Rambler's Top100
Поиск  


Список форумов Городской интернет-портал Ржев Городской интернет-портал Ржев
Ржевский Форум
 
 Наблюдаемые темыНаблюдаемые темы   FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы  medals.phpНаграды  ИзбранноеИзбранное   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Год 1942 под Ржевом
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему   вывод темы на печать    Список форумов Городской интернет-портал Ржев -> Книги о Ржеве
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Maria
Мэтр
Мэтр
Репутация: 42

Пол: Пол:Жен
Гороскоп: Весы
Китайский: Тигр
Зарегистрирован: 05.03.2006
Сообщения: 8084

Награды: 1 (Детали)
Золотая медаль (Сумма: 1)



СообщениеДобавлено: Пт Мар 6 22:24:07 2009    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Дождь льёт так, что, хотя и светло, населённого пункта Фёдоровское не видно совсем. На лесных склонах клубится туман, как пар из-под крышки кастрюли с кипящей водой. В земляных укрытиях опадают стенки из-за насыщения почвы влагой.
Капитан не верит тишине, которая сейчас царит в долине.
Петерсен считает ящики с боеприпасами; их слишком мало. А так как Гюттенраух из-за месива не может подъехать на тягаче, все обязаны помогать. Солдаты переносят снаряды через ручей; длится это два часа и стоит сильного потоотделения.
Потом они пробуют зажечь огонь, но дерево такое влажное, что из затеи ничего не получается.

Булочка ведёт наблюдение, находясь в карауле возле укрытия капитана. Но небо закрыто тучами и пеленой тумана и невозможно что-либо различить.
Остальные сидят на корточках в мокрой одежде под палаточными навесами и жуют хлеб, как будто у них во рту солома. У каждого в запасе по четыре куска хлеба из продовольственного пайка, а на всех ещё две банки тушёнки и масло к хлебу. Петерсен напоминает об экономии продуктов. Если сорвётся доставка продовольствия при такой погоде, им придётся долго сидеть на том, что останется от пайка.
Капитан, ругаясь, всё посматривает на серое дождливое небо. Пройдут ли зенитные пушки «Антон» и «Дора»? Он продумывает в голове их путь от обозной стоянки до своей позиции. Большак, топи и склоны... А потом отрицательно качает головой и говорит себе: «Исключено!». После этого размышления он уже шагает по руслу ручья, пересекает лощину и почти подходит к лёгким зениткам. Немного не дойдя до позиции, слышит шум боя из долины. Под покровом дождя и тумана танки противника прокладывают себе дорогу из леса к деревне и через неё. Равномерный ход и звук двигающихся танковых гусениц перепутать ни с чем невозможно.

И вновь сумашедшая пальба. Танки стреляют с тем знакомым рёвом, который с зимы стоит у немецких солдат в ушах. Попеременно со своеобразным шумом взрываются ручные гранаты и мины.
Бой короток. Танки катятся зигзагами. Дождевые испарения закрывают всё происходящее и не позволяют что-либо увидеть. Гренадёры отступают. Одним прыжком взбираются они на склон, бросаются на землю и зарываются в грязь заново. Голос сквозь шум: «Пятая сюда!» Это, вероятно, офицер распределяет людей.

Петерсен прикрывает зенитное орудие на всякий случай. Никто не знает, что может случиться. Какая-то группа солдат, тяжело дыша, взбирается к ним наверх. Фельдфебель подходит к нему. «Стреляйте, камерады, стреляйте, чтобы они видели, что здесь не пройти! Наши две роты не смогли удержать долину!» Петерсен раздумывает. «Нет», говорит он, «это не имеет смысла.» Долина прикрыта туманной пеленой. «Нам не разрешено раньше времени выдавать себя.»
«Ну, хоть раз пальните по деревне!»
Петерсен закуривает сигарету. «Парни», говорит он в раздумьи, «этим я всем сделаю лишь медвежью услугу. Если пополнение боеприпасами не подойдёт, то каждый снаряд будет на вес золота.»
Фельфебель опускает от разочарования голову и руки, вода стекает с воротника его шинели, запачканной глиной.
«Но они должны знать, что мы ещё здесь!» Злость поднимается в нём. Он подходит к Петерсену: «Ты хоть знаешь, что здесь происходит?! Через два часа на этом месте должен быть закрыт котёл!»
«Да поймите же!» Мозг Петерсена работает. Ответственность, лежащая сейчас на нём, давит огромным грузом.
Фельдфебель продолжает в резком тоне дальше: «Наши боеприпасы почти кончились. У нашей противотанковой пушки нет снарядов с сегодняшнего утра. Если пополнение не придёт, всё пойдёт наискось.» Он снимает мокрую пилотку и выкручивает её. «Чтоб я провалился на этом месте!» заключает он свою речь.

«Настоящее свинство!» Космалла стоит рядом и держит руки в карманах брюк. Гренадёры соскребают куски глины с сапог винтовками. Один из них дышит тяжело, как загнанная овчарка. Грохот в долине стихает. Теперь там устраиваются танки и подходит пехота противника. Сквозь туман слышно, как стучат лопаты.

(Продолжение следует)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     Happy Birthday
Спонсор
Taman
Постоянный посетитель
Постоянный посетитель
Репутация: 3




Зарегистрирован: 14.11.2005
Сообщения: 110

Награды: Нет



СообщениеДобавлено: Сб Мар 7 1:02:07 2009    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

OL писал(а):
Taman писал(а):
А не угомониться ли Вам, наконец-то?!

OL писал(а):
Taman писал(а):
А не угомониться ли Вам, наконец-то?!

Не нравиться,не ешь


Не нравиТся, не ем, отторгаю, отвергаю. "Ржев, неизвестная битва Георгия Жукова" видели. Излияния какого-то там Марииного солдата Вермахта, о том, что он защиищал от нас свою Германию - слышали. Знать мнение врага надо - согласны, но от Вас OL......
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     
Maria
Мэтр
Мэтр
Репутация: 42

Пол: Пол:Жен
Гороскоп: Весы
Китайский: Тигр
Зарегистрирован: 05.03.2006
Сообщения: 8084

Награды: 1 (Детали)
Золотая медаль (Сумма: 1)



СообщениеДобавлено: Сб Мар 7 1:24:11 2009    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Ах, Taman, Ваше любопытство Вас до добра не доведёт.
Не лезьте туда, куда Вам и не хочется, и не читайте то, что Вы не понимаете. Оставьте эту тему в покое. Подумайте о Вашем здоровье...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     Happy Birthday
Спонсор
Taman
Постоянный посетитель
Постоянный посетитель
Репутация: 3




Зарегистрирован: 14.11.2005
Сообщения: 110

Награды: Нет



СообщениеДобавлено: Сб Мар 7 2:03:43 2009    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Maria писал(а):
Ах, Taman, Ваше любопытство Вас до добра не доведёт.
Не лезьте туда, куда Вам и не хочется, и не читайте то, что Вы не понимаете. Оставьте эту тему в покое. Подумайте о Вашем здоровье...

Ах-ох. Какая чушь.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     
Hint
Местный
Местный
Репутация: 0

Пол: Пол:Муж


Зарегистрирован: 19.10.2007
Сообщения: 44

Награды: Нет



СообщениеДобавлено: Сб Мар 7 17:51:24 2009    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Taman, попробуй сам найти интересный исторический материал, опубликуй, и народ к тебе потянется..
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail     
Valera
Местный
Местный
Репутация: 2




Зарегистрирован: 25.02.2009
Сообщения: 50

Награды: Нет



СообщениеДобавлено: Сб Мар 7 18:59:32 2009    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Мария ждем продолжения. Applause
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора     
Спонсор
Maria
Мэтр
Мэтр
Репутация: 42

Пол: Пол:Жен
Гороскоп: Весы
Китайский: Тигр
Зарегистрирован: 05.03.2006
Сообщения: 8084

Награды: 1 (Детали)
Золотая медаль (Сумма: 1)



СообщениеДобавлено: Сб Мар 7 22:18:57 2009    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Напряжение снимается тем, что немецкая артиллерия начинает стрелять по деревне. Катком, от одного конца до другого.
Солдаты уже не смотрят на часы. Дождь медленно прекращаетcя. Туман водяных испарений рассеивается, повсюду хлюпает вода. Теперь вырисовываются и контуры деревни. Вначале они размытые, а позже приобретают уже чёткие формы. Петерсен лежит на холмике и просматривает в бинокль долину. От увиденного у него перехватывает дыхание. Он начинает считать, тихо повторяя про себя, стараясь не испугать числами остальных солдат. Каждое новое число ускоряет его пульс «Пять, шесть, семь...» Он досчитал до четырнадцати. «Четырнадцать танков», он поворачивается и смотрит в лицо Грефе. Сглатывая слюну, произносит ещё раз «Четырнадцать танков!» Был бы здесь хотя бы капитан..!
«Пехота Советов уже окапывается между домами», произносит он, чтобы как-то прервать молчание со стороны Грефе. «Хоть бы солнце вышло», думает он про себя.

Туман исчезает быстро. Теперь земля требует солнца и гонит его в сторону лесных склонов. Со стороны зенитного орудия спрашивают, что делать. Петерсен смотрит ещё раз в бинокль, считает танки по второму разу, как бы убеждая себя, что это не во сне. Потом поворачивается к своим людям и кричит:»Четырнадцать танков!»
Мужчины, олстолбенев, смотрят в его сторону. Уж не углом ли вперёд, клином, хотят прорываться здесь танки противника? А ведь фельдфебель только что сообщил, что у немецкой пехоты иссяк резерв боеприпасов! Бой за деревню они потеряли из-за тумана, а теперь лежат на склоне в грязи...

«Давай!» Петерсен принял решение. «Поехали!», говорит он. «Но осторожно и с точным прицелом!»
Килиан уже сидит на «стуле святой троицы», как он прозвал своё сидение. Оно скрипит от влажности и набухания. Ствол орудия опускается и движется. Как черви в грязи, пробираются танки там, в деревне, через месиво. Теперь их уже видно невооружённым глазом. Со стороны зенитки возгласы: «Орудие готово!»
«Проверить настройку. Позиция!» Петерсен требует точности.
«Огонь!»
Гренадёры вскидывают руки к ушам, защищая их от грохота; берёзовые ветки вокруг зенитной пушки, украшенные дождевыми каплями, вздрагивают и теряют свою красоту. Барабанные перепонки болят.
«Огонь!» Крыша слетает с одного дома.
Чёрт возьми! Мимо!
Пустая обойма звенит при выпадении металлом по металлу.
«Огонь!»
Танки в долине между тем забеспокоились. Как муравьи, крутятся они и ищут укрытия.
Но на этот раз даже взрыва не заметно.
«Килиан!?» А это уже упрёк.
Килиан не поднимает головы, что может означать лишь одно: Да-да, Петесен, спокойно. Я знаю.
«Огонь!»
«Попадание в цель!»
Петерсен смотрит на часы. 11 часов 34 минуты. Танки отходят теперь в сторону лесных склонов. Один танк хочет оторваться и удрать от грозной зенитной пушки по прямой; он карабкается через гору мусора и задевает угол дома.
«Новая цель: Танк на правой стороне выезда из деревни, возле кучи мусора!»
«Огонь!» Снаряд, вылетая из пушки, шипит и попадает в мотор. Узкое пламя, как бы уходящее в себя. Но что это? Танк продолжает двигаться!
Ещё раз: «Огонь!»
Чёрт! Мимо!
«Огонь!»
«Готово! Новая цель!» Петерсен смотрит назад. Килиан и и Гартманн показывают на засов. Космалла кричит: «Стой! Пустая обойма застряла в стволе!»
Килиан спрыгивает с сидения. «Булочка, шомпол, быстро!»
Толстяк бежит вокруг орудия, сломя голову.
«Толстый!» кричит Космалла. Гюттенраух, подающий снаряды, сам спокойствие. «Тут», говорит он и подаёт шомпол. Вчетвером они бегут к стволу.
«Раз-два, раз-два, раз-два!»
Чшш... Слышно над их головами. «В укрытие! Бронебойный снаряд!»
Зенитчики падают плашмя и ползут по лужам. Влага проникает во все одежды. Из-под воротника уходит тепло. Гренадёры пехоты просто скатываются со склона вниз, так они быстрее вне опасности.
Что-то ещё раз шипит с другой стороны. Из оврага начинает обстрел лёгкая зенитка. С высоты падают бризантные гранаты в пехоту противника. Танки быстро покидают долину. Зенитчики мгновенно выскакивают из луж, вводят шомпол в ствол, и пустая обойма от снаряда зо звоном выпадает из орудия.
В ущелье над лёгкими зенитками шипят выстрелы гранатомётов. Внизу в деревне слышны крики. Гренадёры поднимаются из укрытий и щелей и, штурмуя, бегут со склона. Лёгкие зенитки «лают» при стрельбе, автоматы стучат, гранаты гремят, гранатомёты шипят.
«Ура!»кричат штурмующие, перебегая через родник. Со всех сторон долины слышно эхо, многократно отражаемое лесными уступами.
«Огонь прекратить, пауза!» кричит Петерсен. Солдаты встают, вытирая пот с лиц.
«Ну, люди...», говорит Гюттенраух, «теперь я верю в ангелов хранителей!»
С высоты возвращается капитан, махая руками.

(Продолжение следует в понедельник)

Уважаемые читатели! Smile
Завтра я не смогу продолжить повествование. Поэтому советую использовать перерыв и уделить немного внимания Вашим жёнам, подругам, матерям и сёстрам.
Насчёт Madam Taman... Лучше всего не обращать на выпады внимания.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     Happy Birthday
wodka
Новенький
Новенький
Репутация: 0




Зарегистрирован: 28.02.2009
Сообщения: 27
Откуда: россия
Награды: Нет



СообщениеДобавлено: Вс Мар 8 0:18:46 2009    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Taman, ты наверно знаешь много иностранных языков,переводишь неизвестную (литературу) на родной,и беЗплатно распространяешь в интернете,если нет ,переведи fast-fud-u%

Добавлено спустя 2 минуты 31 секунду:

Maria,с празником ,удачи и здоровья.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     
Maria
Мэтр
Мэтр
Репутация: 42

Пол: Пол:Жен
Гороскоп: Весы
Китайский: Тигр
Зарегистрирован: 05.03.2006
Сообщения: 8084

Награды: 1 (Детали)
Золотая медаль (Сумма: 1)



СообщениеДобавлено: Пн Мар 9 1:04:49 2009    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Спасибо, товарищ wodka! Smile
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     Happy Birthday
Спонсор
Maria
Мэтр
Мэтр
Репутация: 42

Пол: Пол:Жен
Гороскоп: Весы
Китайский: Тигр
Зарегистрирован: 05.03.2006
Сообщения: 8084

Награды: 1 (Детали)
Золотая медаль (Сумма: 1)



СообщениеДобавлено: Пн Мар 9 21:16:51 2009    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Командир танковой пехоты прислал посыльного: на склонах леса вновь собираются советские танковые бригады с целью прорыва из котла. Он хочет знать, подъехали ли зенитные пушки? Они ему срочно понадобятся, потому что его танки застряли в ложбине и не смогли выбраться прошлой ночью. Капитану пришлось ответит командиру: «Нет».
Моторизованная пехота залегла вокруг деревни и хочет таким порядком встретить наступление. Снарядов хватит ещё на один день.
«Если не подойдёт пополнение, то нам не удержать позицию до завтрашнего утра», передаёт командир.

Советы устроили заградительный огонь спереди и с правого фланга. Они обстреливают весь холм до ущелья и вокруг. Взрывы их гранатомётов слишком коротки и не причиняют большого зла. А вот их артиллерия стреляет чертовски хорошо. У ущелья бесконечно дымят и брызгают огнём взрывы. Немецкие батареи молчат, связь с ними, похоже, потеряна. Разносчики еды, которые к обеденному времени пытались пробраться к солдатам после километровой грязи, были обстреляны по одиночке зенитными орудиями противника. Временами даже нельзя было высунуть нос из окопа. Гюттенраух, который в короткое затишье бегал к тягачу, вернулся весь в поту - так его загнал выстрелами противник.

Постепенно до сознания доходит, что они отрезаны и должны надеяться лишь на себя. И что лежат они на пересечении самых горячих мест этой битвы. Со склон лесов позади деревни стреляют, из леса с правого фланга со всех высот ведётся артиллерийский огонь, отовсюду булькают гранатомёты.
А связь позади? Пустыня, заполненная грязью. По флангам сидят Советы, чьи снайперы стреляют вдоль большака.
Петерсен считает ящики со снарядами. «Двенадцать», сосчитал он. Пришлось солдатам ползти по ложбине через болото в то время, когда их обстреливали. Они приволокли последние пять ящиков со снарядами с тягача. И видели два немецких танка, выведенных из строя артиллерией, и другие, которых засасывала грязь в бездонность. Это было заметно по колеблющимся танковым башням. Зенитные орудия так и не подошли. Противотанковая пушка не стреляет. Пехота похожа на кучку потерянных людей, которые героически отбиваются в одиночку от противника.
Танки противника вновь образуют боевой порядок. Трубный рык и шум доносятся из леса. По-видимому, они дожидаются ночи.
Питьевой воды нет, сухих поленьев нет. Хлеб кончается, а о куреве уже никто не думает.
Всё на завтра? – Завтра!

Молчаливый фельдшер, которого не слышно и не видно оттого, что он работает в стороне от боёв, перевязывает легкораненых. Из деревни пешком ему приносят солдата с ранением в живот, который с широко открытыми глазами и согнутыми в коленях ногами всех уверяет, что он совсем мало ел, и это хорошо в его теперешнем состоянии. И ноги он подтянул, чтобы расслабить мышцы живота. Санитар, который его пронёс сквозь огонь, вытирает пот и закуривает. Тяжелораненый смотрит на дым сигареты глазами, полными вожделения. Когда фельдшер отворачивается, чтобы перевязать другого легкораненого, санитар даёт ему затянутся сигаретой. Тяжелораненый делает длинные, торопливые затяжки, вдыхая дым в лёгкие так, как будто курит свою последнюю сигарету в жизни.
Петерсен и капитан, который чуть позже заполз в палатку, пробуют уснуть. Остальные сидят в земляных норах, поглядывают друг на друга, рассматривают разорванные, грязные и промокшие шинели, которые висят на них как старые мешки.
Дождь повсеместно закончился; и всё же небо не проясняется. Низкие облака проплывают над лесными склонами, чуть ли не задевая верхушки деревьев.
Советы начали обстрел, да ещё как! Теперь они определили расположение зенитного орудия «Цезарь». Но пушка стоит неповреждённой как заколдованная.
Не видно ни немецких истребителей, ни самолётов-разведчиков, не видно никого и ничего!

Килиан скребёт длинные полосы на стенах своего земляного укрытич и не знает, зачем он это делает. Булочка занят своими ногтями, а Космалла постоянно впадает в дрёму от утомления. Как только слышится орудийная очередь, они все сгибают колени и наклоняют голову ниже к земле. Космалла каждый раз испуганно вздрагивает и хватает ртом воздух, но как только стрельба затихает, он снова дремлет. У Грефе и Витцеля стоит в окопе вода так высоко, что жижа хлюпает в сапогах. При каждой стрельбе им буквально приходится купаться в грязи. Булочка одолжил им консервную банку, которой они вычерпывают грязную воду из щели. Витцель, младший из всех, мёрзнет. У него зуб на зуб не попадает от холода. Это особенно заметно, когда он на секунду появляется над краем рва, чтобы размять занемевшие конечности.
Петерсен лежит в палатке вместе с капитаном. Оба уставились на просвечивающуюся зелёную ткань палатки. Полотно намокло. Вода стекает с него каплями.

Снаружи бушует орудийный огонь. Взрывы уже невозможно отличить друг от друга. Советы используют все калибры и снаряды, паля по высотке. Это просто счастье, что орудийная позиция немцев устроена на склоне как башня. Скошенность много значит. Грохот и удары отскакивают от склона. Ткань палатки качается от давления воздуха, напрягается и снова спадает.
«Там что-то гудит?», капитан приподнимается, прислушивается и выползает из палатки. Огненный град нескончаемо бьёт в склон, земля которого начинает медленно расслаиваться.
Вдруг шум мгновенно стихает. Высота возле ущелья испускает пар. Всё ближе слышно неприятное жужжание. «Бомбардировщики!» Откуда-то возле лёгких зениток выпрыгивает немецкий солдат и показывает на северо-восток. Все вскакивают как наэлектризованные. Жужжание всё усиливается. Это они!
Витцель, державший руки у лица, опускает их. Правда ли это..?
Пехота подаёт опознавательный знак выстрелом.

Бомбардировщики разворачиваются. Солдаты считают. Двадцать семь бомбардировщиков! Всё. Теперь им тут на склоне можно распивать кофе. Даже если у большевиков там в лесу артиллерия целой армии, стрелять они уже не будут.
Немецкие солдаты встают в окопах в полный рост, потягиваясь и выпрямляясь, и глядя на небо. Советы молчат. А воздух гудит. Закрытым порядком машины кружатся над лесными склонами. То, что солдаты теперь наблюдают, превосходит всё до сих пор ими увиденное. Самолёты опрокидываются по плоскости, рычат и камнем пикируют с неба. Первые бомбы взрывают лес, воздух придавливает солдат к земле, зенитное орудие начинает дрожать как испуганная лошадь. Каскады дыма крутятся над верхушками деревьев и расползаются по сторонам. Мужчины на земле кричат что-то друг другу, но слова проглатывает всё ломающий, визгливый и одновременно рычащий хаос.

Какое это замечательное чувство свободы, быть вырванным из, казалось бы, безвыходного положения! На двадцать долгих минут небо и земля как бы совсем исчезли , а мир сорвался с петель. Пожар бушует в месиве стали, леса и земли. Человеческие тела, лошади и повозки летят в воздух. Огонь дрожит. Огромная пятерня опускается в почву и хватает всё, что в ней есть, выбрасывает в воздух и разбрасывает повсюду, чтобы вновь засыпать землёй.
Солдаты кричат, поднимают и широко разводят руки, как бы обнимая самолёты в воздухе!
Рёв многосотен. Перед стонущим лесом жёлтые, чёрные и грязно-серые пороховые облака с языками пламени. Воняет смолой и горящим деревом. В ушах отдаются колебания воздуха и вой. Да, русским придётся распрощаться с мечтой о выходе из котла при таких, всё уничтожающих, бомбёжках, ведь противника застали при подготовке на выход из окружения.

За ночь лесной склон полностью выгорел. Пожарище, как огненная кулиса, освещает всю долину, в которой солдаты спят в забытьи.
Капитан подходит к орудию. Зенитчики сидят вместе, выкуривают последнюю сигарету и смотрят на ещё не прогоревший пепел за долиной.
И, как всегда, в такие вот важные моменты, падают первые крупные капли из дождевых туч, подошедших с запада. Солдаты уже ничего не говорят. Их некому жалеть. Они уже знают противника и его страну.
Они знают, что на другой стороне Советы будут собирать последнее оставшееся и невероятным усилием попытаются вновь прорвать стену окружения.
«И всё же», говорит Петерсен, «в Калинине и за ним последней зимой было хуже. Там было холодно. А мороз намного больнее.»


Последний раз редактировалось: Maria (Вт Мар 10 22:28:46 2009), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     Happy Birthday
Maria
Мэтр
Мэтр
Репутация: 42

Пол: Пол:Жен
Гороскоп: Весы
Китайский: Тигр
Зарегистрирован: 05.03.2006
Сообщения: 8084

Награды: 1 (Детали)
Золотая медаль (Сумма: 1)



СообщениеДобавлено: Вт Мар 10 22:12:36 2009    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

На лесных склонах справа от позиции слышится «блюб-блюб-блюб», как будто кто-то косточкой пальца стучит по пустой деревянной бочке. Оглушительный рокот, за ним пламя и огненная лавина катятся на людей. Солдаты одновременно поворачивают головы в одном направлении, у всех расширены глаза от ужаса. В одну секунду взметнулись в воздух дюжины земляных фонтанов позади ущелья. Люди инстинктивно прижимаются к земле. Гартманн вскрикивает «Моя рука!» Никто ничего не понимает.
Стреляют многоствольные реактивные установки. Петерсен хотел было поменять место, но тут фланговый огонь противника перешёл на них. В то время, когда лес позади деревни скрыт пеленой дождя, огненные языки, вырывающиеся из ста труб и глоток гранатомётов, покрывают позицию немецкой пехоты зенитчиков. Минуты кажутся растянутыми до часов. Огонь орудий становится всё сильней. Гартманн ругается от боли, пока Булочка его перевязывает и успокаивает словами.
Фельдшер пробует выбраться из своей земляной норы, но эта затея бесполезна. Автоматные очереди проносятся, шипя, вдоль и поперёк. Ему приходится отказаться от своего плана.
Солдатам не остаётся ничего другого, как беспомощно лежать, прижавшись к земле, и ждать.
Тяжелораненый, прибывший прошлым днём, разговаривает и жалуется в лихорадке высокой температуры, и кричит временами, требуя воды. У всех натянуты нервы до предела. Петерсен улёгся на спину в своей щели. Над ним тёмное, громыхающее небо в огнях пекла. В таком положении я хотя бы увижу снаряд, который в меня попадёт, приходит ему на ум. А потом он думает о другом. О семнадцати гранатах, каждая из которых должна помочь удержать окружение. Семнадцать гранат, семнадцать раз сила, способная защитить и удержать!
Грязь хлюпает, вода капает и течёт.
Капитан вытянулся рядом с Петерсеном; теперь и он лежит на спине и смотрит в небо над собой. Замечает ли он вообще присутствие Петерсена? У капитана широко раскрытые глаза. По лицу прыгают отсветы огня.
Вторая очередь выстрелов из ракетных установок с грохотом обрушилась на ложбину.
«Это хуже всего», говорит капитан, «вот так лежать и ждать, беззащитно быть отданным судьбе. Для солдат это наихудшее. Как ягнёнок со связанными ногами на заклании...»
Петерсен тоскливо слушает, лёжа головой на краю рва, и смотрит в горящую ночь.
Тяжелораненый говорит теперь громко и бессмысленно. Его всего трясёт высокая температура.

Моторизованная пехота, гренадёры, стреляют сбоку по лесу, но как-то скупо. Капитан вслушивается. Почему они стреляют? Сигнальная ракета на небе, ещё одна! Свет ослепляет. Слышны крики: «Ура! Ура!». Плотные волны советских солдат торопятся, бегут по полянам.
«На выход!» орёт капитан. Петерсен выпрыгивает из своего рва. Зенитчики ползут к орудию, пригибаются, прячась за защитным листом зенитного орудия. Ствол зенитки начинает двигаться и опускаться. Теперь опасность забыта. Орудие скрипит и сипит.
«Разрывные гранаты! Огонь!»
Поверху ущелья начинает стрекотать лёгкая зенитка. Очереди снарядов свистят над головами немцев и попадают в ряды советских солдат. Плотные ряды их тел падают как шахматные фигуры. А тут ещё новая очередь из ракетных установок! Немецкие зенитчики пригибаются за щитом. Чертовски сильный взрыв позади позиции бросает их на землю.
Но вскоре они у орудия. На полянах перекатываются клубки из человеческих тел. Новые сигнальные ракеты качаются в небе и слепят. Немецкие танки в лощине - теперь они зона обстрела. Немцы кидают гранату за гранатой в ряды советских солдат. Самые стойкие из них остаются лежать возле родника.

«Потратил три взрывные гранаты», рапортует Петерсен.
«Давай ещё две!»
«Так точно, господин капитан!»
И вновь немецкие зенитчики бросаются на землю, потому что тяжёлые «чемоданы» гудят слева и справа, попадая и падая в склон. Что-то брызжет и крошится над ними.
Из мёртвого, сгоревшего леса появляется огонь. Снова сигнальные ракеты! Через воронки, развалы и кратеры на немцев идут два сверхтяжёлых танка. Зенитное орудие наводится. Пехота ждёт.
«Огонь!» Килиан сделал отличную наводку и прицел. Первый советский танк, который собрался было перевалить через кратер, опрокинулся в него и перевернулся от взрыва гранаты.
«Меняем цель! Огонь!»
Промах.
«Огонь!»
И тут ужасная взрывная волна отбрасывает зенитчиков от орудия. Это выглядит так, как будто кто-то огромный бросил их на землю и сдавил горло лапищей. Вспышка огня, светлее чем от собственного выстрела, осветила солдат. Все непроизвольно закрыли лица ладонями.
Петерсен называет каждого по отдельности.
«Есть раненые?» кричит фельдшер со своего места.
Петерсен складывает руки у рта рупором и криком отвечает: «Никого!»
У второго танка горит мотор. А первый танк начинает накаливаться как плита печки.
На противоположной стороне всё медленно затихает.
И лишь артиллерия противника продолжает стрелять. Очереди выстрелов всё ближе и ближе.


Последний раз редактировалось: Maria (Ср Мар 11 22:08:55 2009), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     Happy Birthday
Maria
Мэтр
Мэтр
Репутация: 42

Пол: Пол:Жен
Гороскоп: Весы
Китайский: Тигр
Зарегистрирован: 05.03.2006
Сообщения: 8084

Награды: 1 (Детали)
Золотая медаль (Сумма: 1)



СообщениеДобавлено: Ср Мар 11 21:58:55 2009    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Сколько времени длится этот бой? Уже прошёл день, ночь и снова наступил день.
Солдаты не чувствуют голода, усталости, жажды, холода и сырости. Всё перекрывает жестокость боя.
Идёт ли дождь? Светит ли солнце? Да это же день!
Деревни уже нет. Она сгорела? Они этого не заметили. Там бушевал сплошной хаос. Крики раненых, хотевших жить, слышали солдаты. И ураган, принёсший тысячеразовую смерть, видели они. И сами воевали. Уничтожали противника. Целились и стреляли, и снова стреляли, пока не прекратился поток наступающих. И только когда огонь артиллерии противника и его гранатомётов иссяк, лишь тогда подняли они серые, исхудавшие лица в касках над краями рвов. Они, немецкие солдаты, ещё живы! Зенитное орудие слегка повреждено. Четыре снаряда лежат в ящиках. Это всё, что у них осталось.
Где моторизованная пехота? Где танки из ущелья? Где сейчас проходит главная линия боя? Где Советы?
Дюжины танков с распоротыми внутренностями, сожжённые стоят повсюду на поле между высотой и лесом. Лощина превратилась в долину смерти.

На пятый день прилетели транспортные самолёты с грузами провианта и снарядов. На всё это солдаты могли смотреть лишь жадными, истосковавшимися глазами. Выпустили сигнальные ракеты. И, наконец, с неба падают транспортные контейнеры-бомбы. Они спускаются на белых шёлковых парашютах, как тела парашютистов. А ветер относит их в сторону Советов...
На высоте оживление. Там стоят солдаты и махают самолётам.
Три машины уже вновь позакрывали транспортные люки, капитан наблюдает за всем в бинокль. Но вот один из транспортных самолётов ещё раз разворачивается и пролетает над высотой и ущельем. Гренадёры размахивают руками. Машина делает большую петлю, и вновь падают контейнеры. А их также относит в сторону. Люди бегут за ними. Белые парашюты висят в небе, светясь белизной шёлка. С другой стороны доносятся отдельные автоматные очереди. Но немецкую пехоту уже не удержать. Она бежит как в атаку за парашютами, скатывается со склона, падает, съезжает, встаёт...

Петерсен с капитаном наблюдают происходящее. Петерсену нехорошо. Язык прилип к гортани и сердце как бы выпрыгивает из груди. Нервы потеряли способность чувствовать. А вдруг пуля залетит сюда? Это вполне возможно. Попадёт в него, и придётся ему медленно закрывать глаза и ждать, пока жизнь кончится в нём теплиться.
Гренадёры бегут за спускающимися парашютами до развалин деревни. Они прыгают в развороченные борозды и падают. Огонь не утихает. Но это их не останавливает. Из глоток вырываются крики радости и благодарности. Транспортные самолёты давно уже улетели. На одном из опустившихся парашютов лежит убитый с распростёртыми руками в той позе, в какой он хотел, видимо, собрать белый шёлк парашюта.
Гранатомёты засыпают снарядами деревню. Санитарам, подбирающим раненых и убитых, приходится из-за этого часто падать на землю. Два лёгких орудия на высоте стучат, паля по флангу в сторону леса. А с территории сожжённого леса уже никто не стреляет. От позиции, где находятся лёгкие зенитки, приходит обер-ефрейтор и сообщает об обстановке на его позиции. Он говорит о том, что светлорусый унтер-офицер и его пять солдат погибли в последнюю ночь, что их орудие вышло из строя из-за прямого попадания, и то, что пехота перенесла главную линию боя к высоте, так как у них кончились снаряды, и что в пехотной роте всего лишь лейтенант и тридцать солдат, но несмотря на всё это прорыва котла не произошло. Они на своей позиции было уже подумали, что расчёт орудия «Цезарь» погиб, так как огонь был нацелен прямо на зенитку.

Капитан поправил каску, подтянулся и пошёл вместе с обер-ефрейтором по гребню высоты мимо ущелья к позициям лёгких зениток. Ни одного выстрела.
Погибших уже завернули в брезент. Лейтенант пехоты подошёл молча и пожал руку в знак приветствия. Малочисленное командование направилось к сброшенным контейнерам с провиантом и снарядами. Всё было разделено по количеству солдат. Тридцать солдат пехоты, тридцать один зенитчик, пятеро с первязочного пункта.
«А Ваши танки?» спрашивает капитан.
Лейтенант печально махает в ответ рукой. «Старший лейтенант погиб с двумя танковыми расчётами. Осталось всего восемь человек.»
Ринтинтин, самолёт-разведчик, пролетает над мёртвой землёй.
Три солдата копают могилу для погибших сослуживцев-камерадов. Дело подвигается быстро, земля рыхлая. Капитан ждёт, когда всё будет готово. Мёртвых солдат опускают во влажный четырёхугольник. Капитан вынимает из кармана форменной рубашки записную книжку, а из неё спрессованный цветок незабудки, опускается на колени и укладывает высушенный, бледный цветок на брезент. Обер-ефрейтор отдаёт ему разломанные опознавательные жетоны.
Капитан поднимает взгляд на окружающих его мужчин.
«Не ждите от меня речей. Словами всего этого не выразишь...» и снимает каску с головы. Его волосы беспорядочны и приклеены потом ко лбу. Все замерли, соблюдая тишину.
Капитан подождал, пока могила будет засыпана землёй и дал указание поставить деревянный крест. Командование обеими лёгкими зенитками было передано унтер-офицеру. Оставшийся расчёт орудия, вышедшего из строя, распределено по двум другим имеющимся зениткам.
Затем он уходит по развороченной земле назад к своему орудию. Поляны раскурочены, поля перепаханы снарядами. По дороге он находит палку, которой махает так, что воздух свистит. Его лицо хмуро, хотя небо над землёй самого красивого голубого цвета.
В лощине ему встречается по дороге Гартманн, который идёт от фельдшера.
«Как дела?» - «Лучше», говорит Гартманн, хотя его рука ужасно болит. «Хорошо», произносит капитан и продолжает путь до своей земляной норы. Там сидит он долго, над чем-то раздумывая. Потеплело. Капитан растёгивает рубашку, трогает рукой подбородок, заросший щетиной. И вдруг встаёт, подтягивается, застёгивает рубашку и пружинящими шагами идёт к своим солдатам.
«Что с пушкой?» спрашивает он, обходя и проверяя зенитку.
Космалла поднимает голову. «Слегка повреждена, господин капитан, сильной взрывной волной.»
«Сейчас будем есть!» командует капитан. Солдаты садятся на края рвов, спустив ноги в дыры, жуют и курят.
«Мне вот думается», говорит капитан, «что самое худшее у нас позади. Дождя нет, дороги сухие, большевиков отбили, окружение закрыто.»
Витцель спрашивает, верит ли капитан в то, что другие орудия ещё подойдут.
«Конечно, Витцель! Конечно! Бой продолжается. Теперь котёл необходимо уничтожить!»
«Чёртова страна» говорит Витцель.
«Что Вы сказали?»
«Чёртова страна, господин капитан!» повторяет Витцель громко и раздельно.

В ночь с пятого на шестой день подходят орудия, снаряды, танки и зенитки, артиллерия и солдаты. И с этим пополнением новая жизнь и новое мужество.
Небо смеётся, как будто замаливает свои предыдущие грехи. Земля высыхает. Вновь висят полотнища пыли над дорогами.
Советы как парализованы. Немецкие танки за несколько часов закрыли последние небольшие бреши в окружении. Советская армия проиграла здесь битву. Котёл закрыт намертво.
В колонне, движущейся на юг, катится и зенитное орудие «Цезарь».


Последний раз редактировалось: Maria (Пт Мар 13 17:56:40 2009), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     Happy Birthday
Спонсор
Maria
Мэтр
Мэтр
Репутация: 42

Пол: Пол:Жен
Гороскоп: Весы
Китайский: Тигр
Зарегистрирован: 05.03.2006
Сообщения: 8084

Награды: 1 (Детали)
Золотая медаль (Сумма: 1)



СообщениеДобавлено: Чт Мар 12 19:52:18 2009    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Уважаемые читатели, друзья!
Сегодня мне не сделать перевода - времени в обрез. Постараюсь выставить продолжение завтра. Вместо чтения электронной книги предлагаю сходить на кухню и приготовить для семьи итальянские спагетти "Болонезэ", по-русски: макароны с острым томатным соусом, посыпанные тёртым сыром. Иногда к соусу добавляется фарш, прожаренный с репчатым луком. В качестве напитка предлагается чистая (кипячёная) вода, остуженная в холодильнике, в которую добавлен кружочек лимона, или натуральное сухое красное вино. Красное вино можно разбавить в пропорции 1:1 чистой водой. Пиво (неразбавленное) также хорошо подойдёт подойдёт к этому блюду. Приятного ужина! Very Happy
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     Happy Birthday
wodka
Новенький
Новенький
Репутация: 0




Зарегистрирован: 28.02.2009
Сообщения: 27
Откуда: россия
Награды: Нет



СообщениеДобавлено: Чт Мар 12 22:50:12 2009    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

макароны по флотски с пивом Speak to the hand
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     
Maria
Мэтр
Мэтр
Репутация: 42

Пол: Пол:Жен
Гороскоп: Весы
Китайский: Тигр
Зарегистрирован: 05.03.2006
Сообщения: 8084

Награды: 1 (Детали)
Золотая медаль (Сумма: 1)



СообщениеДобавлено: Пт Мар 13 17:44:28 2009    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Но что это?

Никто не понимает, в чём дело. Зенитную батарею останавливают во время марша на Белый. Танки, пехота, артиллерия, зенитчики, снабженческие обозы и походные мастерские – всё стоит, ждёт часами. Но вот в лихорадочной спешке соединения отсортировали. Теперь они катятся, продолжая марш, и сворачивают влево, проезжая мимо мест окружения. Непрекращающимися рядами тянутся военнопленные. Солнце печёт на мерцающем небе. Болота отдают испарения и бродят. Днём над землёй господствует пыль как нечистый дух, а вечера заполнены беспрестанной войной с комарами и болотной жижей.
Похоже, советское сопротивление сломлено. Немецкое радио сообщает о поражениях юго-западнее Ржева. Котёл окружения плотно закрыт, его уничтожение подходит к концу. В первый раз слышит родная Германия наименование города на верхней Волге, определяющего судьбы солдат. Под Белым пока идут бои. Несколько участков упорного сопротивления ещё должны быть ликвидированы.
И вдруг приказ остановиться!
Полдня стоят солдаты на проезжей дороге и ждут. Потом бесконечные колонны приходят в движение. Во главе танки, артиллерия, зенитки, моторизованные подразделения, затем пехота, кавалерийские соединения и основная часть обозов. И пока небольшие охранные группы прочёсывают лесную и болотистую территорию, главная часть армейских соединений потоком течёт вновь на восток. Скорым маршем проходят солдаты мимо мест горячих боёв. Развалины селения Фёдоровское скорбно появляются на пути, могилы погибших камерадов, уже покрытые пылью. Последнее прощание, которое картиной отпечатывается в памяти того, кто выживет. В облаке испарений и спешки идут люди, лошади, машины и орудия. И всё это маршевыми колоннами движется на Ржев.

Через два дня дороги издалека вновь приветствует зелёный город. Он похож на лубочную картинку – мирный ландшафт со спокойно текущей жизнью.
Волжские мосты быстро превращаются в большие шлюзы с воротами, перед которыми день и ночь стоит, скапливаясь, непрекращающийся поток полков. День за днём движутся волны, поднимаются по склону вверх и растекаются, проезжая мимо северного вокзала, дальше на Гридино и на северо-восток к Митькову. Немецкие солдаты занимают прежние укрепления, цементируют своим присутствием фронт. Прошедшая операция удалась. Тонкая завеса возле Ржева смогла отразить атаки Советов во время боёв в котле.
Над большим солдатским кладбищем во Ржеве, обрамлённым лужайками и соснами, висят горы облаков. Русские рабочие и работницы благоустраивают его, ровняют дорожки между могилами. Могильные верхушки окружены большими участками травяного покрова. Над ними высятся ряды белых крестов и памятник. И как будто охраняя этот священный участок земли, забор из берёзовых брусьев окаймляет место упокоения камерадов.

(Продолжение следует)


Интересно!
Во время операции "Зейдлитц" (июнь-июль 1942 года) под городом было относительно мало немецких соединений, т.к. судя по данным воспоминаниям большое количество солдат и техники было брошено под Белый и ликвидирование котла. Вот тут-то бы развернуться Красной Армии и ударить как следует!

Кроме того, во Ржеве было большое немецкое кладбище. Куда оно исчезло? Что стало со всеми захоронениями и могилами, трупами и костями немецких солдат? Может быть, именно поэтому немецкие ветераны так настойчиво заботились об устройстве нового немецкого кладбища, которое в итоге и было создано в виде Мемориала и Парка?

И ещё один момент. До августовских боёв с бомбёжками Ржев ещё был зелёным, неразрушенным и имел два моста. Вот бы фотографий этого периода посмотреть...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     Happy Birthday
Спонсор
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    вывод темы на печать    Список форумов Городской интернет-портал Ржев -> Книги о Ржеве Часовой пояс: GMT + 4
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
Страница 3 из 9

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Вы не можете вкладывать файлы
Вы не можете скачивать файлы


Текстовая версия
Powered by phpBB © 2001, 2006 phpBB Group
Adapted for RUNCMS by SVL © 2006 module info


  
ВВЕРХ RZEV.ru © 2005 Городской интернет-портал Ржева ВВЕРХ
Rambler's Top100 Яндекс цитирования Power by AMD © rzev.ru RunCms.Org
- Генерация страницы: 0.31 секунд | 67 Запросов | 69 Файлов: 911.41 КБ | HTML: 127.34 КБ -