаракин и Арнгольд.
Надо сказать о так называемых «генералах» военных училищ. Это юнкера, которые за тихие успехи в науках или громкие по поведению оставались на второй год, а то и более. Чем больше лет, тем больше почета и уважения. В 1909 году ТКУ окончили 6 «генералов», которые проучились по 5 лет. Одни отчислялись из училища, а потом были приняты вновь. Другие успели поучиться в НКУ, ЕКУ и через 5 лет окончили ТКУ. «Генерал» Шифф вышел во 2-й драгунский Псковский полк, а в 1912 году перевелся в наш полк.
Примеры «хорошего» поведения юнкеров ТКУ, периодически появлялись в «Тверских губернских ведомостях», правда, без указания фамилий. Один юнкер из петербургского полка в пьяном виде и с обнаженной саблей буянил в восковом кабинете на Почтовой площади.
Но что-то я чересчур расхаял юнкеров ТКУ. Основная масса все-таки серьезно относилась к учебе. Фамилии юнкеров, закончивших училище первыми, заносились на мраморную доску. Из Петербургского полка заслужили быть увековеченными следующие вольноопределяющиеся:
1876 – Сухотин Дмитрий Порфирьевич
1878 – Протопопов Иван Семенович
1879 – Певцов Михаил Афанасьевич
1886 – Нащокин Иван Александрович
1895 – Скупинский Евгений Гасперович
1897 – Соколовский Федор Андреевич
ЕКУ сделало первый выпуск корнетов военно-училищных курсов в 1894 году. А в полку выпускники ЕКУ начали служить с 1895 года. Из елисаветградцев первым выбрал 2-й драгунский Петербургский полк юнкер Кирияцкий Александр Федорович. Фамилия портупей-юнкера ЕКУ Вебера Владимира Андреевича, вышедшего в 1905 году во 2-й драгунский Петербургский полк, была занесена на мраморную доску училища, о чем учебно-педагогический комитет уведомил командира полка. Данный факт биографии заносился в послужной список офицера.
С 1895 года в полку служил болгарин штабс-ротмистр Татев Дмитрий Кириллович. Закончив Софийское военное училища и став ротмистром болгарской службы, он был принят на русскую службу чином ниже. Еще и курс ЕКУ заставили пройти.
В 1903 году в России были упразднены финские войска. Офицеров для этих войск готовил Финляндский кадетский корпус. Училась в нем финская аристократия шведского происхождения. Выпускники корпуса знали шведский, финский, русский, немецкий и французский языки. С последнего выпуска 1902 года в полк прибыли 3 таких полиглота: Форсель Вильо Оскарович, Споре Федор Фридрихович и Споре Карл-Август Августович. Третий Споре Виктор Францевич доучивался до 1903 года в ЕКУ.
Командиры и офицеры кавалерийских полков руками и ногами сопротивлялись переводу в полк пехотных офицеров. Но такие переводы все-таки случались. Ермолов Владимир Викторович и Потапов Анатолий Иванович были выпускниками Александровского военного училища. Проходили через полк и артил-леристы, и даже один выпускник Николаевского инженерного училища, но это все единичные случаи, и на короткое время.
Кандидаты на получение эскадрона проходили двухгодичное обучение в Офицерской кавалерийской школе, на современном языке – курсы усовершенствования. Все учились хорошо и заканчивали ОКШ с общей оценкой «успешно». А вот Панкратьев Владимир Дмитриевич окончил школу с оценкой «отлично». Случай тоже редкий.
Учеба в ОКШ давала возможность обратить на себя внимание сильных мира сего. Счастье улыбнулось Александру Роговскому. Во время маневров был он назначен ординарцем к великому князю Николаю Николаевичу, хорошо показал себя и был приглашен к великокняжескому столу, что удачно скрывал в со-ветское время не только от компетентных органов, но и от своих потомков. Эскадрон он так и не получил, чем особо не огорчился, так как продолжил службу на штабных должностях.
Последним из полка в 1914 году ОКШ окончил штабс-ротмистр Владимир Соколов. За отличное окончание школы он был награжден орденом А3.
Корнет Лимонт-Иванов в 1911 году прошел курс Главной гимнастическо-фехтовальной школы и стал в полку инструктором по гимнастике, которая в это время внедрялась в войска.
Высшее военное образование давала АГШ. Из офицеров полка ее закончил 1 человек. Жилин Николай Николаевич был причислен к Генеральному Штабу. Еще один, Лермонтов Григорий Михайлович поступил в полк после окончания академии, до причисления не дотянул и продолжал службу в строю. В 1911 году попытку поступить в АГШ совершил поручик Ковалевский, но срезался на предварительных экзаменах при штабе округа. В 1914 году пытался поступить поручик Бартельс. Курсы АГШ они закончили уже в 1918 году.
В 1911 году поручик Вебер едет поступать в Александровскую военно-юридическую академию, но тоже безуспешно.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     
Спонсор
Maria
Мэтр
Мэтр
Репутация: 41

Пол: Пол:Жен
Гороскоп: Весы
Китайский: Тигр
Зарегистрирован: 05.03.2006
Сообщения: 7935

Награды: 1 (Детали)
Золотая медаль (Сумма: 1)



СообщениеДобавлено: Пн Сен 26 9:29:44 2016    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Читаю энциклопедический материал "взапой"... Спасибо Вам, Сергей Николаевич! Applause
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     
serge
Местный
Местный
Репутация: 3




Зарегистрирован: 02.08.2010
Сообщения: 33

Награды: Нет



СообщениеДобавлено: Пн Сен 26 19:37:41 2016    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Карьера.

Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Будущие офицеры полка, надев юнкерские погоны, тоже мечтали о генеральских эполетах. Но дорога к генеральскому чину была трудна и длинна.
Поначалу все было просто и беззаботно. От корнета до поручика 4 года, а если окончил училище по 1-му разряду, то 3 года. От поручика до штабс-ротмистра еще 4. Потом еще 4 до ротмистра.
Но вот тут-то и включался карьерный тормоз. Получить чин ротмистра можно было только став командиром эскадрона. А желающих стать им, было в полку от 6 до 12 штабс-ротмистров. И кому отдадут предпочтение? По здравому смыслу – самому лучшему по службе, по боевой подготовке. Но в царской армии господствовало незыблемое правило старшинства. Пока старшие по производству не получат эскадрона, младший будет субалтерн-офицером. Даже у одногодков по выпуску было установлено старшинство, определяемое полученными в училище баллами.
Чтобы перевестись в другой полк, офицер должен был получить согласие офицеров этого полка. И связано это было с тем, что вновь прибывший штабс-ротмистр или поручик опережал по старшинству (на кавалерийском жаргоне «седлал») добрую половину таких же штабс-ротмистров и поручиков. А это на прямую влияло на получение эскадрона.
Дальше, еще хуже. Чтобы получить подполковника, надо было прокомандовать эскадроном очень большой срок. Счастливчики Лисовский и Татев командовали эскадроном 6 лет и 3 месяца. Иванов, Васильев, Пущин, Селиванов – по 10 лет с лишком. Больше всех трудился на этом поприще Панкратьев – 12 лет и 5 месяцев. Все ждали вакансии подполковника. Даже если вакансия освобождалась, то ее мог занять представитель другого полка.
Служба подполковником тоже не была короткой. Лет 8 на должностях младшего штаб-офицера, помощника командира полка по хозяйственной или строевой части. Кто-то уже и на пенсию уходит, получив в награду чин полковника и мундир. А кто-то служит. Но получение чина полковника не означает того, что полк в командование получишь. Еще годика 3-4 подождать надо.
Но вот долгожданное назначение на должность командира полка. Учитывая, что новый командир не гвардеец, не «момент» из АГШ, то будет он командовать полком годочков 5-7. А там или умрет на службе, или на пенсию с чином генерал-майора, что для армейского служаки за счастье. Некоторые конечно и гене-ралами служили, командуя кавалерийскими бригадами, реже дивизиями.
Вот такая реальная картина карьеры армейского кавалерийского офицера. Много писали в военной прессе, что много теряет армия, маринуя молодых энергичных офицеров по десятку лет на должностях субалтерн-офицеров и командиров эскадронов, что надо ускорять продвижение, но все только писали. Всеми было признано, что кавалерийская карьера самая медленная. Средний возраст полковника 50 лет.
Были, конечно, пути, ускоряющие карьерный рост. Самый верный – поступить в АГШ. Но для этого надо было пройти окружные испытания, а потом выдержать труднейшие экзамены в самой академии. Офицеры армейских полков, как правило, засыпались на иностранных языках. После двух лет учебы только лучшие попадали на дополнительный курс, окончание которого давало право на причисление к Генеральному штабу. Вот тогда-то карьера обеспечена.
Для примера давайте посмотрим, как улучшился карьерный рост поручика Жилина Николая Николаевича. Окончив АГШ по 1-му разряду в 1907 году, он за успехи в науках был награжден чином штабс-ротмистра. Выгода небольшая, так как через несколько месяцев он этот чин получил бы и без академии. До 1908 года он учился в ОКШ, что было обязательно для академиков кавалеристов и конноартиллеристов.
Каждый выпускник академии для успешной карьеры должен был откомандовать 2 года ротой или эскадроном, так называемый ценз. Для этого Жилин вернулся в родной Петербургский уланский полк, где с октября 1908 по ноябрь 1910 командовал эскадроном. В 1909 году он получает чин ротмистра.
А теперь давайте сравним. Жилин окончил НКУ в 1900 году портупей-юнкером и был в полку по старшинству первым среди выпускников этого года. Из офицеров производства 1899 года старшим был Папчинский Николай Сергеевич. Не окончи Жилин академию эскадрон ему получать только после Папчин-ского, кстати, офицера с боевым опытом. Но АГШ поменяла их местами. Папчинский стал ротмистром только в 1912 году. То есть мы видим, что академик не только догоняет, но и перегоняет на 3 года офицера старшего на год. А также сравнивается в чинах с офицером с 1896 года Сушинским, который эскадрон и чин ротмистра получил вместе с Жилиным.
Второй путь ускорить продвижение по службе, перевестись в гвардию. Если сравнить возраст, в котором офицеры становились командирами полка, то картина будет такая. Петербургский уланский полк генштабисты принимали в возрасте 41-43 лет, гвардейцы – 45-47, а армейцы – 48-55.
Но чтобы перевестись в гвардию, кроме отличной службы, требовалось хорошее генеалогическое древо и мало-мальски приличное состояние. Однако с периодичностью 3-5 лет полк поставлял в гвардию своих представителей. Особенно преуспели в этом прибалтийские бароны или просто имеющие приставку фон: Бадер, Рюбен, Раддац, Неттельгорст, Бретцель, Клюпфель. Русские тоже не отставали: Юркевич, Есипов, Воейков, Евреинов, Бородин, Вишняков, Кушелев, князь Абамеликов.
Начиналось все с прикомандирования к гвардейскому полку "для испытания по службе и перевода впоследствии". Никто из прикомандированных в полк уже не возвращался.
Но переход в гвардию не гарантировал успешной карьеры. Из числа вышеперечисленных петербургских улан, ставших гвардейцами, до генеральских эполет дошли не многие. Фон Бадер Эдмунд Карлович даже Ржев не успел рассмотреть, так как уже в 1866 году служит в лейб-гвардии Уланском Его Величества полку. Пик его карьеры – начальник 4-й кд, генерал-лейтенант.
Раддац Эрнст-Август (в документах еще встречается Эрнест) Фердинандович прослужил в Ржеве 2 года и 3 года в лейб-гвардии Гродненском гусарском полку. Потом на военной карьере поставлен крест – 8 лет в отставке. Но русско-японская война не дала спокойно сидеть на печи. Карьера продолжилась в казачьих полках. В ПМВ Раддац последовательно командует 1-м Сибирским казачьим полком, Сибирской казачьей бригадой и 1-й Кавказской казачьей дивизией. В 1917 году генерал-лейтенант, кавалер Г4 и Георгиевского оружия. Кубанский летописец Елисеев назвал его редкостно храбрым воином. При возвращении с Кавказского фронта, Раддац был расстрелян в марте 1918 года.
Губин Александр Александрович ветеран полка, отличный наездник. Лет 5, оставаясь в списках пол-ка, преподавал в ОКШ, затем переведен в постоянный состав школы. При переводе ему присвоили чин ротмистра гвардии. В ПМВ сначала в полку ОКШ, а потом командир Уссурийского казачьего полка. В 1917 году Губин начальник Уссурийской конной дивизии, генерал-майор.
Неплохо продвигались по службе офицеры в различных штабах и управлениях, если выдерживали конкуренцию с офицерами генштаба. Грушецкий Александр Федорович после 4-х лет службы в полку начал служить по ремонту армии, так тогда называлось обеспечение лошадьми. В 1911 году он генерал-майор, председатель ремонтной комиссии района восточной части Задонской степи, член совета Главного управления государственного коннозаводства.
В том же 1911 году стал генералом и Ермолов Владимир Викторович, несмотря не то, что начал службу на 12 лет позже Грушецкого. Тут, конечно, большую роль сыграло происхождение, как не крути, а внук знаменитого Ермолова Алексея Петровича, героя 1812 года, проконсула Кавказа. После десятилетней службы в полку, он помощник старшего адъютанта штаба генерал-инспектора кавалерии, а генерал-инспектор великий князь Николай Николаевич. Перемещаясь с одной штабной должности на другую, Владимир Викторович за 12 лет достиг генеральского чина. В 1917 году он военный губернатор Дагестанской области, генерал-лейтенант.
Интересный факт полкового братства. Когда Ермолов, будучи помощником старшего адъютанта, продвинулся на должность старшего адъютанта, то его приемником оказался петербургский улан штабс-ротмистр Шталь Василий Александрович. Без протекции тут явно не обошлось. Видимо, Владимир Викто-рович вовремя шепнул про Шталя кому надо, возможно самому Императорскому Высочеству. После этого Шталь спокойно служил при штабе генерал-инспектора кавалерии. В 1915 году он еще полковник, а стал ли генералом, не знаю, но время для этого еще было.
Не так быстро, как Ермолов, шел к генеральскому чину Горковенко Тарасий Григорьевич, 15 лет в полку и 19 лет в Московском комендантском управлении. В 1914 году он назначается Московским комендантом и становится генерал-майором. В начале 1917 года выходит в отставку с чином генерал-лейтенанта.
Становились генералами и служившие в полку от корнета до полковника. Сахаров Василий Михайлович был произведен в корнеты сразу после прибытия полка в Ржев, где и прослужил 29 лет до назначения начальником кадра № 16 кавалерийского запаса (так тогда назывался запасной кавалерийский полк). Через 2 года был назначен командиром 8-го драгунского Смоленского полка, которым командовал 5 лет. С получением чина генерал-майора в 1901 году 2 года командовал 1-й бригадой 9-й кд и 3 года – 1-й бригадой кавалерийского запаса.
Почти также служил и Иванов Александр Николаевич, но с небольшим опережением. В полку - 24 года, кадр № 4 кавалерийского запаса – 1 год, командир 7-го драгунского Новороссийского полка – 6 лет. Чин генерал-майора в 1907 году. Виленский комендант – 3 года, командир 2-й бригады 3-й кд – 2 года.
Стали командирами полка полковники Васильев и Лисовский, соответственно 8-го запасного кавале-рийского и Приморского драгунского. С этих должностей они и вышли в отставку с чином генерал-майора, с мундиром и пенсией.
У истоков Приморского драгунского полка стоял коренной петербургский улан Пятницкий Николай Петрович. Он был командиром только что сформированного Приморского дивизиона.
Из офицеров, назначенных в полк уже в штаб-офицерских чинах, карьеру успешно продолжили подполковники Буш и граф Келлер.
Коренной нарвский гусар Фердинанд Юльевич Буш долго служил в Московском комендантском управлении. В полку прослужил 3 года, получил чин полковника и дождался вакансии командира 16-го драгунского Тверского полка. В ПМВ стал генералом, командиром бригады 8-й кд.
Граф Келлер Артур Артурович, брат знаменитого кавалерийского генерала Федора Артуровича, тоже был боевым офицером. За его плечами и поход в Китай и русско-японская война, ранение, 4 ордена и чин за боевые отличия. В полку прослужил около 3-х лет. Вместе с чином полковника получил в командование 1-й Верхнеудинский казачий полк. Так и служил в казаках до генеральского чина и смерти от полученной контузии.
Офицеры пытались ускорить свою карьеру переводом в Отдельные корпуса жандармов и пограничной стражи. Но и здесь более успешные петербургские уланы достигали чина полковника с выходом на пенсию.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     
serge
Местный
Местный
Репутация: 3




Зарегистрирован: 02.08.2010
Сообщения: 33

Награды: Нет



СообщениеДобавлено: Ср Сен 28 19:31:21 2016    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Рассказывать обо всех нижних чинах я не буду, а остановлюсь на некоторых, так сказать, избранных категориях этой многотысячной массы прошедшей через полк. Первыми на кого мы обратим внимание, будут вольноопределяющиеся, этакие нижние чины несущие службу со многими послаблениями.
До 1874 года в полку были юнкера и унтер-офицеры, имеющие право на производство в офицеры по происхождению или по образованию. Вольноопределяющимися называли людей поступивших на службу добровольно из сословий обязанных или необязанных рекрутской повинностью. Но чтобы выйти в офицеры им приходилось служить минимум 4 года.
В 1874 году все изменилось. Право служить вольноопределяющимся имели только лица, получившие определенное образование. В зависимости от уровня образования вольноопределяющиеся делились на 3 разряда, а с 1886 года – на 2.
Вот с 1886 года чтобы поступить на службу вольноопределяющимся 1-го разряда, надо было иметь образование не менее 6 классов реального училища, гимназии или кадетского корпуса, или окончить какое-нибудь коммерческое училище, учительский институт и тому подобное.
Вольноопределяющиеся 1-го разряда служили 1 год, а 2-го – 2 года. Поступать на службу можно было с 17 лет. Но, если человек, имеющий право на службу вольноопределяющимся, не успел или забыл подать прошение о поступлении на службу до призыва его возраста (20 лет), то он шел служить на общих основаниях.
Были в полку нижние чины из дворян, но не имевших никаких внешних отличий от нижних чинов из крестьян. К примеру, рядовой Василевский Дмитрий Тимофеевич. Их надо было знать в лицо, а то облает его офицер по матушке, а этот тупица не получивший образования сатисфакции потребует.
Каждый вольноопределяющийся при поступлении на службу преследовал свои цели. Половина желала лишь пройти службу в короткие сроки, сдать несложный экзамен на прапорщика запаса армейской кавалерии и уволиться. Другие приходили в полк с целью стать кадровыми офицерами РИА.
Но попасть в ряды офицерского корпуса было ох как нелегко. О большом конкурсе в ТКУ я уже писал. Слабо подготовленные вольноопределяющиеся шансов на поступление не имели. Всю тяжесть пути в офицеры РИА испытал на себе Иван Михайлович Криушенко, сын коренного офицера полка.
В 1899 году он закончил 6 классов 1-го Московского кадетского корпуса, что давало ему право поступить на службу вольноопределяющимся 1-го разряда. Обычно при хороших успехах в учебе кадеты оканчивали 7 классов корпуса в 17-18 лет, но наш персонаж осилил 6-й класс в 20 лет и сразу поступил в отцовский полк вольноопределяющимся. Прослужив положенный год, в 1900 году он поехал поступать в ТКУ. Но в этот год книжек наверно не открывал и вернулся в полк, "как не выдержавший вступительного экзамена", и соответственно, был уволен в запас.
Несмотря на постигшую его неудачу, сын боевого генерала сдаваться не собирался. В 1901 году он вновь поступает в полк и едет поступать на военно-училищные курсы ЕКУ. Удача сопутствует упорным и Криушенко юнкер ЕКУ. Но видимо преждевременно почил на лаврах, в 1902 году он отчислен в полк "за неуспехи в науках". Итог – рядовой запаса.
В 1903 году Иван Михайлович опять поступает в полк вольноопределяющимся, чтобы покорить первый офицерский чин. Для начала он выдерживает экзамен на унтер-офицера при полковой учебной команде, потом экзамен на прапорщика запаса армейской кавалерии и выходит в запас. Военная поговорка гласит: "Курица – не птица, прапорщик – не офицер". Не было бы счастья, да несчастье помогло. За боевые отличия в русско-японской войне прапорщика Криушенко произвели в корнеты.
Служба вольноопределяющегося начиналась с приказа командира полка: " Согласно поданного на Высочайшее Имя прошения определяется на службу во вверенный мне полк рядовым на правах вольноопределяющегося по образованию 1-го разряда на собственное содержание".
Вольноопределяющихся принимали на службу на казенное и собственное содержание, но в гвардию и кавалерию, то есть в нашем случае, только на собственное содержание. Такие молодые люди вносили реверс за лошадь, шили обмундирование за свой счет, могли жить в городе на съемной квартире, могли не чистить своих лошадей, а нанимать для этого, если кошелек позволял, солдата из крестьян. В наряды, где надо было работать, их не назначали. В декабре 1905 года, когда в полку стало не хватать людей от постоянных командировок и усиленных нарядов, полковой командир отдал приказ: "Вольноопределяющихся наряжать в наряды наравне с нижними чинами".
В остальном вольноопределяющихся полка не ущемляли. Довольно часто ездили в отпуска. Пижонили, когда шили себе форму, делая высокие воротники и используя светлое прикладное сукно. Гуляли по бульварам и после 9 вечера, что нижним чинам было запрещено. Причем гуляли не всегда пристойно. Иван Латышев был наказан за неприличное поведение на улице, а Нерадовский арестован на 20 суток за пьянство и нарушение общественной тишины.
Все вольноопределяющиеся обязательно оканчивали курс полковой учебной команды, а также в эскадронах проходили подготовку разведчиков. В ходе полевых занятий вольноопределяющихся назначали ординарцами к командирам полка, бригады, дивизии и даже корпуса, чтобы набирались ума и повышали свое военное образование.
Те вольноопределяющиеся, которые окончили юнкерское училище, возвращались в полк в чине эстандарт-юнкера. Это без пяти минут офицеры и в полку на них смотрели как на офицеров. Некоторые из эстандарт-юнкеров имели свой взгляд на обязанности офицера. В "Тверских губернских ведомостях" прочитал интересное объявление мамы эстандарт-юнкера: "Сим объявляю, что сын мой, юнкер 1-го драгунского Московского полка Владимир Владимирович Широбоков отдельного состояния не имеет, и я за него долгов платить не буду".
С 1904 года, когда юнкерские училища стали выпускать офицеров, чин эстандарт-юнкера упразднили. Последними эстандарт-юнкерами в полку были Ведерников, Окунев и Роговский Антон, которых произвели в корнеты в сентябре 1902 года.
Ежегодно в полк поступало до 10 вольноопределяющихся, из них человека 2-3 держали экзамен на прапорщика запаса, остальные уходили в запас унтер-офицерами и рядовыми. Но их призывали на сборы, в конце которых они должны были сдать экзамен на прапорщика запаса, все-таки льготы по службе они имели для пополнения запаса армии офицерами. Иногда производство затягивалось на много лет, то ли из-за тупости вольнопера, то ли еще из-за чего. В 1914 году уже в дни войны ускоренно производили в прапорщики запаса тех, кто так и не удосужился получить этот чин. Наряду с недавно прошедшими службу в 1-м уланском Петербургском полку, в прапорщики производились и те, кто служил в полку еще до 1908 года, когда полк именовался 2-м драгунским.
Прапорщиков запаса тоже призывали на сборы, где они несли службу наравне с кадровыми офицерами. На таких сборах при Санкт-Петербургском уланском полку в 1909 году был прапорщик запаса Кулик Леонид Алексеевич, известный геолого-минеролог и исследователь Тунгусского метеорита.
Офицеров запаса в полку готовили хорошо. Подтверждением этому является служба прапорщиков запаса в годы ПМВ. Кому-то нашлось место в родном полку, кого-то определили в другие. К 1918 году многие дослужились до чина штабс-ротмистра. А сын владельца ржевского театра Немиров Федор Павлович в годы Великой Отечественной войны был генерал-лейтенантом, инспектором кавалерии 2-го Украинского фронта.
Вольноопределяющиеся, избравшие для себя военную службу, не всегда поступали в военное училище. Если им позволяло образование, то они могли сдать офицерский экзамен за весь курс училища экстерном. После успешной сдачи их производили сразу в корнеты, правда, не всегда в свой полк. Как это было можно прочитать в "Записках кирасира" Трубецкого.
Последними такими корнетами в полку стали Аркадий Скрябин и Владимир Скальский в 1914 году.
Возвращаясь к вопросу о собственном содержании, приходится признать, что вольноопределяющиеся в полку были люди состоятельные. Кто в то время относился к состоятельным людям, смотрите сами. В 1905 году вольноопределяющимися в полк поступили потомственные дворяне Александр Михайлович Бове и Георгий Леонидович Славин. Были еще потомственные, но почетные граждане Николай Михайлович Глушков, Константин Константинович и Федор Никитич Соколовы. Конечно, не обошлось без купеческих сынков. Ржев представлял Иван Петрович Латышев, Петербург – Михаил Александрович Линднер, Москву – Андрей Иванович Панов-Генке и Николай Васильевич Страшнов. Некоторые мещане по богатству не уступали купцам. В этот год в полк поступили ржевский мещанин Борис Корольков и егорьевский мещанин Николай Ефимович Кульков. Еще были приняты сын крестьянина Александр Васильевич Ежев и крестьянин Веневского уезда Тульской губернии Алексей Андреевич Матушкин.
Если взять для сравнения 1911 год, то все очень похоже. Дворянство представляли потомственный дворянин Острожского уезда Болеслав Станиславович Докторович-Гребницкий, сын отставного подполковника Сергей Иванович Славин, сын статского советника Сергей Васильевич Караченцев, сын надворного советника Борис Иванович Троицкий. Сыновья купцов были все с тех же городов: Петербург – Сергей Михайлович Афанасьев, Москва – Сергей и Виктор Николаевичи Седаковы, Ржев – Иван Петрович Глушков и Павел Александрович Сафронов. Из других сословий были ржевский мещанин Троадий Конкордиевич Филатов и бывший студент Московского университета Федор Павлович Немиров, отец которого, несмотря на большое богатство, продолжал числиться крестьянином.
Были случаи, когда юнкеров за какие-либо проступки отчисляли из военных училищ и отправляли служить в полк вольноопределяющимися. На языке юнкеров это называлось "командовать полком". Ежегодно в полк присылали одного-двух, а то и трех таких командиров. Также как и офицеры полка, они представляли все учебные заведения, где готовили кавалеристов. Алексей Цыжевский был отчислен из Пажеского корпуса. Из НКУ в полк пришли Михаил Петров, Николай Ладыжинский и Сосновский. ЕКУ делегировало в полк Бориса Везенкова и Николая Венчелевского. Из родного большинству петербуржцев ТКУ были Евгений Чибисов, Владимир Иеропес, Алексей Дзалиев, князь Вяземский и Владимир Тер-Газаров. Даже из пехотного Александровского училища был Леонид Корсак.
Многие из этих разгильдяев все-таки стали офицерами и достойно служили России. Корнет Везенков Борис Владимирович служил в 18-м гусарском Нежинском полку и погиб когда атаковал с разъездом в 15 гусар роту неприятельской пехоты. Корнет Петров Михаил Георгиевич воевал в 3-м гусарском Елизавет-градском полку и был награжден орденом Святого Георгия 4-й степени, к сожалению посмертно.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     
Спонсор
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    вывод темы на печать    Список форумов Городской интернет-портал Ржев -> История Ржева Часовой пояс: GMT + 4
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4  След.
Страница 2 из 4

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Вы не можете вкладывать файлы
Вы можете скачивать файлы


Текстовая версия
Powered by phpBB © 2001, 2006 phpBB Group
Adapted for RUNCMS by SVL © 2006 module info


  
ВВЕРХ RZEV.ru © 2005 Городской интернет-портал Ржева ВВЕРХ
Rambler's Top100 Яндекс цитирования Power by AMD © rzev.ru RunCms.Org
- Генерация страницы: 0.92 секунд | 67 Запросов | 69 Файлов: 911.41 КБ | HTML: 211.87 КБ -