Rambler's Top100
Поиск  


Список форумов Городской интернет-портал Ржев Городской интернет-портал Ржев
Ржевский Форум
 
 Наблюдаемые темыНаблюдаемые темы   FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы  medals.phpНаграды  ИзбранноеИзбранное   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Год 1942 под Ржевом
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему   вывод темы на печать    Список форумов Городской интернет-портал Ржев -> Книги о Ржеве
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Valera
Местный
Местный
Репутация: 2




Зарегистрирован: 25.02.2009
Сообщения: 50

Награды: Нет



СообщениеДобавлено: Чт Фев 26 22:14:37 2009    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

http://home.hccnet.nl/e.kooistra/tweedezomerslag.html
На ссылке есть интересные рисунки и карты.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора     
Спонсор
Maria
Мэтр
Мэтр
Репутация: 43

Пол: Пол:Жен
Гороскоп: Весы
Китайский: Тигр
Зарегистрирован: 05.03.2006
Сообщения: 8094

Награды: 1 (Детали)
Золотая медаль (Сумма: 1)



СообщениеДобавлено: Чт Фев 26 22:28:45 2009    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Петерсен лежит с капитаном в слегка выдвинутом наблюдательном пункте одного артиллерийского взвода. Они добрались сюда утром, пока ещё было темно. В первый раз они видят поле боя. Перед ними расположена деревня, которая как бы вросла в грунт, мягко переходящий в открытое пространство, окаймлённое большими лесными полосами, которые в тылу противника превращаются в толстые, тёмные меха лесов до самого горизонта.
Полная тишина. Посреди ландшафта за небольшой волнистой возвышенностью должна протекать речушка с бродом через неё. Там ударная позиция противника, к этому месту пойдут в атаку штурмовые группы.
Светлеет. Воздух ясен. Видимость отличная. Ни один возглас не выдаёт того напряжения, которое вскоре разрядится, когда обе стороны начнут бой.
Жаворонки в небе поют над линией фронта. Всё так мирно, что хочется снять поющих птиц с небесной голубизны и уберечь от войны.

Петерсен поднимает бинокль к глазам и рассматривает растилающуюся перед ним местность. Ничего не заметно. Он продолжает осмотр. Ничего! Догадывается ли противник, что скоро разразится бой?
Наблюдательный пункт сооружён на другой стороне откоса на краю лесочка. Под брезентом плоской палатки стоят радиоустановки. Наблюдатели внимательно рассматривают противоположные позиции. Перед ними планы местности, на которые они временами поглядывают. Всё ещё тихо. Солнце поднимается выше.
Петерсен оглядывается. Где они вообще лежат? Тут должен находиться одинокий двор, как тогда, год назад. Но болото так заросло, что растительность покрыла всё место пожарища. Гнилое яблочное дерево посередине высоких зарослей травы указывает на место, где был когда-то фруктовый сад.

Взмахом руки капитан зовёт Петерсена в укрытие. Они прислоняются спинами к стенке рва и курят каждый по сигарете. «Будет трудно, наверное», говорит капитан. « У русских было достаточно времени, чтобы всю зиму, весну и раннее лето укрепить позиции. Это они хорошо умеют делать! Мы в проигрыше, потому что нам придётся и без того не очень сильными войсками закрывать окружение и уничтожать котёл. Много соединений не могло быть снято с восточного направления.»
«Будут ли советские соединения пробиваться на танках?»
«Ну, естественно, Петерсен!» Капитан курит длинными затяжками сигарету, втягивая при этом щёки. «Там в котле расположен армейский штаб. И две советские танковые бригады. Они будут выходить несмотря ни на что.»

За их спинами всё выше и выше поднимается солнце. Тени, ещё недавно длинные и едва заметные на росистой траве, становятся короткими. Темнота лужаек постепенно исчезает в утреннем свете.
«Этот наблюдательный пост не очень удобно выбран!» говорит шеф. «Он расположен напротив солнца.»
Теперь и фельдфебелю хочется сказать слово: «Русские отлично пристрелялись в последние дни. Бесполезно выходить из укрытия. Парни целятся точно, господин капитан. На другой стороне стоят тяжёлые 17,5-см – орудия и полевые гаубицы!» И, как бы пытаясь взять успокоить собственных солдат зенитной артиллерии, добавляет: »Но эффект стрельбы здесь в болотах плохой. Снаряды падают в трясину и взрываются уже глубоко в земле.»

Жаворонки поют трень-трень. Капитан удивлённо рассматривает цветок незабудки, который цветёт прямо перед его лицом на поляне. Протягивает руку, срывает цветок и рассматривает его внимательно. «Таких больших и красивых незабудок мне не приходилось видеть в Германии», говорит он. «Даже в садовых хозяйствах я таких не видел, Петерсен. А здесь эта красота растёт в диком виде повсюду!» Поглядывая на позиции противника он прикладывает цветок ко лбу. А потом снимает и закладывает между страницами своей записной книжки. Зажигает новую сигарету и предлагает одну Петерсену. «Сейчас два часа пятьдесят семь минут.»
Капитан смотрит на часы, потом разворачивается к солнцу. «Слышите... вот сейчас... Петерсен, слышите, это наши бомбардировщики!»
Из-за низкостоящего солнца ничего не видно.
Самолёты летят в свете солнца и поэтому не видны противнику. Высоко над головами солдат они летят в сторону фронта.
В одном из деревьев «ворчит» зяблик.
На нейтральной полосе всё тихо, как и часами ранее.
Артиллеристы повскакивали, чтобы сосчитать самолёты. Один солдат вымолвил лишь: «Да это целая эскадра.» Капитан смотрит вверх. Равномерно, плотной группой с рёвом летят серебряные птицы над ними. Но почему противник не реагирует на них?
Немецкие позиции оживают. Сигнальные ракеты, белые шары повсюду выстреливаются в воздух. Это опознавательные знаки «Мы здесь!»

Добавлено спустя 9 минут 20 секунд:

Valera, спасибо за ссылку! В ней на голландском языке описаны бои с конца июля до середины октября в направлениях Зубцов, Сычёвка, Вязьма. И карты хороши. Большинство их мне приходилось уже видеть в книгах немецких мемуаристов и историков.
Повествование романа-воспоминания, которое я воспроизвожу, развёртывается где-то южнее Оленино и севернее Белого. Там был котёл в конце июня и начале июля.


Последний раз редактировалось: Maria (Пт Фев 27 22:36:40 2009), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     
Valera
Местный
Местный
Репутация: 2




Зарегистрирован: 25.02.2009
Сообщения: 50

Награды: Нет



СообщениеДобавлено: Чт Фев 26 22:44:58 2009    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Я копал этот котел. Места дам действительно интересные. Мне бы вот рисунки с этой ссылки в нормальном качестве где нить качнуть.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора     
Спонсор
Maria
Мэтр
Мэтр
Репутация: 43

Пол: Пол:Жен
Гороскоп: Весы
Китайский: Тигр
Зарегистрирован: 05.03.2006
Сообщения: 8094

Награды: 1 (Детали)
Золотая медаль (Сумма: 1)



СообщениеДобавлено: Пт Фев 27 22:33:50 2009    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Группа бомбардировщиков в небе расходится в стороны. И в этот момент пехотинцы в рвах поднимают головы и им становится легче. Те, что лежат сейчас на линии передовой, благодарят в душе авиацию.
Люки самолётов открываются – это можно хорошо наблюдать через бинокль. Дюжинами падают бомбы. Вначале они нерешительно покачиваются, а потом под воздействием притяжения земли несутся вниз.
«Один-два-три». Капитан считает. Из почвы за земляным валом взмываются ввысь чёрные столбы дыма, они разделяются на части и висят неподвижно в воздухе.
Яркий свет, языки пламени и над ними высоко в небе возникает чёрное облако взрыва. И только теперь грохот доходит до ушей. Над зелёными лугами летают зигзагами бомбардировщики, ищут, падают в полёте вниз, сбрасывают свой смертоносный груз. Земля стонет, воздушный бой набирает скорость.
Это – первые аккорды боя за уничтожение котла! Немецкий фронт, всё ещё лежит, выжидая, на земле. Боевые самолёты заново набирают высоту, кружат над ничейной полосой и ищут. И снова цель, и снова детонации взрывов. Там, где несколько минут назад был ясный, чистый и прозрачный воздух, тянутся длинные, грязно-серые и туманные шлейфы пороха в западном направлении.

На линии фронта все с удивлением и пристальным вниманием наблюдают за работой боевых товарищей в атмосфере.
Новые соединения Люфтваффе выходят из лучей солнца; истребители сменили бомбардировщиков. Со странным свистящим звуком они низко несутся, перепрыгивая через холмы и леса к линии фронта, к руслу речки позади возвышенности.
Из них слышны стуки автоматов и бортовых пушек, которыми они обстреливают передовую линию. После совершённого сброса бомб машины отвесно взлетают ввысь; на короткое мгновение их корпуса вздрагивают и поблёскивают под косыми лучами солнца.
На противоположной стороне над позициями противника между лесом и топью, в извилинах долины и по склонам стелется пороховой дым взрывов.

«Почему русские не стреляют?», спрашивает капитан, наблюдая за происходящим.
«Ничего не видно», говорит он и отнимает бинокль от глаз.
А в воздухе уже другие боевые машины Ю-88 в сопровождении истребителей. Они производят другой звук, серьёзней и глубже, чем самолёты Хенкеля.

Позади речушки ещё спит часть леса, который окружают самолёты. Они там что-то обнаружили, может быть расположение противника. Их полёт замедляется. Они что-то выискивают. И вдруг падают головной частью вниз. И тут же давление воздуха подбрасывает их вверх. Разворот и отлёт к немецким позициям. И вновь: Набрать высоту, падение! Часть леса по ту сторону водной глади исчезает под градом бомб целевых сбросов пикирующих бомбардировщиков. И выше всех – самолёты-истребители в голубом небе. Как будто ястребки радуются в небе солнцу.

Советы наконец очнулись; между всех летящих, падающих и взмывающих вверх машин появляются белые и чёрные облачка взрывов зенитных снарядов. Теперь самолёты как бы танцуют в воздухе. Совместное действие формирований разрушается. Уже не слышно отдельных детонаций, а только сплошной ревущий грохот. Более часа длится эта ужасная стихия. Но ещё ни один выстрел не был сделан из немецких карабинов, ни одна очередь не выпущена из немецких автоматов. На немецких позициях пока ещё полная тишина.

Что, ещё недостаточно? Теперь из ореола солнца появляются пикирующие бомбардировщики с распластанными крыльями, но медленнее и солиднее, чем другие боевые машины. Истребители танцуют вокруг группы бомбардировщиков, пролетая между ними. И если бы не смерть, поджидающая повсюду, то можно было бы назвать эту игру свежим росистым утром просто красивой!

Тяжелейший смертоносный груз сбрасывается на позиции противника.
Теперь советские зенитки стреляют безостановочно. Однако самолёты не прекращают атаки. Наводка цели – падение! Как птица головой вниз падают они в сторону земли, потом головной частью снова вверх.
Земля как бы всасывает машины, они падают. Рывок! Бомба сброшена. Автоматика включена. Машина как когтями отталкивается – даже можно чувствовать работу и скрип стальных поверхностей. Поднялась!
Внизу развёрстанная земля раскрыта огромной пастью.
И вновь падение за падением! Советская зенитная артиллерия стреляет, небо в точках взрывных облачков как лицо в веснушках. Из тумана выскальзывают самолёты, блестят на мгновение металлом на солнце и исчезают. И показываются вновь как мячи, которые бросает мастерский игрок – война.

Valera! Пороюсь в книгах. Если найду карты котла возле Оленино-Белого года 1942, то выставлю здесь в теме...


Последний раз редактировалось: Maria (Сб Фев 28 19:07:58 2009), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     
wodka
Новенький
Новенький
Репутация: 0




Зарегистрирован: 28.02.2009
Сообщения: 27
Откуда: россия
Награды: Нет



СообщениеДобавлено: Сб Фев 28 14:49:37 2009    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Maria,спасибо за перевод. Читаю.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     
Maria
Мэтр
Мэтр
Репутация: 43

Пол: Пол:Жен
Гороскоп: Весы
Китайский: Тигр
Зарегистрирован: 05.03.2006
Сообщения: 8094

Награды: 1 (Детали)
Золотая медаль (Сумма: 1)



СообщениеДобавлено: Сб Фев 28 19:05:34 2009    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

На наблюдательном пункте солдаты как язык проглотили. Давление в барабанных перепонках оглушает.
Однако в пять часов, спустя два часа с начала боя, боевые самолёты и истребители покидают небо и поле битвы. Это происходит так же быстро, как и началось. Гром замолк.

Теперь начинает вести огонь немецкая артиллерия. Снаряды летят туда, где искромсана земля, где находится противник, где висит завесами дым от взрывов, покрывая всё серой пеленой. Гранаты свистят в полёте. Плотный заградительный огонь прокладывает себе дорогу. Это уже момент выступления пехотинцев. Из передних рвов поднимаются они, солдаты Ржева, и бегут на ничейную полосу. Катятся танки. Наблюдатели следят за тем, как работают солдаты: идут вперёд, прыгают, бросаются на землю, как они быстро делают перед собой земляной холмик, укладывают карабин на него и стреляют. Танки едут зигзагами, пробираясь к слабому месту противника. Одновременно они прикрывают собой солдат в серых мундирах, открытых огню.

Шум боя овладевает всем фронтом. Стрекотание ружейного огня пехоты звучит между барабанными ударами артиллерийских взрывов.
Советы не остаются без ответа. Из рвов противника хлещет теперь яростный огонь.
«Буль-буль-буль», слышится со стороны гранатомётов, метающих снаряды в наступающую пехоту. Впереди сапёры, убирают преграды и взрывают минные поля. И всё под огнём противника.
Русские стреляют тяжёлым калибром по досягаемым целям. Ззицу-румс-ззицу-руммс! И так без конца. На пункте наблюдения все втягивают головы. Снаряды летят через головы людей в лес.

Капитан одел стальную каску. Телефонисты лежат перед входом в палатку. Огонь гуляет по лесу, переходит на дно долины, в деревню, где люди, как и повсюду, не захотели оставить своего жилья без присмотра, кричат от страха, потому что пожары уже полыхают в избах и дым пахнет сгоревшим мясом. Домашние животные бегают в ужасе по лугам.

И вдруг случилось что-то непонятное, когда капитан и Петерсен спрыгнули в ров для укрытия. Короткий рёв, сердце сжалось от страха, вспышка, удар, запахло серой. Петерсен прижало к спине капитана, сидевшего на дне рва. И ещё четыре раза без перерыва! Петерсен почувствовал удар по каске, по голове. Он не может двигаться. И ещё четыре раза. «Чёрт!» стонет Петерсен. Глыбы сыпятся на него, он скрипит зубами, хочет подняться, но это не получается. Что-то на него упало и крепко держит. Артиллерию не слышно. Куда-то исчезли жаворонки и незабудки. Петерсен видит в мыслях свой двор и дом...
И ещё раз слышен рык смерти. Над ними разнесло в щепы дерево.
«Господин капитан», выдавливает из себя Петерсен. «Я – не - могу – встать!»
Капитан вместо ответа упирается телом в стенки рва, его каска давит на чёрную, болотистую землю. Петерсен видит, как от напряжения набухают его вены на лбу и на шее. «Петерсен. Парнишка...ещё минуточку потерпи!» Целая вечность, эта минуточка. Снова что-то шипит, удары слева сбоку. «Петерсен, Вы ранены?»
«Я не знаю!»

«Что случилось?» Фельдфебель артиллерии стоит на коленях перед дырой. «Вилли, быстро, их засыпало!» Пехотинцы убирают стволы и ветви и вытаскивают Петерсена из земляной дыры. Петерсен встаёт на ноги и приседает для пробы: всё в порядке. Потрогал затылок: крови нет. Опять пронесло! Покрутил головой: и здесь всё нормально. Вытряхнул глыбы мха из униформы – действительно, с ним ничего не случилось, он цел.
Капитан выпрыгнул из рва и засмеялся. «Это прямо чудо, ребята!» Деревья срезало как бритвой. Шеф осматривает разрушенное. «Четыре деревянных обрубка, это просто счастье, Петерсен!».
Солдаты артиллерии бледны. Стоят тут же, куря сигареты.
«А у вас что?», спрашивает капитан. Палатка разорвана. «Четыре гранатных осколка», отвечает фельдфебель, «но в орудие. Все люди целы.»
«Значит, тоже повезло!». Снаряды больше не летают.
Петерсен думает о своих солдатах. Если и у них за бугром такая же трёпка, то ему надо быть с ними. Капитан как будто отгадал его мысли.
«Тут нам уже делать нечего», говорит он. Артиллеристы подтверждают сказанное. «Сейчас русские начнут стрелять полевыми гаубицами.» Петерсен снял сапоги, чтобы вытряхнуть грязь. И тут вновь начинается стрельба. В этот раз звуки светлее, октавой выше. При этом Советы постоянно меняют цель. Они стреляют с холма без выбора.

P.S. Пожалуйста, wodka! (минералка всё же полезнее для здоровья) Smile


Последний раз редактировалось: Maria (Вс Мар 1 13:09:02 2009), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     
Спонсор
wodka
Новенький
Новенький
Репутация: 0




Зарегистрирован: 28.02.2009
Сообщения: 27
Откуда: россия
Награды: Нет



СообщениеДобавлено: Сб Фев 28 21:44:40 2009    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Maria, надо спросить у Менделеева.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     
Valera
Местный
Местный
Репутация: 2




Зарегистрирован: 25.02.2009
Сообщения: 50

Награды: Нет



СообщениеДобавлено: Сб Фев 28 23:55:03 2009    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Временами водка все же полезнее минералки.))
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора     
Maria
Мэтр
Мэтр
Репутация: 43

Пол: Пол:Жен
Гороскоп: Весы
Китайский: Тигр
Зарегистрирован: 05.03.2006
Сообщения: 8094

Награды: 1 (Детали)
Золотая медаль (Сумма: 1)



СообщениеДобавлено: Вс Мар 1 13:06:31 2009    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Сохраняйте дистанцию!» кричит капитан Петерсену. «Нас видно!» И пускается в бег через высокую траву, подпрыгивая и спеша. Снаряды свистят над ним, он бросается на землю и пережидает. Взрыв. Бег продолжается. Взрыв слева, шестьдесят метров впереди. Он пережидает. Кренг... Снаряд идёт на него. Моментально в укрытие от огня. Третий взрыв ложится справа от него. Всё, успел!

Петерсен бежит за ним. Как у зайца сверкают его пятки. Чёрные, величиной с тазик для умывания, гранатные дыры во мху наполняются водой со всех сторон.
Снаряд перед ним, взрыв справа, прыжок вперёд! Снаряд слева. Лежим? Нет, бежим! Петерсен прыгает. Кренг... Взрыв на том месте, где только что лежал Петерсен.
Наконец они достигли высоты и падают, откашливаясь, на землю защищающих их склонов. У капитана каска в глине и грязи висит на затылке. Петерсену противен сам Петерсен. Он чувствует себя грязным уже от того, что не брился три дня. Такая вот глупость приходит ему в голову.

Танковых атак русских не было. Ожесточённая борьба за ключевую позицию продолжается. Во второй половине дня ближе к вечеру поступают первые сообщения с передовой. Первый ряд укреплений взят, широкий прорыв достигнут, на противоположном берегу реки образовался платцдарм. Шум боя, стоявший с самого утра, постепенно затихает. Мощный барабанный грохот первого часа битвы распался на много маленьких барабанных ударов там и сям на поле сражения. Говорят, что соседние дивизии успешно выдвинулись вперёд. Танковая дивизия, в состав которой входит батарея, продвигается шаг за шагом через главное поле сражения в зоне советской защиты.
Артиллерийский огонь противника затих, фронт отодвинулся дальше: Куда вчера ещё могли попасть снаряды полевых орудий, воцарилась глубокая тишина.
Ринтинтин, немецкий двухэтажный самолёт-разведчик, облетает новую линию фронта; ни одному большевику нет до него дела.
Ещё один самолёт пролетает по линии продвижения и что-то выискивает как голодная щука в озере с карпами. Самолёты-истребители сменяют друг друга во время наблюдения.
Ни одна советская машина не решается выступить в сторону подвода немецких частей, пока летают истребители.
Танки подходят к орудийной батарее позади склона и расходятся далеко друг от друга. Поверхность луга превратилась в ковёр со сложным восточным узором, в котором артиллерия оставила чёрные точки, а танковые гусеницы свои завитушки, круги и фигуры.

Небо затягивается тучами. К вечеру начинает крапать дождь. Фронт мгновенно утопает в грязи и трясине. К обеду машины ещё могли пройти вперёд, но к сумеркам уже не проходит ни танк, ни тягач. Попытка пройти по боку дороги и через всё поле означает проход без соприкосновения с врагом. Парализующее волю настроение овладевает людьми. Без дел сидят танкисты в люках; орудийные расчёты вылезают подышать воздухом. Всё предсказывает затяжной дождь. Пехота борется с грязью. У всех падает настроение кроме, пожалуй, Феликса Гюттенраух. И даже у Петерсена плохое настроение.

Ночь черна как смола. Собственной руки не видно перед носом. Дождь капает крупными каплями без перерыва. В нём тонут последние надежды на сохранность проезжих дорог. Обоз батареи стоит сонливо в леске под мокрыми деревьями. И только возле походной кухни наблюдается оживление. Все заползают куда-нибудь и спят. Конная часть распрягла лошадей. С мокрыми мордами стоят животные под высокими елями. Наползает влажный холод.
Люди Петерсена сидят в мокрых шинелях на тягаче и ждут. С пушек капает, под оружейными дулами - лужи. Утром капитан пробует один проехать вперёд на боевой машине. Но в низине перед пылающей деревней он застрял – конец. Танки месят грязь, тягачи ревут, но всё без толку.
Подъехал генерал, пытаясь также проехать вперёд, но застрял. Пришлось ему ехать туда, откуда он только что приехал. Перед важной атакой дождь вдруг перечёркивает все планы дивизии. Наступление захлёбывается и растёт опасность, что Советы выведут большое количество соединений из котла на север. Этого нельзя допустить! Прорыв на Борисов необходим!
Вот уже два дня дождь льёт без перерыва. На два дня всё застопорилось. Ждут танки и штурмовые орудия, противотанковые и зенитные пушки, ждут санитарные тележки с флажками Красного Креста, ждут конные и моторизованные колонны. Всё ждёт. Рука общего паралича как бы держит солдат за плечи и сердце.


Последний раз редактировалось: Maria (Пн Мар 2 20:38:16 2009), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     
Спонсор
Maria
Мэтр
Мэтр
Репутация: 43

Пол: Пол:Жен
Гороскоп: Весы
Китайский: Тигр
Зарегистрирован: 05.03.2006
Сообщения: 8094

Награды: 1 (Детали)
Золотая медаль (Сумма: 1)



СообщениеДобавлено: Вс Мар 1 20:06:01 2009    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Valera, в книге, которую я здесь перевожу, речь идёт в данный момент об операции "Зейдлитц" июня-июля 1942 года под Олениным и Белым. В ходе этой операции Вермахт "зачищал" свои тылы возле Ржевско-Вяземского плацдарма. Об этой операции правдиво написано С.А.Герасимовой в её последней книге "Ржев 42. Позиционная бойня", издательство ЭКСМО, 2007 г. Мне кажется, Вы сможете без проблем приобрести эту книгу заказом через интернетовский ОЗОН. Книга стоящая. И там есть карты боёв, правда сильно уж маленькие...
http://www.etver.ru/lenta/index.php?newsid=32644
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     
Maria
Мэтр
Мэтр
Репутация: 43

Пол: Пол:Жен
Гороскоп: Весы
Китайский: Тигр
Зарегистрирован: 05.03.2006
Сообщения: 8094

Награды: 1 (Детали)
Золотая медаль (Сумма: 1)



СообщениеДобавлено: Пн Мар 2 20:35:02 2009    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Возле линии наступления стоит обоз роты танковой пехоты.
Здесь обслуживают раненых. Они подходят, медленно шагая по месиву грязи, с зелёными маленькими лицами. Они голодны, питание было снижено в рационе. Просят сигарету.

Советы настойчиво забрасывают всех и вся снарядами. Потери в немецких ротах велики. Особенно много их было при штурме первого ряда рвов.
Старшина роты раздаёт своим людям шоколад. Спрашивает о павших. Записывает всё в свою маленькую красную записную книжку и проставляет день, месяц и год. Раненые стоят под дождём. С их плащ-палаток капает. Они курят; их белые повязки быстро меняют цвет, пропитываясь кровью. Солатские униформы разодраны и запачканы. Болотная жижа хлюпает в сапогах. Большинство лиц заросло неопрятной щетиной, руки в трещинах и грязи. На груди болтаются на шнурках листы с данными о ранениях. Здесь они ждут санитарных повозок.
На подножке машины сидит мужчина с пепельно-серым лицом, левый рукав гимнастёрки разрезан и висит. На плече толстая повязка. Ухо также перевязано. Солдат теребит правое колено.
«Ганс, что за лицо ты делаешь?» спрашивает его старшина роты на своём кёльнском диалекте.
«Да тут у меня, наверное, осколок!» Мужчина кривит лицо от боли.
«Это твоё третье ранение, Ганс?»
«Да-да.»
Ему очень больно, это заметно. Через некоторое время он поднимает взгляд и осматривается. «Да-да.» говорит он. По его лбу течёт дождевая вода к носу и капает на сапоги.
«Завтра погода будет лучше, Ганс!» Старшина роты продолжает записывать в свою книжку.

Вот уже два раза над ними пролетали транспортные самолёты, почти рукой можно было до них достать, но всё равно они невидимы в пелене дождя. Самолёты искали свои позиции, чтобы сбросить провиант и боеприпасы. И хотя выстрелы сигнальными ракетами были даны, самолёты улетают, а потом вновь возвращаются. Двадцать минут они были заняты поиском и вновь улетели.
Внизу в лощине вода стоит уже над грязевой кашей.
Сапёры и пленные строят новые гати из дубин и бревён. Медленно исчезает близлежащий и когда-то населённый пункт. Круглые брёвна изб используются для покрытия дорог.

На третий день погода наконец-то проясняется. В двенадцать часов уже вновь улыбается солнце. Оно будит солдат, которые выбираются из машин и палаток, вдыхая воздух. Выражение лиц разглаживается: Солнце светит! Деревья и кустарники пахнут и блестят водяными каплями на солнце. Туман быстро расходится. И истребители уже тут как тут. «Ринтинтин», надёжный товарищ, уже облетает линию фронта. Подлетают отряды пикирующих бомбардировщиков. Позади массива леса они бросаются на противника.
Батарея ждёт приказа на выступление. Но пришлось терпеть ещё один день, прежде чем на это был дан приказ. Гати постоянно обновляются, упрочняется покрытие, добавляются брёвна. Первые тягачи с боеприпасами и провиантом мучительно проходят через месиво. Они толкают перед собой чёрную волну жижи. Конные упряжки и пехота ждут.
И всё же эта страна полна таинственности! Так быстро, как начался затяжной дождь, так же быстро вода исчезла в неизвестных складках грунта. На чётвёртый день дороги почти пригодны для проезда. И уже видна на высотах и буграх первая пыль. Солдатам стала заметнее легче.

В это же самое время передовые батальоны беззащитно лежат в грязи на одной и на другой сторонах речушки и обороняются, стараясь удержать отвоёванные позиции. Советам не удаётся атакой вернуть потерянное пространство.
Поступают первые тяжелораненые, их привозят тягачи и танки.
И уже как фанфары звучит приказ «Готовиться к выступлению!»

(Продолжение следует)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     
wodka
Новенький
Новенький
Репутация: 0




Зарегистрирован: 28.02.2009
Сообщения: 27
Откуда: россия
Награды: Нет



СообщениеДобавлено: Вт Мар 3 0:37:06 2009    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

один к семи , или к десяти ... это водка или Дух ,или что ещё???

Добавлено спустя 14 минут 57 секунд:

Отвечаю, это фсё вместе,непорядочный цареподобный грузин,отдал приказ Жукову, вымотать фашиста перед Москвой,на фоне Волгоградского наступления. Жуков тупо исполнил. А перед этим сказал: Пацаны умирают стоя.и Патсаны умерли.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     
Спонсор
Maria
Мэтр
Мэтр
Репутация: 43

Пол: Пол:Жен
Гороскоп: Весы
Китайский: Тигр
Зарегистрирован: 05.03.2006
Сообщения: 8094

Награды: 1 (Детали)
Золотая медаль (Сумма: 1)



СообщениеДобавлено: Вт Мар 3 22:36:40 2009    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Позади головных танков движется в марше зенитное орудие «Цезарь». Капитан, стоя на площадке, направляет его, давая указания Феликсу Гюттенраух. Они едут след в след. Местность – сплошная лунная поверхность; бои за каждый километр дороги пропахали всю землю.
Бесконечной колонной плетутся гусиным шагом пленные в тыл и теряются, расходясь при распределении по деревням.

После пяти часов марша остриё солдатской колонны прошло три километра. Теперь они стоят на волнистой поверхности, спускающейся вниз к речке. Вдруг затарахтели лёгкие зенитки, создающие защиту от низколетящих самолётов. Солдаты закрутили головами. Девять советских бомбардировщиков пересекают дорогу на высоте тысяча метров и летят к колонне.
«С машин в укрытия!» Солдаты разбегаются и ищут укрытия на оголённой местности. Лёгкие зенитки поливают изо всех стволов. Но советская группа самолётов упрямо летит на колонну. Атмосфера воздуха начинает звенеть, орудия стреляют, звон нарастает в гул и приближается с неумолимой силой. Солдатские тела ввинчиваются в почву.
«Берегись!» Взрывающиеся бомбы, давление воздуха, поднимающее их вверх. В ста метрах от края дороги три ряда воронок от сброшенных бомб. Солдаты нерешительно поднимают головы.

«По машинам!» Капитан встаёт и берётся за бинокль, наблюдая. «Эти больше не вернуться!»
«Батарея маршем вперёд!» К послеобеденному времени голова колонны уже стоит на вспомогательном мосту через речку. Позади растерзанного лесного массива слышен шум боя.
В наступающих сумерках вечера люди добираются до деревни, разрушенной до основания. Жизнь проявляется здесь лишь под навесами, которыми когда-то пользовались Советы. Главный перевязочный пункт уже устраивается. На краю деревни в сторону высоты разбивается кладбище; какая-то рота уже хоронит двух погибших солдат.
Подвозятся две советских противотанковых пушки. Ими будут пользоваться наши люди. Вокруг местечка как жилы проходят рвы и сапы. Повсюду развешены предупреждающие белые листы или дощечки с надписью «Осторожно, мины!» и «Езда по колее!». На высоте позади деревни орудийная батарея занимает огневую позицию для отражения танковых атак противника. Позиция открыта с трёх сторон.
Сапёры-пионеры ещё заняты разминированием, т.к. территория оказалось полностью обложенной минами. Всем солдатам приказывается передвигаться лишь по наезженной колее танков. Два оберефрейтора-пионера проходят мимо, оба несут по миноискателю. «Шестьсот мин только на одной высоте!» сообщают они и продолжают неутомимо искать дальше. А потом несут связки мин и уничтожают их на дне лощины. Зенитчики наблюдают за их работой. Через полчаса территория очищена от мин. Машины медленно проезжают вперёд и устанавливают орудия на позициях.

Наступает ночь. Слева и справа на юге-востоке напротив Борисова огненное кольцо фронта. В эту ночь никто не спит. Все стоят возле орудий и непрерывно смотрят на вспыхивающий огнями фронт, где с трёх сторон вот уже несколько часов гремят орудия. Светлые вспышки немецких попаданий постоянно разрывают темноту. Противник не остаётся без ответа. Многоствольные реактивные установки! Ясно различим огонь их многоразовых жёрл. Как огневыми кометными шлейфами шелестят и шипят снаряды, падая плотными рядами на немецкие позиции и исчезая в земле. Стучат очереди автоматов, немного быстрее немецкие, медленнее и инертнее – Советов. Автоматные очереди доходят и сюда. Горизонт вокруг клокочет от метающихся огней.
«Как светлячки!» прерывает общее молчание Космалла.
Петерсена передёргивает как от холода. «Да уж, как ночь св. Иоганна!»
Витцель возвращается с караульного поста, ставит автомат на пень и долго прочищает нос, сморкаясь. При этом он говорит: «Впереди окапываются. Если внимательно прислушаться, то можно даже слышать, как стучат лопаты.»
Булочка и Гартманн намазывают один кусок хлеба маслом и делят между собой.
«Что-то будет завтра?» спрашивает Витцель. «Завтра нас наверняка пошлют в бой.»
Никто не отвечает. Каждый думает о своём.
Гюттенраух сидит на корточках, завернувшись в шинель, под орудием и о чём-то мечтает. Килиан спрашивает, можно ли закурить сигарету.
«Это не запрещалось.» Космалла тоже хочет курить.
«Но всё же поосторожней с огнём! Почва тоже может воспламениться.» предупреждает Петерсен. Он трёт ладонями лицо, стараясь этим привести себя в бодрое состояние.
Витцеля не оставляют мысли о доме. Что сказала бы его мать? Нет, лучше, если она всего этого не узнает и не увидит ужасный лик войны. То, что домашние видят на картинках и их догадки, это, конечно, неприятная вещь. Но действительности они себе представить не могут. А потом он начинает думать о солнечном дне возле Волги. Вид Гюттенрауха в костюме Адама приходит ему на ум и он смеётся. Другие тотчас поворачивают головы в его сторону, что его немного пугает. А Гюттенраух молчаливо сидит под своим орудием...


Последний раз редактировалось: Maria (Ср Мар 4 22:04:55 2009), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     
Maria
Мэтр
Мэтр
Репутация: 43

Пол: Пол:Жен
Гороскоп: Весы
Китайский: Тигр
Зарегистрирован: 05.03.2006
Сообщения: 8094

Награды: 1 (Детали)
Золотая медаль (Сумма: 1)



СообщениеДобавлено: Ср Мар 4 22:00:11 2009    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Танки стоят на проезжей части дороги. Зенитное орудие «Цезарь» подъезжает и пристраивается к ним позади. Приходит капитан. Поехали! Задание – создать окончательный прорыв. Главная линия фронта всё ближе и ближе. Над верхушками холмов шипят, пролетая, случайные снаряды и рикошеты. Капитан лично ведёт боевую часть. Три лёгких зенитки для отражения низколетящих бомбардировщиков катятся вместе с частью.
Командира взвода лёгких зениток, молодого светловолосого мл. офицера лихорадит; видно его волнение. Капитан улыбается ему.
Другие же орудия подъедут позже. Обоз остаётся на позиции.

Дорога подсохла ещё больше. Лежащая перед солдатами территория холмиста и слегка приподнята. Впереди с правой стороны расположен «перепаханный» пикирующими бомбардировщиками лес. Группа русских пленных идёт навстречу, с поникшими головами и безразличными лицами: монголы, крепкосложенные сибиряки и гибкие с красно-коричневой кожей и бегающими туда-сюда узкими глазами татары.
В своих зимних одеждах и меховых шапках трусят они в тыл. Их скудные пожитки лежат в грязно-серых мешках.

А тут грузовик идёт навстречу танкам: он хочет объехать танковую колонну по узкой проезжей части и попадает в глубокую канаву, из которой уже не может выбраться. Головной танк отъезжает в сторону, чтобы обогнуть застрявшую машину, и заезжает при этом на поле. Взрыв сотрясает воздух. Танк опрокинут на бок, люк башни открывается и команда выпрыгивает оттуда. С разорванными гусеницами лежит теперь танк как неподвижное чудище.

Остановка. «Мины!» говорит капитан, пожимая плечами.
И снова в движении. Огонь автоматных очередей уже совсем близко, разрывы артиллерийских снарядов противника ложатся слева позади колонны, значит зону огня проехали. Из лесных участков по обеим сторонам дороги грохочет немецкая артиллерия. Солдатские уши быстро привыкают к адскому шуму.
Когда они спускаются в ложбину, чтобы через неё выйти к оврагу, солдатам махают танкисты. Они уже ждут впереди колонну.
«Позади оврага проходит главная огневая линия!» кричит ст. лейтенант оттуда, где стоят танки. Связной на мотоцикле подъезжает к дороге и передаёт листок. «Мы остаёмся здесь!» добавляет ст. лейтенант. «А вам дадут там внизу в овраге новые указания!» кричит он вдогонку. Танки приходят в движение и исчезают в зелёных волнах полей как тяжёлые боевые корабли.

В овраге их уже ждут. Капитан ведёт разговор с каким-то майором; они лежат в высокой траве над картой. Когда майор поднимается, стряхивая пыль с мундира, то солдатам видны полоски, указывающие на сотрудника генштаба.
Офицеры выходят на возвышение, позади которого бушует автоматный огонь. А здесь в овраге светит солнце. Воздух не колышется. Петерсен потягивается и разминается. Солдаты сбрасывают шинели и бросают в траву. Подходит танкист и просит сигарету. В лощине тарахтит русская машина, везя тяжёлую мортиру в лес.

Килиан вновь пишет что-то в свою записную книжку. Вскоре возвращается капитан. «Наша позиция будет там», говорит он и показывает справа на склон, на котором выступает бугорок как естественное укрепление. «Из-за того, что мы видны противнику, будем занимать её лишь с наступлением темноты.»
Килиан хочет знать, как называется близлежащий населённый пункт. «Там внизу в долине на главной линии огня расположена деревня. Фёдоровское. А в принципе не всё ли равно, Килиан?»
Капитан отдаёт приказы относительно тягача. Гюттенраух отводит его в укрытие по другую сторону дороги ближе к краю леса. Теперь зенитное орудие, готовое к стрельбе, установлено справа дороги. «Всё, сделано!» говорит капитан и хлопает в ладоши. «А кто сварит нам теперь хорошего кофейку?» Шеф вытаскивает из сумки молотый натуральный кофе.
По лощине протекает родничок; яркие цветы болотной калужницы растут на пригорке. Солдаты варят кофе. Как это прекрасно! Они пьют кофе из походных фляг и едят выданный сухой паёк. Капитан первым подаёт знак, укладываясь на землю, чтобы вздремнуть. Вскоре дремлют и остальные.

Давление воздуха и грохот мгновенно вырывает людей из объятий дремоты. Головы гудят от запахов цветущих вокруг растений. Протерев глаза, солдаты видят, как разъезжаются танки. Облака сажи совсем близко от них. Зииууу-руммс-руммс! Беспокоящий огонь в направлении танков. На дне лощины устроены бывшие стрелковые земляные норы: туда и прячутся расчёты.
Близится следующая орудийная очередь. Там, где зенитка и солдаты стояли возле танков, снаряд взорвал часть дороги.
Третья очередь ударила подозрительно близко от тягача. Гюттенраух прыгает под мотор. Все затаили дыхание. Куда попадёт следущая очередь?
Но русские вдруг закончили обстрел. Выстрелов больше нет. Солдатам хорошо известна эта особенность противника. Но дремать уже никто не хочет. Все бодры и находятся по приказу возле земляных нор-укрытий.

(Продолжение следует)

Примечание: Да, точно. Автор описывает окружение оставшихся частей 39 армии в котле возле Оленина и Белого. Зачистка тылов Вермахта операцией "Зейдлитц". Надо бы карту поместить. Но, как на зло, мой сканер барахлит - пока залить карту не могу. Sad
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     
Maria
Мэтр
Мэтр
Репутация: 43

Пол: Пол:Жен
Гороскоп: Весы
Китайский: Тигр
Зарегистрирован: 05.03.2006
Сообщения: 8094

Награды: 1 (Детали)
Золотая медаль (Сумма: 1)



СообщениеДобавлено: Чт Мар 5 22:01:19 2009    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

В полночь боевая часть занимает позицию. Идёт мелкий, едва заметный и тонкий как ниточка, дождь. Он неприятен, так как от него мокнет всё вокруг. Солдаты рады заняться хоть какой работой, главное – двигаться и согреваться движением.
В сумеречной темноте ночи узнаваемы лишь очертания местности и долины, которая лёгким изгибом расстилается перед орудийной позицией. Действительно, солдаты тут видны как на тарелке! Идеальное место для прямого огня. Особенно, если им будет артиллерийский огонь. Внизу в долине деревня. Через дома, сады, лужайки, родники проходят немецкие рвы и укрепления. Что-то постоянно вспыхивает и искрится. Из направления, где расположено зенитное орудие, можно видеть, где находятся стрелки. Картина такая, как будто сотня человек безуспешно пытается привести в действие свои испорченные зажигалки.

За деревней темнеет венец лесных склонов, с которых Советы всё время стреляют по немецким рвам. Лёгкие зенитки установлены на склоне позади оврага. Космалла, Витцель и Грефе собирают зелёные ветви для маскировки. Возле зенитного орудия, которое они слегка вкопали в землю, окружив небольшим валом, быстро выросла группа деревьев. Другие солдаты устраивают неподалеку земляные щели для укрытий. Гюттенраух, который только что увёз тягач в ложбину, возвращается и принимается рыть ямки в почве для сооружения большого палаточного навеса. Капитан, увидев его работу, запрещает ему рыть в том месте. «Палатку ставят всегда командой в три человека. И поставь её немного подальше. Не так близко к орудию, Гюттенраух!»
Подходят Булочка и Гартманн и помогают Феликсу Гюттенраух ставить навес.
После двух часов работы вся позиция оборудована и Петерсен докладывает об этом шефу.
Позади них, в небольшом углублении болота, которое выглядит как островок полный жёлтых цветов куриной слепоты, устраивается фельдшер. Он докладывает о себе капитану, пригласившему его в своё укрытие на склоне напротив деревни.

Шеф рассматривает в бинокль расположенные на горизонте леса и зовёт Петерсена. Они лежат бок о бок в укрытии. «Там», капитан показывает в левое направление, «там стоят танки Т 34. Завтра они будут, вероятно, атаковать, пробуя взять деревню и пытаясь прорваться. Русские подтянули тяжёлую артиллерию и у них много гранатомётов. Реактивные установки Вы уже в прошлую ночь слышали. Снова будет пляска ведьм! Другие наши орудия прибудут сюда самое раннее завтра к полудню. Да, нам придётся не один орешек расщелкать!» Он поворачивается к Петерсену и говорит: «Жаль наших пехотинцев-гренадёров.» Дождь капает на стенку рва; он не прекращается этой ночью.
Внизу в деревне крики. Напротив леса что-то блестит и гремит. Разрываются ручные гранаты, шум отражается эхом от лесистых склонов. Выстрелы. Наконец наступает тишина. «Наши захватили разведгруппу противника», высказал своё предположение капитан.

Три красных сигнальных ракеты, шипя, врезаются в небо. Немного позже позади зенитного орудия слышен рёв; склоны изрыгают гранаты, позиция освещается огнём. «Чемоданы» свистят и ревут над головами расчёта и падают у края леса там, где находится противник.
«Советы очистили деревню и увели с собой жителей», говорит капитан. Они продолжают лежать под дождём. «Если они подтянут танковый отряд, то будут изо всех сил стараться выйти через дорогу из котла. И будут пробиваться так долго, пока не дойдут до шах-мата, т.е. до изнеможения. С этим мы уже знакомы. Иван дерётся изо всех сил и кончает также неожиданно, как и начал.»

Дождь усиливается; во рвах и укреплениях вода стоит высотой с палец.
Была выпущена ракета, освещающая теперь всё поле битвы почти дневным светом. Из немецких рвов выплёскивается автоматный огонь; автоматных очередей становится больше. Что-то произошло! Крики. Видно, как в беге перепрыгивают преграды отдельные солдаты. Они бегут, поворачиваются к лесу, стреляют и бегут, перепрыгивая, дальше.
«Чёрт!» капитан хватает Петерсена за рукав. «Там!».
Со склонов леса осторожно, как насторожённые звери, спускаются три советских танка и катятся под глухой шум моторов на деревню. Единственная немецкая противотанковая пушка тявкает: бач-бач-бач. Танки не обращают на это внимание. Они всё ближе продвигаются к деревне.
«Тревога! Танки!» Капитан выпрыгивает из рва и бежит в сторону. Петерсен бросается к зенитному орудию. Последним, спотыкаясь, выбегает из темноты Килиан и вспрыгивает на сидение. Петерсен у замера. Числа скачут, ствол передвигается градус за градусом. Поднимаем! Только бы свет ракеты не погас! Танки продолжают катиться. Они уже у въезда в деревню. Пехотинцы-гренадёры стреляют по колоссам что есть сил.
«Огонь!» Огненный гриб слепит. И в тот же момент внизу слышен металлический удар. Огонь взметнулся вверх. Горит какой-то сарай. Становится светло. Избы горят как бумага.
Обойма, звеня, выпадает из ствола.
Петерсен требует исправить результат. Затвор щёлкает, закрываясь.
«Огонь!» Танки останавливаются как по команде. Поворачивают башни. Капитан щурит глаза, всматриваясь. Языки огня на одном танке. Возглас удовлетворения доносится из немецкого рва. Как привидение вырывается пламя из стального корпуса танка противника. Сильная детонация, башня танка летит вверх и падает рядом с горящим сараем.
Теперь вся деревня освещена пожаром.
Другие танки почувствовали опасность. Моторы взревели. Машины разворачиваются на месте и под прикрытием домов уходят в лес.
«Меняем цель!» Идёт расчёт. «Тихо!» Килиан медленно разворачивает ствол орудия. Глаза Витцеля горят от напряжения.
В третий раз: «Огонь!» Но секундой раньше танк успел сделать движение крюком. Снаряд ушёл в землю.
Новый замер. Поправка. «Готово!», «Огонь!».
Сквозь высокие языки пламени горящего дома и клубы дыма подбитого танка немцы видят, как второй танк Т 34 крутится по кругу и безумно стреляет вокруг себя. Один горячий снаряд, выпущенный танком, пролетает, шипя, над головами и попадает в склон над ложбиной. «Попадание в гусеницы!» кричит спереди из рва капитан.
Снова: «Огонь!» Петерсен прикрывает левой рукой ухо, у него голова гудит как пчелиный улей. «Башню заклинило!», слышны слова впереди изо рва.
«Свинство!» Космалла отодвигается назад, чтобы вытереть от пота глаза и лоб.
Замер. – 1400 метров. Затвор закрыт.
«Огонь!» Капитан выпрыгивает из рва и кричит: «Полное попадание!»
Второй танк горит. Танкисты появляются в люке башни и стреляют. Автоматная очередь пролетает над ними. Люк тотчас захлопывается. Теперь они стреляют из танка.
Петерсен даёт новую команду к огню: танк разлетается на куски.
Последний танк успел за это время исчезнуть в лесу.
Гренадёры занимают при свете пожарища прежние позиции.
Атака отбита.

(Продолжение следует)

Из книги С. Герасимовой «Ржев 42. Позиционная бойня», стр.88-89

«В северной части окружения вся территория заболоченных лесов между большаками Белый – Оленино и Белый – Кострицы была заполнена большими и маленькими группами советских командиров и красноармейцев из разных дивизий 22-й, 41-й, 39-й и 11 кав. корпуса, которые устремились к дороге Белый-Оленино, чтобы выйти из окружения. По всему участку севернее Белого через большак пытались прорваться многочисленные разрозненные небольшие группы воинов и отдельные красноармейцы.

По воспоминаниям тех, кто вышел, немцы сразу же направили в лес спецгруппы из числа изменников Родины и немцев, владеющих русским языком и языками кавказских и среднеазиатских народностей. В форме солдат и командиров Красной Армии эти группы направлялись с задачей уничтожать командиров и комиссаров, а рядовой состав объединять и способствовать их пленению. Эти лица также занимались распространением ложных слухов, созданием панической обстановки среди военных, блуждающих по лесу, и среди населения в населённых пунктах. Их слова падали на хорошую почву, так как по лесу бродили небольшие группы солдат – голодные, уставшие, не знающие истинного положения люди.»


Последний раз редактировалось: Maria (Пт Мар 6 22:34:05 2009), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     
Спонсор
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    вывод темы на печать    Список форумов Городской интернет-портал Ржев -> Книги о Ржеве Часовой пояс: GMT + 4
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
Страница 2 из 9

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Вы не можете вкладывать файлы
Вы не можете скачивать файлы


Текстовая версия
Powered by phpBB © 2001, 2006 phpBB Group
Adapted for RUNCMS by SVL © 2006 module info


  
ВВЕРХ RZEV.ru © 2005 Городской интернет-портал Ржева ВВЕРХ
Rambler's Top100 Яндекс цитирования Power by AMD © rzev.ru RunCms.Org
- Генерация страницы: 0.44 секунд | 67 Запросов | 69 Файлов: 911.41 КБ | HTML: 132.5 КБ -