Rambler's Top100
Поиск  


Список форумов Городской интернет-портал Ржев Городской интернет-портал Ржев
Ржевский Форум
 
 Наблюдаемые темыНаблюдаемые темы   FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы  medals.phpНаграды  ИзбранноеИзбранное   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Ржев в оккупации
На страницу 1, 2, 3, 4, 5  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему   вывод темы на печать    Список форумов Городской интернет-портал Ржев -> История Ржевской битвы 1941-1943 гг.
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Maria
Мэтр
Мэтр
Репутация: 41

Пол: Пол:Жен
Гороскоп: Весы
Китайский: Тигр
Зарегистрирован: 05.03.2006
Сообщения: 7935

Награды: 1 (Детали)
Золотая медаль (Сумма: 1)



СообщениеДобавлено: Пт Авг 1 22:18:18 2008    Заголовок сообщения: Ржев в оккупации Ответить с цитатой

Долго думала, куда пристроить новую тему: в раздел "История Ржева" или "История Ржевской битвы 1941-1943 гг." Решила, что последний раздел больше подходит. Прошу поправить, если есть другие мнения на этот счёт.
К теме "Ржев в оккупации" подбираюсь давно. Она меня интересует с детства, потому что как-то не верилось, что немцы 17 месяцев населяли город, жили в нём, управляли им и оставшимися жителями и писали отсюда письма родным в Германию. Об этом я знаю, конечно же, только недавно.

Тему решила построить так: помещаю отдельные разделы из электронной книги и, кто хочет, может добавлять своё, спрашивать или недоумевать. Хорошо бы таким образом создать виртуальный портрет города с октября 1941 года по март 1943 года. Фотографии оккупированного города имеются в фотогалерее. Это поможет получить пространственное представление об оккупации.

И так, поехали...

По электронной книге Федорова Евгения Степановича

Правда о военном Ржеве. Документы и факты

ОТ АВТОРА

О войне написано много. Это и художественная литература, и мемуарная. Есть в этом большом списке материалы о Великом Ржевском сражении. К сожалению, "великим" историки и мемуаристы его не признают, и многое из тех тяжелых лет преподносилось в искаженном и приукрашенном виде.

Очень мало мы знаем о том, как жили и боролись с врагом люди на оккупированной территории. А ведь пребывание в захваченных немецкими войсками землях было неимоверно трудным, куда труднее, чем в тылу.

Вот это и побудило меня заняться поиском конкретных документов, воспоминаний очевидцев, чтобы в определенной степени полнее и, главное, правдивее восстановить картину оккупации Ржева и района.

Десять лет ушло на поиски, и в год 50-летия Победы в Великой Отечественной войне я выношу на суд читателей свою сугубо документальную книгу.

Мною собрано множество фактов о гибели советских солдат и офицеров в немецких лагерях, сборных пунктах для военнопленных, о расстрелянных красноармейцах и командирах, выходящих из окружения. Ведь здесь, под Ржевом, попали в окружение две наши армии - 29-я и 39-я. Многие из погибших до сих пор числятся без вести пропавшими, хотя каждый человек получает при рождении имя, отчество и фамилию. Где они, эти имена и фамилии, в каких книгах значатся?

Мне довелось работать в архивах МВД, КГБ, ГРУ. Повезло с получением фото- и ксерокопий немецких документов из Национального музея США в Вашингтоне. Но добыть копии архивных документов Абвера, СД, ГФП до сих пор не удается. Архивы этих бывших немецких органов несут большую информацию о событиях и фактах того времени. А главное, они могли бы помочь выявить личности безымянных солдат, погибших в немецком тылу. Однако ряд фамилий все же удалось восстановить и я готовил книгу в надежде на то, что читатели, в первую очередь из старожилов города и района, помогут в какой-то мере уменьшить число неизвестных солдат.

При подготовке книги к печати я располагал ксерокопиями семи книг, изданных в Германии на немецком языке. Отдельные главы из них посвящены военным действиям под Ржевом.

Хочу подчеркнуть, что, не занимаясь вопросами стратегии и тактики боевых действий, у меня сложилось свое мнение о роли и значении Ржевского сражения в войне с фашистской Германией.

Я приношу искреннюю благодарность начальнику УФСК по Тверской области. Г. П. Виноградову, сотруднику Ржевского горотдела УФСК Н. И. Жукову и всем, всем, кто оказал помощь и содействие в подготовке материалов для книги.

УСТРОИТЕЛИ “НОВОГО ПОРЯДКА”

Свое повествование хочу начать словами Федерального экс-президента доктора Рихарда фон Вайцсеккера: “Все мы, виновны мы или нет, стар или млад, должны помнить прошлое. Все мы пострадали от его последствий, отвечаем за них. Молодое и старшее поколение должны и могут друг другу помочь понять: почему так жизненно важно не забывать прошлое”.

А прошлое наше богатое, интересное и поучительное. Ведь Ржев - один из древнейших городов Верхневолжья. Первое летописное упоминание о Ржеве относится к 1216 году. За столь длительное существование город многое перенес, а его жители многое пережили. В своем историческом прошлом они испытали литовское иго, перенесли междуусобные тяжелые княжеские войны. Но из всей прожитой ржевитянами жизни самыми тяжелыми были 1941-1943 годы, годы Великой Отечественной войны. Сколько мук, горя, отчаяния, тяжелейших испытаний перенесли ржевитяне! На протяжении почти семнадцати месяцев город был прифронтовым. Отсюда и все последствия: разруха, голод, болезни, оккупационный режим...

Что из себя представлял перед войной Ржев? Он широко раскинулся по обоим берегам Волги и по красоте своего положения представлял редкую картину даже среди волжских городов. Проживало в нем пятьдесят шесть тысяч жителей. Это был по тем временам крупный железнодорожный узел с выходом на Москву, Ленинград, Ригу, Белоруссию и юг нашей страны.

В городе имелись: льночесальная фабрика с тремя тысячами работающих; колодочная фабрика - полторы тысячи рабочих; шелкокрутильная фабрика - семьсот человек; лесозавод и кирпичный завод по триста пятьдесят человек каждый; механический завод с тремястами рабочих; льнозавод - четыреста пятьдесят работающих; спиртоводочный завод - четыреста рабочих и пивзавод - сто пятьдесят человек. Имелись артели: “Труд” - двести человек; “Труженица” - двести пятьдесят человек; “Красная швея” - сто пятьдесят человек; “Самопомощь” - сто восемьдесят пять человек; “Коммунар”.

Город имел: пять средних, семь неполных средних школ, три техникума, драматический театр, музей, несколько клубов.

Война внесла изменения в размеренный ритм города. Началась мобилизация. Уходили в армию отцы, мужья, сыновья. Шли эшелоны на запад с войсками и техникой, поступали раненые, но город еще не испытывал непосредственных военных действий. Затем началась с середины июля 1941 года эвакуация из г. Ржева и проводилась она систематически. В первую очередь на трех поездах были вывезены железнодорожники и члены их семей. С 25 августа по 13 октября 1941 года в шести вагонах эвакуированы 1644 фонда материалов из Ржевского госархива в г. Чкалов. С 1 сентября 1941 года началась эвакуация рабочих и военнослужащих склада № 40 (начальник склада интендант 2 ранга Ковалев).

Но не все шло хорошо и гладко. Так, Морозов Дмитрий Тимофеевич, 1914 года рождения, уроженец и житель д. Клешнево Ржевского района, работавший вагонным мастером станции Ржев-1 показал: их бригада должна была сопровождать груз эвакуируемого Ржевского аэродрома до станции Волоколамск. Примерно 14 октября 1941 года на их эшелон на станции Зубцов налетели немецкие самолеты и разбили его.

Помощник машиниста депо ст. Ржев-2 Доброхвалов Павел Кузьмич показал: 12 октября 1941 года при наступлении немецких войск на Ржев он был послан с машинистом Ивановым Александром на станцию Мончалово для вывозки с известкового завода состава с экскаваторами. При подходе к выходной стрелке станции вражескими самолетами их состав был разбит в результате чего его пришлось бросить и на паровозе доехать до станции Муравьеве, что в шести километрах от Ржева. На станции Муравьеве подали паровоз под железнодорожный батальон, где простояли до утра 13 октября. Примерно в четыре утра отправились на ст. Ржев, но были задержаны на первом блокпосту, так как пути были заняты другими составами, сожженными нашими войсками ввиду отступления. Командир части железнодорожных войск сказал: “Идите, кто куда хочет”, а своим бойцам дал команду подавать паровоз.

Жилкин Леонтий Иванович, показал: до 5 октября 1941 года из г. Великие Луки он прибыл в Ржев с поездом со строительными машинами, запасными частями и другим имуществом. Поезд простоял около месяца, так и остался в Ржеве.

Из-за начавшихся бомбардировок немецкими самолетами г. Ржева большинство тех, кто оставался в городе, разбежалось по соседним деревням.

Как свидетельствуют германские архивные документы и немецкие солдаты-очевидцы, только 15 октября 1941 года 206 пехотная дивизия XXIII армейского корпуса 9 Армии вошла в г. Ржев. Сопротивление ей было оказано 13 и 14 октября у д. Быково, где советские саперы заложили мины. 16 октября 1941 года через город в северной части прошла 26 пехотная дивизия 5 Армейского корпуса. В то время командующим 9 Армией противника был шестидесятидвухлетний генерал-полковник Адольф Штраус. Это кадровый военный, окончивший академию перед первой империалистической войной, участвовавший в польской кампании 1939 г. и в операциях на Западе в 1940 г., награжденный пятью крестами и орденом “Гогенцоллернов”. Командиром 206 пехотной дивизии в ту пору был генерал-лейтенант Хефель. На него было совершено покушение, вследствие чего несколько человек из гражданского населения расстреляно. По мнению бывшего переводчика при штабе 206 пехотной дивизии Вецмана Оскара Карла, имевшего высшее юридическое образование, в середине 1942 г. генерал-лейтенант Хефель был снят с должности как политически неблагонадежный, а по другому мнению - освобожден от командования дивизией по состоянию здоровья.

Сама 9 Армия входила в состав центральной, так называемой “Митте” группировки под командованием генерал-фельдмаршала фон Бок Федора, выходца из семьи прусского офицера, тоже кадрового военного. Он имел прозвище “Большой убийца”. В Германо-польскую войну 1939 г. был командующим войсками Северной армейской группы, а во Французскую кампания 1940 г.- возглавлял армейскую группу “Б”. Награжден четырьмя крестами и двумя орденами. Даже такие короткие данные о командующих, которым противостояла Красная армия, говорят, что это были опытные командиры, прошедшие через горнила двух войн.

Что представлял из себя г. Ржев перед самым приходом германских войск? В нем насчитывалось около 20 тысяч мирных жителей из 56 тысяч до этого. Отступая, Красная армия взорвала мосты в городе. Первое время комендантом в городе являлся оберлейтенант. К сожалению, других данных о нем не удалось получить. Но уже 18 октября 1941 г. в Ржев прибыла районная комендатура 1/532 совместно с фильтрационным пунктом военнопленных № 7 и охранным батальоном 720. Только на следующий день комендатуре удалось найти в южной части города соответствующее необходимым требованиям здание. Первоначально это был бывший товароведный техникум, затем дом № 40 на улице Коммуны.

Тогда и началась работа комендатуры в полном объеме. Комендантом являлся полковник Кучера - командир штаба 69 артполка особого назначения. Заместитель - майор Крюцфельд. Адьютант - оберлейтенант Эрнест, а затем оберлейтенант Ротер Макс Георг, 1903 года рождения, из Силезии, доктор юридических наук, член НСДАП с 1932 года. В комендатуру г. Ржева прибыл в декабре 1941 года и ведал вопросами гражданской администрации и занимался контрразведывательной работой. Представителем Абвера при комендатуре являлся оберлейтенант Графф.

В статье специального военного корреспондента газеты “Правда” Бориса Полевого “Над мертвым Ржевом” упоминался немецкий комендант города Ржева майор Шренке, которого в действительности не было. Не соответствует действительности и то, что “... когда октябрьской ночью бандиты гитлеровских дикарей ворвались в Ржев, город долго и отчаянно сопротивлялся. Партизаны отстаивали каждую улицу... ” К сожалению, в газете Калининского фронта “Вперед на врага” № 246 от 11 сентября 1942 г. в статье “Баянист из Ржева” так же речь идет о немецком коменданте майоре Шренке. Видимо, автор статьи заимствовал его у Бориса Полевого. Вообще, эти статьи весьма фантастичны. Авторы их, видимо, расчитывали на поднятие ненависти к врагу и мести за все свершенное фашистскими захватчиками.

Но следует вернутся к комендатуре и ее деятельности. Прибыв в город, комендатура сразу же приступила к установлению “нового порядка”. У них уже имелся неоднократно опробированный способ, как это делалось в Польше, во Франции и на нашей оккупированной территории. Из комендатуры посылался немецкий переводчик, который ходил по улицам города, заходил в дома к оставшимся местным жителям и расспрашивал о тех, кого можно было бы использовать в роли бургомистра.

Переводчик поляк по имени Лео, лет 25, по-русски говорил чисто, с 1939 г. проживал в Советском Союзе, служил в Красной армии и в первые дни войны сдался в плен.

20 октября 1941 года днем он зашел на улицу Карла Маркса, дом 97, к Цыбину Александру, бывшему инспектору пожарной охраны “Льнотреста”. Зашел, видимо, не спроста, а предварительно выяснив, что женой являлась немка Вальцифер. В разговоре Лео спросил Цыбина, кого он знает из купцов и бывших офицеров, чтобы назначить головой города. Цыбин назвал Сазонова Василия Васильевича и Сафронова Петра Александровича с улицы Карла Маркса, дом 105. Цыбин знал, что Сафронов ранее учился в Ржевском городском училище, В период НЭПа Сафроновы имели бакалейный магазин и гастроном. В отношении Сафронова известно, что он родился в Ржеве в 1900 году в семье торговца, в царской армии служил в качестве офицера, был женат на Басовой Анне Павловне, а перед войной работал в колхозе техноруком, был членом партии.

Примерно 22 октября 1941 г. Сафронов был назначен бургомистром. Причем, при назначении, как видно из отчета комендатуры, комендант сетовал, что большинство тех, кто остался в городе, разбежались по соседним деревням из-за бомбардировок немецкими самолетами, поэтому очень трудно найти нужных людей для организации гражданского управления. Организация будет закончена к 27 октября.

После назначения Сафронова бургомистром, он сам стал подбирать людей в городскую управу, все они согласовывались с комендантом города. Заместителем бургомистра был назначен Дунаев Сергей Семенович, 1902 года рождения, уроженец г. Зубцова, проживавщий в г. Ржеве на улице Володарского, до войны работавший на лесозаводе техноруком. До революции его отец имел булочную. Секретарем бургомистра - Ивашев Александр Иванович.

Самое интересное то, что начальником полиции был назначен Авилов Дмитрий Петрович, 1900 года рождения, уроженец Украины, из бывших белых офицеров, отбывавший наказание и бежавший из мест заключения. В г. Ржеве он проживал по улице Володарского и перед войной работал экспедитором столовой станции Ржев-II, был женат, имел дочь. Как только пришли оккупанты, он назвался Лапиным Митрофаном Прокофьевичем. Ранее он имел также фамилии Протаколова и Тараненко.

Заместителем у Лапина являлся Загорский Николай Иванович, сын священника, он учился в духовной семинарии, затем проживал в г. Ржеве, работал в межрайонном Управлении кинофикации старшим бухгалтером. В оккупацию он проживал за Холынкой, улица Республиканская, в доме врача Котова, эвакуировавшегося в тыл страны. На 3-4 день после возвращения из деревни, к нему пришел сосед Некрасов, которого он ранее не знал и неизвестный, отрекомендовавшийся полицмейстером города Паниным. Он предложил Загорскому поступить на службу в полицию, заявив, что сыну священника немцы будут доверять. Через четыре-пять дней Некрасов, Ланин и, кажется, Румянцев вновь пришли к Загорскому и они пошли в “СД”. Ланин доложил в отношении его, Некрасова и Румянцева, сказав, что это те лица, которые могут работать в полиции. Так Загорский стал замом у Лапина. Вторым заместителем был Румянцев Дмитрий Константинович, ранее работавший на лесопильном заводе.

Обязанности начальника хозчасти горполиции начинал Колесников Александр, сын кустаря-колесника, имевшего собственное производство и торговавшего на рынках Зубцова и Ржева. В 1930 году Колесников был судим по статьям 58-10 и 58-7 УК РСФСР на 3 года ИТЛ. В его отсутствие дом отца и часть имущества за недоимки по госналогам, как с торговца, были изъяты. В 1935 г. Колесников прибыл на жительство в город Ржев. В 1940 г. Он являлся членом Ржевской церковной двадцатки.

Секретарем горполиции был Кириллов Константин Дмитриевич, житель г. Ржева. До войны подозревался в причастности к вредительской группе работников местной промышленности. В начале он работал в паспортном столе, а с ноября 1941 г.- секретарем (делопроизводителем).

Вместо Кириллова до декабря 1941 г. в паспортном столе был Поспелов Михаил Яковлевич, бывший унтер-офицер. В первую мировую войну попал в плен, где находился до 1918 г., проживал в г. Ржеве по ул. Володарского по соседству с Сафроновым, которого знал, как торговца, с 1927 г. Перед окупацией работал зав. производством райпромкомбината. Сам пошел к Сафронову с просьбой устроить его на работу. Сафронов предложил производить регистрацию паспортов и тот через три дня приступил к работе.

Всего в административном отделе работало 5 человек, а также переводчица, конюх горполиции Колтушкин Михаил Иванович с Садовой улицы д. 5/25, который потом стал ночным сторожем и дежурным.

Кроме административного отдела в райгоруправе были и другие отделы, а именно: просвещения, возглавлял его Волков Игорь Владимирович, до войны проживал в Великих Луках, а в окупации в г. Ржеве на Соборной горе в доме родителей. Заведующим отделом здравоохранения был Крайнев Андрей Павлович, уроженец г. Москвы, в Ржевский район прибыл на оборонтельные работы из города

Барановичи с составе ИТЛ, где являлся заключенным. Отделом торговли руководил Сильченко Андрей Феоктистович, который до войны являясь заместителем директора Ржевской межрайбазы говорил: “Все можно, только надо уметь”. Когда его приятели были осуждены, он был оправдан.

Заведующим финансовым отделом являлся Панков Михаил Георгиевич, 1888 года рождения, бывший бухгалтер артели “Красный швейник”.

Транспортный отдел возглавил Скобелев Петр Петрович. В начале он был вызван в “СД”, где его обвинили в поджоге домов города. Но утром пришел Сафронов и сказал: “Господин майор, я знаю Скобелева”. Его отпустили, а Сафронов предложил работу.

В общем отделе работал Ивашов Александр Иванович, бывший бухгалтер фабрики “Красная Звезда”, житель удицы Энгельса. В октябре 1941 г. на улице Карла Маркса встретил Сафронова, который попросил зайти к нему, где и предложил работу в горуправе. Еремеев Александр Иванович, бывший бухгалтер горводопровода, стал делопроизводителем по делам военнопленных и, наконец, Березников Федор Павлович, бывший работник горжилуправления - комендант горуправы.

С октября 1941 г. горуправа размещалась в доме по улице III Интернационала, где после освобождения г. Ржева находилась КЭЧ. С ноября 1941 г.- по улице Володарского, в бывшем детсаде им. Крупской шелкокрутильной фабрики. На первом этаже - горполиция, на втором - горуправа. Основная задача местных властей - обеспечение нужд германской армии. Переводчица горуправы - Бычинская (Сахарова) Екатерина Васильевна, уроженка г. Ржева, бывшая преподавательница планово-экономического техникума. Переводчица горполиции - Смолина Екатерина, учительница средней школы № 5 г. Ржева.

25 октября 1941 г. в горуправе, в кабинете Сафронова, собралось около 100 человек. Это были люди, которые пришли предложить свои услуги “новому порядку”, а те пришли поинтересоваться, что будет с оставшимся в городе населением. Сафронов обратился к собравшимся с предложением взять на себя инициативу и провести выборы квартальных старост. В числе собравшихся был ржевитянин Бушев Михаил Александрович, который 27 октября 1941 г. по личной инициативе собрал жителей 60 квартала и предложил избрать старосту. Избрали его.

После 25 октября 1941 г. началось формирование службы порядка. Город был разделен на 4 района. Первый участок от ул. III Интернационала в сторону станции Ржев-1, второй - от ул. III Интернационала в сторону аэропорта, третий - от ул. Коммуны в сторону фабрики Колодок и четвертый - от улицы Коммуны в сторону станции Мелихово. В каждом из них создан полицейский участок. Количество сотрудников службы было определено в 65 человек. Им выданы документы и повязки. Табельное оружие не выдавалось. По штатному расписанию начальник полицейского участка значился, как надзиратель, его заместитель - помощник надзирателя, а рядовые полицеские назывались агентами.

Начальники участков часто менялись. Для того, чтобы набрать 65 полицейских, комендатура разрешила бургомистру брать ржевитян, находящихся в лагере военнопленных. Основной задачей службы порядка являлось: направление на работу для нужд германской армии совместно с квартальными старостами жителей города, выявление коммунистов, партизан, бывших советских активистов, задержание подозрительных лиц. Многие из полицейских являлись агентами “СД” и полевой жандармерии.

Организатором полицеского участка был Волков Алексей Егорович, уроженец деревни Рамино Ржевского района, житель улицы Сельская; перед оккупацией работал на железной дороге. В его подчинении было восемь полицейских и квартальные старосты, переводчица и писарь. Размещался этот участок по ул. Революции, затем на Ленинградском шоссе. Полицейские получали желование 200 рублей, паек: 400 г. хлеба, сало, масло растительное. Кроме того, проводя обыски и изъятие продуктов и имущества у жителей города которое они награбили со складов и магазинов, а так же оставленное при отступлении частей Красной армии, доставляли в горполицию. Часть изъятого они реализовали через магазин, а часть делили между собой. Деньги, взимаемые в качестве налога и от распродажи вещей в магазине, шли на оплату сотрудников горуправы. Налог с жителей города был 25 рублей, а в сельской местности 50. Кроме того налога, взималась плата за аренду земли, за патент, на занятие тем или иным ремеслом.

Действовала система различных штрафов. Лица, уклоняющиеся от работ на нужды германской армии, лишались пайка. Основным для большинства мирных жителей пайком являлся обед с немецкой кухни.

Так, с января по апрель 1942 года нетрудоспособному населению три раза выделяли по несколько кг. льносемян, оставшегося на складах “Заготзерна”. В июне 1942 г. всему населению по карточкам выдавали по 1 кг. 250 г. муки на взрослых и 750 г. на детей, масло растительное по 125 г. на взрослого и 100 г. на детей. Работающие по нарядам старост для нужд комендатуры получали суп и хлеб от 150 до 250 г. Работавшие на лесозаводе, кирпичном заводе, железной дороге, водопроводе, больнице, горуправе получали сухой паек.

Первой жертвой нового порядка в третьей декаде октября 1941 г. стал Тимофеев Алексей Иванович, 1903 г. рождения, член ВКП (б), учитель истории 2 железнодорожной школы. Жил он по улице Смольная, дом 21, Дом двухэтажный, где он занимал одну комнату. Как говорил портной, житель этой улицы Соловьев Павел Николаевич, предал Тимофеева Баранов Михаил Митрофанович. Соседка Комарова Александра Тихоновна показала, что в конце октября 1942 г. вечером Тимофеев пришел в свою квартиру и что-то рылся в своей литературе. В тот вечер 21 октября в дом вошли два офицера жардармерии и русский в штатской одежде. Они арестовали Тимофеева и повели его в комендатуру. На другой день у ворот школы по ул. Коммуны он был повешен. Одет он был в серый ватник без воротника, крестьянского типа, серые брюки, в простые сапоги. Комарова, глядя на повешенного, сказала: “Это наш враг Тимофеев висит”.

Как говорила Орлова Агафья Васильевна, когда Тимофеев пришел в свой дом, то Баранов заявил ему: “Ты жить здесь не будешь. Я тебе покажу, где жить”.

В отчете комендатуры с 19 по 24 октября 1941 г. говорилось: “... Организованы постоянные точки для предотвращения саботажа, определены фау-люди (т. е. доверенные лица). Повесился, известный как комиссар, местный житель Ржева, который ночью вернулся в свою квартиру, чтобы забрать документы и другие вещи”.

На ул. Коммуны, но несколько позднее, по словам жительницы г. Ржева с ул. Смольной Суворовой Александры Сергеевны, была повешена напротив магазина директор льнозавода Бунегина.

Житель г. Ржева Щучкин Василий Иванович, 1906 года рождения, бывший депутат Ржевского горсовета, показал что знал Бунегину Агриппину Сергеевну.

Бывший полицейский городской полиции Артемьев Константин Григорьевич, 1893 года рождения, уроженец и житель г. Ржева показал: в декабре 1 941 года Колесников Александр Федорович с ним ездил в Старицкий район для ареста 4 женщин: Наугольниковой с фабрики “Красная Звезда”, Бунегиной, директора льнозавода “Раскол”, Савельевой Зинаиды, члена ВКП(б) и Пятницкой. Приехали в д. Гостемирово, где арестовали Пятницкую Марию Борисовну, 1903 года рождения, якобы для отчета перед германскими властями, затем Бунегину и Наугольникову Таисию Михайловну, 1904 года рождения, уроженку г. Ржева, председателя фабкома “Красная Звезда”. Савельева Зинаида заявила им: “Хоть расстреляйте меня, я никуда не пойду”. Из-за болезни детей Савельева арестована не была. Арестованные были "доставлены 30 декабря 1941 года в город Ржев, а 31 числа сданы в “СД”, размещавшееся тогда в школе № 4 по Пионерской улице.

Бывший секретарь-машинист Гончуков Петр Иванович, показал: “В конце 1941 г. из горуправы направились материалы на Бунегину и Егорову. Каково было содержание этих материалов, приходиться догадываться, так же догадываться о том, каким путем Колесников узнал о месте нахождения Бунегиной.

При аресте Колесников Александр изъял у арестованных два боченка мяса весом 100 кг. и 3 лошадей, на которых арестованные эвакуировались. Лошадей сдал в горуправу, а мясо присвоил себе.

Младший сын Бунегиной - Бунегин Виктор Александрович, 1928 года рождения, проживавший в г. Ржеве, ул. Смольная д. 54, квартал 117 опознал по фотокарточке Колесникова Александра Федоровича, как личность, имеющую сходство с полицейским, арестовавшим его мать. Мать была членом партии и депутатом городского Совета. В момент ареста была одета в зимнее пальто, темносинее, с черным воротником, в белую пуховую косынку.

На ул. Коммуны был повешен учитель Тихомиров, но о нем никаких сведений пока не обнаружено.

В сообщении комендатуры 1/532 от 6 ноября 1941 года говорилось, что казнены через повешение партизаны: Скороходов Михаил, 1914 года рождения, уроженец и житель с. Лишивей Гомельской области, Левин Борис, 1916 года рождения, уроженец и житель Борохатник Калининской области. В партизанских отрядах Ржева таких лиц не было. В практике деятельности немецких контрразведывательных органов было множество случаев, когда задержанные гражданские лица призывного возраста, без наличия документов, объявлялись партизанами. Возможно, это тот самый случай.

В очередном отчете комендатуры о ее деятельности с 1 по 7 ноября 1941 года сообщалось, что “в службу порядка проник коммунистический функционер, который был разоблачен и расстрелян”. Комендатурой арестовано по подозрению в партизанстве 18 коммунистов и 10 из них приговорены к расстрелу. Речь шла о том случае, когда 10 жителей города были расстреляны на правом и левом берегу реки Волги.

Сведения о коммунистах в комендатуру представили бургомистр Сафронов и начальник полиции Лапин. Заместитель Лапина Загорский Николай Иванович, находясь в кабинете Сафронова, лично видел, как последний и начальник полиции Лапин в ноябре 1941 года составляли список членов ВКП(б), оставшихся в г. Ржеве. В числе расстрелянных были: Дроздов Александр Матвеевич, 1898 года рождения, известный среди ржевитян гармонист.

В июле 1941 года, когда в городе стоял штаб нашей 31 Армии, разведотделом был сформирован партизанский отряд “За Родину”. Дроздов, как и другие ржевитяне, поступил в этот отряд. В отряде он был назначен командиром отделения. В его отделении были: Гостьев Евгений Владимирович, 1923 года рождения, уроженец с. Семеновка Гамзинского района Мордовской АССР, проживавший в г. Ржеве, Ленинградское шоссе, дом 76, кв. 65, слесарь завода № 307; Хорошенкова М. С.; Семенова А. Г.; Цветков Иван Е.; Пучков А. И. ; Савченко В. И. и Дикоряева К. И.

22 августа 1941 года партизанский отряд “За Родину” в 4 часа 30 минут был направлен из Ржева восточнее п. Жарковский. На вооружении отряда имелось: пулемет трофейный с 800 патронами, два автомата, винтовки, ручные гранаты, патроны по 90 штук на каждого партизана, а всего в отряде 33 человека. 5 сентября 1941 года Дроздов донес, что 4 сентября совместно с Беляевым Петром С. и Цветковым Иваном прибыли в г. Ржев. Командиром отряда являлся Колпашников Николай Иванович. С какой целью и кем посылался Дроздов - неизвестно. Проживал он в г. Ржеве. Бывший начальник городской конторы связи в управе Сафронова, Прозоров Андрей Алексеевич, уроженец дер. Черменино Ржевского района, ушедший из г. Ржева 2 января 1942 года рассказал: “Со слов Вишняковой Анны Никоновны, Дроздова предала его соседка Соловьева”. Жена растрелянного Орехова Василия Ниловича, Орехова Татьяна Ивановна после освобождения г. Ржева показывала, что ее муж, член ВКП (б), работал заведующим магазина Трансторгпита, имел бронь. До самого последнего дня занимался отпуском товара со складов и магазинов, а когда разрешили выехать из Ржева, то добрались только до дер. Боброве Зубцовского района. Немцы предложили беженцам вернуться в Ржев и до ноября 1941 года он находился дома и на улице не появлялся. В ноябре, в числе других жителей, стал направляться на работу по очистке улиц города.

6 ноября 1941 года по указанию старосты Долгополова Якова Ивановича, проживавшего по Зубцовской улице, напротив здания тюрьмы, также вышел на работу. Примерно в 14 часов в дом зашли четверо вооруженных немцев и один человек в гражданской одежде, в пальто с белой повязкой на рукаве. Они ввели мужа с завязанными шпагатом, руками назад. После тщательного обыска увели мужа в тюрьму.

10 ноября 1941 года его расстреляли. Было это так. Двенадцатилетняя дочь Анна прибежала с улицы и говорит: “Папку и других, немцы куда-то повели”. Татьяна Ивановна быстро оделась. Выбежав на улицу Коммуны, увидела группу мужчин, среди них - мужа, Медоусова из нарсуда, Дроздова, Рощина, Сарафанникова, Пигасова - директора железнодорожной пекарни и еще трех мужчин.

Увидев ее, муж сказал: “Нас ведут на казнь, поэтому ты не ходи”. Но она продолжала идти до самого Подгорелова моста. Дроздов тоже просил ее вернуться. Немцы пять человек оставили на Красноармейской стороне у моста и пять отвели через мост на Советскую сторону. Поставили на берегу около моста лицами друг к другу и стали фотографировать. При этом было много жителей города. Немцы из револьверов стреляли им в голову. Медоусов успел крикнуть: “Советский Союз непобедим! ”

После расстрела была установлена фанерная доска с надписью: “Злостно караются поджигатели немецким правительством”. Это было написано крупными буквами, что было написано мелкими буквами, она не прочитала. Двое суток трупы лежали, затем похоронены около моста на Красноармейской стороне. Это ей говорил отец, который видел, как зарывали расстрелянных.

Еще до расстрела мужа она встретила женщину по имени Татьяна с улицы М. Горького, которая посоветовала сходить к Лапину. Лапин сказал ей: “Вашему мужу ничем не помогу. Не надо ему резать провода и жечь немецкие склады”.

После расстрела мужа Лапин пришел к ней и приказал в двухдневный срок выехать из Ржева. Женщина по имени Лиза, проживавшая недалеко от нее, сказала, что с немцами к ним в дом приходил Дунаев Сергей, которого она знала.

Бывший староста улицы Спортинтерна "Дюков Сергей Николаевич считал, что Медоусов расстрелян за связь с Москвой. Что за связь Медоусова с Москвой и откуда Дюкову известно - осталось так и не выясненным.

Кузьмин Владимир Яковлевич, работавший в то время заведующим склада горуправы, а затем бургомистром г. Ржева, показал, что из расстрелянных 10 человек в ноябре 1941 года он опознал: Лайтиса - еврея, чистильщика обуви; Виноградова, бухгалтера пивзавода; Сарафанникова, заведующего отделом снабжения пивзавода; Пичус, заведующего магазином горкалининторга, члена ВКП (б); Медоусова, члена Московской коллегии адвокатов.

А вот сведения, сообщенные Федоровой (д. ф. Шарапова) Евгенией Ивановной, 1923 года рождения, уроженкой и жительницей г. Ржева о том, что Сарафанников Петр Иванович перед оккупацией города куда-то исчез. Потом появился в своем доме на улице Калинина, где размещался паспортный стол полиции. В этом доме также жили Гурьяновы. Среди ржевитян говорили: “Почему он деньги не отдал рабочим, завод спалил, а теперь сел немцам прислуживать?” Эти данные Федоровой дают основания полагать, что “коммунистическим функционером”, проникшим в службу порядка, о котором шла речь в отчете комендатуры о ее деятельности с 1 по 7 ноября 1941 года являлся Сарафанников Петр Иванович.

Особый интерес представляют показания Бойкова Алексея Ивановича, 1906 года рождения, уроженца Ржевского района, который до войны работал в г. Ржеве заведующим магазином. Бойков знал из местных партизан Сарафанникова Петра Ивановича и Николая Ивановича. Оба были оставлены для выполнения особого задания: подорвать мост через Волгу, сжечь пивзавод, что ими было сделано. Накануне ареста он ночевал у Сарафанникова, а утром ушел из г. Ржева. После него Сарафанникова арестовали и расстреляли. В число расстреляных входил также Соловьев Федор Николаевич. Установить личности еще двух расстрелянных не представилось возможным.

Публичная казнь - это ужасное зрелище. Оно двояко подействовало на жителей оккупированного города. Одни восприняли ее так, что нужно подчиниться вооруженному захватчику, всецело ему повиноваться. Другие - решили, что надо бороться с оккупантами любыми способами, средствами и методами. И все же жители оккупированного Ржева жили в страхе, в неведении, не зная, что их ждет в завтрашнем дне, а немцы, устанавливая “новый порядок”, планировали в комендатуре мероприятия по его осуществлению. У них все было расписано и проверено на Польше и Франции.

Так, в городской комендатуре каждый ее сотрудник имел определенные обязанности и, в частности, комендант. В его личном распоряжении находился главный переводчик - зондерфюрер, В Ржеве им был Хейнрих Трауготт Отто Каттерфельд, пятидесятилетний прибалтийский немец, уроженец имения Приекульне Курляндской губернии, окончивший Юрьевский университет. До немецкой армии он был священником недалеко от г. Дерпт (Тарту). Ему подчинялись гражданские переводчики, а именно: Каппелини Гарольд Юрьевич, пожилой итальянец или немец, бывший преподаватель немецкого языка средней школы № 3 г. Ржева. В сентябре 1942 года выехал с комендатурой из г. Ржева через Смоленскую область в Белоруссию, а в 1944 году в г. Кюстрин (Германия), где попал в русский плен. Пантеровская Софья Федоровна, уроженка г. Риги, до войны работала счетным работником в ряде организаций г. Ржева, в том числе радиоузле. В конце декабря 1942 года при содействовании коменданта Крюцфельда выехала в г. Ригу, где также поступила на службу к немцам. Из Риги присылала письма в комендатуру. Крупинский Владимир, родом из-под Житомира, а на самом деле Вайнер Михаил Чентелевич, 1925 года рождения, уроженец м. Барановка Житомирской области, еврей по национальности, житель г. Ржева, проживал на Кооперативной улице в доме 4, квартира 6, учился в ремесленном училище № 7. В семье имел брата Владимира и четырех сестер, одна из них Раиса, 1919 года рождения, работала в Ржевской фотографии, а две - Маня и Ида - учились в школе.

27 июля 1941 года через Ржевский ГВК ушел в Разведотдел штаба 31 Армии. Как свидетельствовал бывший разведчик РО штаба 31 Армии ржевитянин Чернышев Николай Васильевич в Ржеве, в немецкой комендатуре, в качестве переводчика работал Вайнер Михаил. Встречи с ним он боялся и поэтому избегал ее. Ребят по разведшколе он знал всех. Ходил в немецкой форме. О Вайнере ему известно.что при выполнении первого задания с напарницей Смирновой Анной в районе г. Смоленска он с ней был задержан. Причем, выдал немцам вторую пару разведчиков, шедшую за ними, а в ней была Шумова Нина Васильевна, 1921 года рождения, уроженка и жительница г. Ржева, ул. Тверская, дом 55. Пропала без вести. Всех их в одном из немецких штабов допросили. Вайнер, хорошо знавший немецкий язык, разговаривал со следователем по-немецки. Он заявил, что является немцем с Поволжья. Трех разведчиц немцы выгнали, а Вайнера оставили. Со слов адьютанта комендатуры Ротер Макса Георга в м. Холопеничи Минской области Крупинский Владимир женился и остался там на жительство. Однако после окончания войны в м. Холопеничи никакой Крупинский или Вайнер не проживал.

Работу всех подчиненных комендант регулировал лично.

Адъютант и делопроизводитель. Первоначально оберлейтенант Эрнст, а затем оберлейтенант Ротер. Руководил отделением 1-ц (борьба со шпионажем и саботажем), отделением 11-а (офицерский личный состав). В его распоряжение были старший писарь, картотекарь и исполнитель сроков, писарь и вестовой.

Дежурный офицер и делопроизводитель. Руководил отделением 1-б (оружие и снаряжение), отделение III (судебный офицер). Занимался вопросами противовоздушной и химической обороны, могилами, суда, топографии, квартирами, трофеями и складами. Казначейство (отделение IV-а) оберлейтенант Милиус.

Главный фельдфебель и делопроизводитель. Руководил отделением 1-а (работа и организация), отделение 1-б (автотранспорт), отделение 11-б (унтер-офицеры и рядовой личный состав, еврейский вопрос, надзор за ценами, пропуска). В его подчинении старший писарь, еще два писаря, работник почтового пункта и справки.

Да, еврейский вопрос стал решаться комендатурой с первых дней ее работы. Начата регистрация евреев и создание гетто. Но уже в отчете за последнюю пятидневку октября 1941 года указывалось, что гетто оказалось излишним, так как в город вернулся только один еврей.

Начальник части полевой жандармерии. Первоначально начальником полевой жандармерии был лейтенант Медров. В г. Ржеве находился сам штаб 531 отделения полевой жандармерии, в нем имелось три роты, но они были рассосредоточены и по району. Адьютант совместно с главным фельдфебелем обрабатывали всю почту, взаимно замещая друг друга. Адьютант был ответственным за точное соблюдение сроков и их исполнение, вел дела по шпионажу и саботажу,- согласуя их с комендантом. Для этой цели в его распоряжении имелась полевая жандармерия. Без его разрешения или его непосредственного приказания полевая жандармерия не имела права действовать самостоятельно. Он вел дела по офицерскому составу и секретные дела. Допросы и дальнейшее препровождение военнопленных регулировал адьютант. Знай все это ранее, сотрудники органов МГБ, органов «Смерш» и отделов по делам военнопленных МВД при расследовании уголовных дел на бывших сотрудников немецких комендатур более полно проводили бы такие расследования.

Дежурный офицер. Вел раздел вооружения и снаряжения, заботился об устройстве бомбоубежищ. Осуществлял контроль за питьевой водой и ее снабжением. Ему подчинялись трофейные и другие склады, квартирное управление. Он учитывал все квартиры и вел их картотеку. Сотрудникам комендатуры запрещалось самостоятельно добывать себе квартиры и менять их. До прибытия жандармского офицера в его ведении был надзор за местной полицией.

Казначейство. Зарпалата служащим комендатуры. Намеченные покупки и сделки предварительно согласовывались с комендантом.

Старшему фельдфебелю подчинены все унтер-офицеры и рядовой состав, как на службе, так и вне. У него имелись помощники. Он привлекался для разгрузки коменданта по организации работ. Руководил отделом пропусков. Пропуска выдавались только по письменному заявлению. Эти заявления ежедневно в 11 и 17 часов представлял после просмотра на разрешение коменданта. Заявления от евреев не принимались. Использование еврейской рабочей силы требовало, во всяком случае, соглашения ведающего этим вопросом отдела. Даже устное разрешение коменданта должно быть зарегистрировано. Заявления подаются коменданту через главного фельдфебеля. Старший фельдфебель вел надзор за ценами, развешиванием надписей на улицах. В его распоряжении - полевая жандармерия. Полевой жандармерии запрещалось предпринимать что-либо самостоятельно без специального приказа. Она занималась расстановкой постов, регулирующих движение и надзор за уличным движением.



А теперь мои вопросы для уточнения:

1. Самым первым, вероятно временным, комендантом Ржева был некий оберлейтенант. Фамилия не названа. Кто знает её?

2. Дом № 40 по улице Коммуны - это "Чёртов дом"?

3. Первым немецким комендантом города был командир штаба 69 артполка особого назначения по фамилии Кучера. А это уже задача для меня - разузнать, что это за артполк и кто такой был Кучера?


Последний раз редактировалось: Maria (Вс Авг 3 20:30:04 2008), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     
Спонсор
Basile
Модератор
Модератор
Репутация: 32

Возраст: 70
Пол: Пол:Муж
Гороскоп: Козерог
Китайский: Собака
Зарегистрирован: 17.06.2005
Сообщения: 2309
Откуда: Ржев
Награды: 1 (Детали)
Золотая медаль (Сумма: 1)



СообщениеДобавлено: Сб Авг 2 0:09:51 2008    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Maria писал(а):
. Дом № 40 по улице Коммуны - это "Чёртов дом"?

Cторона четная, скорее всего именно ЧД
_________________
"Согласие есть продукт при полном непротивлении сторон."
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail     
Maria
Мэтр
Мэтр
Репутация: 41

Пол: Пол:Жен
Гороскоп: Весы
Китайский: Тигр
Зарегистрирован: 05.03.2006
Сообщения: 7935

Награды: 1 (Детали)
Золотая медаль (Сумма: 1)



СообщениеДобавлено: Сб Авг 2 13:47:52 2008    Заголовок сообщения: Ржев в оккупации Ответить с цитатой

Насчёт артполка №69 (Artillerie-Regiment 69) пока полная неудача. Полк существовал, но там не было Кучеры. Франц Кучера, генерал, род. 22.02.1904 в местечке Обервальтерсдорф, Нижняя Австрия, умер 01.02.1944 в Варшаве, Польша. Личность он был довольно известная в окружении Гитлера, фанатичный СС-служака и исполнитель, уничтожал партизан, был и отличился в восточной кампании немецкой группировки армий "Центр", имел за это ордена, но нигде не указано, что он был задействован во Ржеве. Что это? Находился ли он секретно в нашем городе в 1941-1942 гг. или это не тот Кучера, о котором написано автором Фёдоровым? В польском Интернете нашла его снимок.
Постараюсь выставить здесь. Может быть, кто-нибудь вспомнит..? см. ниже
http://www.dws-xip.com/reich/biografie/19659.html
Этот Кучера служил с марта 1939 по июнь 1943 гг. в штабе SS в округе Кассель. Очень даже вероятно, что он исполнял особое поручение в Ржеве. А именно - организовать военную комендатуру. И начал он очень типичным почерком SS: с повешивания и расстрела ржевитян. Якобы, комиссаров и партизан. Это служило по мнению эсэсовских молодчиков мерой запугивания и стимулом повиновения так же, как до восточного фронта в порабощённых странах Западной Европы. Вермахт такими делами старался руки не пачкать, за что не был уважаем Гитлером. Свою жизнь СС-генерал Кучера потерял в Варшаве. По решению Народной армии Польши из-за проведённых массовых уничтожений поляков он был застрелян в ходе покушения в своей легковой машине. Вероятно, поэтому о нём мало что известно, так как его как преступника не судили, потому что его уже не было на этом свете. Может быть, необходимо поднимать архивы НСДАП и СС, чтобы выяснить его продвижение по службе и служебные посты. В артиллерийском полку 69 он служить не мог. А вот до него в таком полку мог служить некий майор Людвиг, который мог быть временным всего на несколько дней комендантом города.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     
Спонсор
Maria
Мэтр
Мэтр
Репутация: 41

Пол: Пол:Жен
Гороскоп: Весы
Китайский: Тигр
Зарегистрирован: 05.03.2006
Сообщения: 7935

Награды: 1 (Детали)
Золотая медаль (Сумма: 1)



СообщениеДобавлено: Сб Авг 2 21:14:41 2008    Заголовок сообщения: Ржев в оккупации Ответить с цитатой

«РАССТРЕЛЫ ИМЕЛИ МЕСТО...»

В отчете комендатуры за последнюю пятидневку октября 1941 года указывалось, что подразделения немецких частей перешли на самообеспечение. Свежее мясо имеется в очень ограниченном количестве, т. к. запасы были уничтожены многими подразделениями, расположенными на местах. Недостаток картофеля комендатура пытается восполнить при помощи 7-го сборного пункта военнопленных. Начать уборку картофеля силами военнопленных не представляется возможным, т. к. не хватает охраны.

Открыта райбольница, назначен главврач и хирург. Больница открыта на улице Коммуны, заведующим был Львов Александр Яковлевич, 1918 г. р., уроженец и житель г. Ржева, улица Большевистская, дом 39. Отец находился в заключении с 1939 года. Мать - Ксения Александровна, брат Виктор Александрович до войны учился в медицинском институте в Ленинграде. В 1941 году приехал на каникулы в Ржев и таким образом оказался в оккупированном Ржеве. Жена Львова (девичья фамилия Веселова) Зинаида Ивановна, 1922 года рождения, проживала в г. Ржеве, Садовый переулок, дом 4 аккушерка райбольницы. Сам в период оккупации имел много знакомых, в том числе среди немцев. Имел связь с унтер-офицером Теодором Плюмахером, который проживал по соседству с Львовым. Врачами работали: Кудрявцев Николай Константинович, 1878 года рождения, уроженец и житель г. Ржева, улица Безбожника, дом 12, кв. 147 и Орешкович, а также фельдшер Коржанов. Прием у врача больному стоил пять рублей.

В городе была открыта баня, но мылись в ней в основном немецкие солдаты.

Начались работы по восстановлению железной дороги Вязьма-Ржев.

Война - есть война и в ходе ее успех бывает переменным. Начатое 2 октября 1941 года очередное наступление группы армий Центр, в результате которого были захвачены ряд городов, в том числе и Ржев, на подступах к столице нашей Родины, постепенно притормаживалось. Хотя главнокомандующий сухопутными войсками генерал-фельдмаршал Вальтер фон Браухич в конце октября 1941 года считал, что мы навряд ли оправимся от своих потерь как в людях, так и в технике, что мы не в состоянии больше проводить крупные операции, он просчитался. Этот генерал, окончивший академию генштаба, не знал русского человека, его характера, его выдержки, его стойкости. В декабре 1941 года Красная армия не только выдержала натиск врага, но и перешла в наступление. Немецкие части, находившиеся в Подмосковье, дрогнули и, неся значительные потери как в живой силе, так и технике, бежали. Когда части Красной армии оказались под Ржевом, немцы, находившиеся в городе, в том числе и комендатура, панически бежали. Где-то с 3 января 1942 года двое суток немецких воинских частей не было. В здании комендатуры в железном ящике находились деньги, собранные городской управой с населения Ржева и района в качестве налога, как говорили немцы, для восстановления разрушенного большевиками Ржева. Воспользовавшись отсутствием немцев, бургомистр Сафронов, его заместитель Дураев, начальник полиции Лапин, заведующий финансовым отделом Панков, начальник паспортного стола Поспелов, похитив эти деньги, бежали вслед немцам в их тыл. Денег было один миллион четыреста тысяч рублей.

Через два дня комендатура вернулась в город. Узнав о похищении денег, Сафронов и бежавшие с ним 12 сотрудников были объявлены в розыск. Сафронов лично взял себе двести тысяч рублей, Иванов и Лапин по сто тысяч рублей, Дунаев Сергей - пятьдесят тысяч.

В середине января 1942 года Сафронов, Дунаев, Лапин, Поспелов прибыли в г. Минск, где затем были установлены. В конце апреля 1942 года Сафронов был вызван в Генеральный комиссариат г. Минска, где ему было объявлено, что проживать в г. Минске им воспрещено и они обязаны выехать в г. Ржев. Получив разрешение на выезд, они 1 мая 1942 года выехали из Минска и 5 мая 1942 года прибыли в г. Ржев.

9 мая 1942 года их вызвали в «СД» и там арестовали. Сафронова, Дунаева, Лапина, Панкова, Поспелова и бывшего рабочего госуправы Читалкина Михаила допрашивал переводчик шарфюрер (фельдфебель) Шульц Ника из отделения Зондеркоманды 7а г. Ржева. После Ржева Шульц находился в Белоруссии, служил в полицеском батальоне СС-Шума-II. Был участником массовых расстрелов советских граждан в городах Вилейке, Витебске, Городке, Величке и Клинцах.

Его хорошо знал ржевитянин Лисичкин Александр Дмитриевич, который, находясь на службе в полицейском батальоне СС-Шума-II, по поручению Шульца посещал его квартиру в Берлине. Как ни парадоксально, но факт: сестра Лисичкина - Саенко Мария Дмитриевна во время войны являлась советской разведчицей. Переводчика Шульца знали и жители оккупированного г. Калинина. Приходящие в отделение Зондеркоманды 7а отмечали, что когда к нему обращались в коридоре здания, он был любезен, особенно с женщинами, но когда допрашивал, то из кабинета слышны были стоны и крики. Многим ржевитянам запомнился этот высокий, средней полноты человек, с черными чуть впалыми глазами. Неплохо знала Шульца Шер Елена Алексеевна, уроженка Витебской области, проживавшая в г. Ржеве по улице III Интернационала, дом 1, которую он навещал как свою знакомую.

Допрашивая арестованных сотрудников городской управы, Шульц интересовался, кто и как разграбил деньги из комендатуры, сколько денег привез Сафронов из Минска. Дунаев Сергей, возмествший свой ущерб, 14 мая 1942 года был освобожден и назначен заместителем начальника полиции во второй городской управе. Сафронов из тюрьмы взят и, по сведениям адьютанта комендатуры Ротера, в мае 1942 года в лесу севернее г. Ржева расстрелян командой СД. Расстрелян, якобы, по подозрению в связях с партизанами. Однако в это не очень верится, т. к. заместитель начальника полиции Загорский лично видел в ноябре 1941 года как Сафронов в своем кабинете вместе с начальником полиции Лапиным составляли список членов ВКП (б), оставшихся в г. Ржеве. Кроме того, бывший заведующий аптекой при Чачкинской больнице Сахаров Сергей Федорович, уроженец п. Белый, проживавший по ул. III Интернационала дом 24 свидетельствовал, что Сафронов спрашивал у него, где скрывается работник ГК Петров, которому было поручено поджигать город.

Читалкин был отправлен в Ржевский лагерь военнопленных, а Лапин, Панков и Поспелов 19 июня 1942 г. направлены в лагерь СД-17 в совхозе Юшина в 3-х километрах от г. Сычевки Смоленской области. В ноябре 1942 года Лапин из лагеря освобожден и назначен полицейским в г. Сычевка, впоследствии он был убит. Поспелов из 80 тысяч рублей возвратил 73 тысячи рублей и по болезни и ходатайству семьи 15 декабря 1942 года освобожден из лагеря. Однако и здесь парадокс: отец - немецкий пособник, а его сын Поспелов Зиновий Яковлевич - разведчик разведотдела штаба 31 Армии. Правда, о его практической деятельности как разведчика сведений не имеется. Панков оставался в Юшинском лагере и дальнейшая судьба его неизвестна.

Уже 8 или 9 января 1942 года в здании горуправы собралось несколько его служащих, в их числе были: Сильченко, Дубин, Конзель, Петров. Пришедшей Савельевой Зое Михайловне, делопроизводителю управы, Сильченко сообщил, что Краюшкин был несколько раз в немецкой комендатуре. Там ему сказали, что положение на фронте улучшилось и комендант города поручил Краюшкину сформировать новый состав горуправы. 10 января будет собрание по выбору состава горуправы. Но об этих выборах население города оповещено не было. Это знал лишь небольшой круг людей. 10 января в управе собралось около 60-70 человек, большинство из них служащие управы, а также с лесозавода и кирпичного завода. Краюшкин сообщил, что опасность взятия г. Ржева частями Красной армии миновала. Ему немецкая комендатура поручила провести выборы нового состава горуправы. После Краюшкина священник Павел прочитал молитву и благословил присутствующих. Президиум собрания не избирался, протокольных записей не велось. Обсуждения кандидатур не было. При голосовании все присутствующие избрали Кузьмина Владимира Яковлевича, с малых лет жившего в Ржеве, В 1941 году он работал заведующим отделом снабжения военной базы № 40. 10 сентября 1941 года Ржевским ГВК он был мобилизован и направлен на должность заведующего хозяйством и столовой военной базы № 40. 11 октября 1941 года вышел из Ржева на Старицу вместе с председателем артели «Труженик» Березниковым Сергеем, членом ВКП (б). Не доходя трех километров до Старицы из-за боевых действий вернулись обратно в Ржев, где застали немцев. После создания горуправы в октябре 1941 года поступил туда на работу на должность заведующего складами. Одновременно вместе с ржевитянином Березниковым Федором вел продажу на рынке гончарных изделий: метел, лопат, совков, пуговиц и прочих вещей. В январе 1942 года, когда бывшая горуправа сбежала, он остался в городе.

Заместителем головы был избран Краюшкин Пантелей Петрович, уроженец д. Сокстино Зубцовского района, бывший член ВКП (б), до войны работал комендантом рынка. И опять один брат прислуживает оккупантам, второй - Краюшкин Иван Петрович с 10 октября 1941 года по 8 марта 1943 года являлся командиром взвода в Сычевском партизанском отряде «Родина».

Начальником полиции был избран Канцевич Владимир Владимирович, польский еврей, житель г. Ржева, работавший бухгалтером транспортной кооперации, а с момента оккупации - начальник второго полицейского участка. Уже в конце мая 1942 г. Концевич поручил начальнику второго отдела горполиции Белову Ивану Васильевичу и начальнику первого полицейского участка Степанову произвести обыск и опись имущества у бывшего бургомистра Сафронова и других двенадцати членов городской управы, бежавших во время подхода Красной Армии к г. Ржеву и похитивших один миллион четыреста тысяч рублей.

После этого Концевич и назначил Белова начальником уголовного розыска. Основной задачей комендатуры по отношению к гражданскому населению было обеспечение рабочей силой для использования ее в нуждах немецкой армии: расчистка и ремонт дорог, аэродрома, рытье окопов и блиндажей, доставка боеприпасов на передовую линию. Бургомистр или его заместитель ходили в комендатуру, где получали указание о количестве людей для проведения необходимых работ. Городская управа доводила эту разнарядку до квартальных старост. Старосты назначали жителей своего квартала на работу, для чего староста с полицейским своего участка ходил по домам.

Порой полицейский силой или угрозой лишения пайка заставлял идти на работу. Причин отказа практически не признавали. Для лиц, отказывающихся от работ, как городских, так и сельских жителей был создан специальный штрафной, трудовой лагерь на улице Декабристов.

Кроме того, производилась вербовка и угон рабочей силы для использования ее на территории в самой Германии, как в промышленности, так и в сельском хозяйстве.

(Продолжение следует)


Вопрос: лагерь СД-17 в совхозе Юшина в 3-х километрах от г. Сычевки Смоленской области-слышу впервые...

Вопрос: Канцевич Владимир Владимирович, польский еврей, житель г. Ржева, начальник полиции города Ржева в 1942 году - ?

Вопрос: 7-й сборный пункт военнопленных - слышу впервые...

Вопрос: Переводчик шарфюрер (фельдфебель) Шульц Ника из отделения Зондеркоманды 7а г. Ржева:
поищем в Интернете
Результат поиска: Зондеркоманда 7а (и др. с таким обозначением)-самые головорезы СС. Проходили обучение в Саксонии под Лейпцигом (Бад Дюбен, Пречь). Все, служавшие в таких командах, приговаривались после войны к тюрьме или расстрелу как преступники. О Нико Шульц, переводчике (только ли он был переводчиком?), к сожалению, не нашлось зацепки.

Вопрос: Лисичкин Александр Дмитриевич, находился на службе в полицейском батальоне СС-Шума-II и был знаком с Шульцем.
Результат поиска: полицейский батальон Шума II - это добровольческий батальон русских полицаев, также головорезы. Им терять уже было нечего.

Вопрос: штрафной, трудовой лагерь на улице Декабристов-где это примерно?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     
Maria
Мэтр
Мэтр
Репутация: 41

Пол: Пол:Жен
Гороскоп: Весы
Китайский: Тигр
Зарегистрирован: 05.03.2006
Сообщения: 7935

Награды: 1 (Детали)
Золотая медаль (Сумма: 1)



СообщениеДобавлено: Вс Авг 3 20:13:50 2008    Заголовок сообщения: Ржев в оккупации Ответить с цитатой

Трагический случай с ржевитянами произошел в феврале 1942 года. Так, в акте Чрезвычайной комиссии по расследованию преступлений немецко-фашистских оккупантов в Вяземском районе Смоленской области говорится: «В феврале 1942 года через станцию Касня угоняли население из Ржева на работу в Германию. Один из эшелонов стоял на станции Касня двое суток. Женщины с детьми находились в холодных вагонах. Пищи им не давали, а кто уходил просить кусок хлеба, того убивали, догоняя пулей. За два дня из эшелона было выброшено в яму 155 умерших от голода, замерзших людей, а детей зарывали живыми».

Вот еще одна братская безымянная могила. А сколько их было на временно оккупированной территории!?

На втором плане для комендатуры по отношению к населению, оставшемуся на оккупированной территории стояла задача обеспечения безопасности тыла немецкой армии. В этом ей помогали: полиция безопасности и «СД», порой ее по незнанию называли гестапо. Под этим названием она вошла в наши многие книги, кино, уголовные дела; тайная полевая полиция (ГФП); полевая жандармерия, отделы 1-с дивизий, корпусов и армий, принимавших участие в ржевском сражении, а также городская управа, местная полиция, старшины волостей, старосты кварталов и деревень. Все эти структуры занимались борьбой с коммунистами, комиссарами Красной Армии, евреями, партизанами и лицами, имеющими с ними связь и оказывающими им содействие и помощь. С этой целью городской управой была проведена в первую очередь регистрация населения, оставшегося на оккупированной территории как в городе, так и в сельской местности. Квартальные старосты и старосты деревень составляли списки жителей по форме: фамилия, имя, отчество, возраст, национальность, партийная принадлежность.

По многочисленным предписаниям военного руководства, со ссылкой на приказ Гитлера, большевики, комиссары расстреливались без суда и следствия. Так, генерал фон Куровский, 1895 года рождения, уроженец г. Эльбинг, Западная Пруссия, командующий 110 ПД, входящей в состав 9 Армии, показал: «Приказ о расстреле всех советских политических руководителей был... Летом 1942 года приказ о немедленном расстреле комиссаров был отменен», и далее - «Предоставление неограниченных полномочий в оккупированных областях Советской страны «СД» (служба безопасности) под руководством Гиммлера и назначение на руководящие должности, как в «СД», так и в полевой жандармерии при воинских частях специально доверенных лиц привело к осуществлению повсеместно системы арестов и последующим массовым истреблениям чиновниками «СД» и полевой жандармерии коммунистов, евреев и лиц, подозреваемых в связях с партизанами. Приказ о борьбе с партизанами был дан зимой 1941/42 года главным командованием сухопутных войск. В нем требовались решительные меры по борьбе с партизанами. К их семьям разрешалось принимать репрессивные меры. Практически каждый офицер по каждому приказу имел право и был обязан расстреливать партизан. И только по приказу летом 1942 года было разрешено брать в плен и отправлять в лагеря».

Генерал Вейдлинг Гельмут, 1891 года рождения, в Ржевском сражении командовал 86 ПД, показал: «Насколько мне известно, приказ о расстреле войсками политработников Красной Армии немедленно после их пленения был отдан Гитлером в первые же дни похода на Россию... Расстрелы имели место. И далее... Банды находятся вне законов ведения войны и, что все участники этих банд взятые в плен подлежат немедленному расстрелу».

Еще одно показание. На этот раз бывшего начальника отдела 1-с 9 Армии Шлиппер Франца Макса, 1905 года рождения, уроженца г. Берлина: «Указание о расстреле мог дать и он, как начальник отдела 1-с, но этим правом он не пользовался, а передавал материалы начальнику штаба 9 Армии генералу Крету. Последний вместе с ним решал вопрос о расстреле. Расстрелы таких лиц, производились личным составом ГФП. Право расстрела без суда давалось каждому офицеру штаба германской армии.

А бывший командующий 6 ПД генерал Кламт Гюнтер Вальтер, 1898 года рождения, уроженец г. Левенберг о практике расстрелов показал: «Приговор, вынесенный военно-полевым судом полка, должен быть утвержден командиром дивизии, но их исполнение не приостанавливалось. Практически могло быть, что человек уже расстрелян, а приговор утверждался после смерти».

Все действия немецких военных властей регламентировались приказами, объявлениями и положениями. Так, в приказе 59 АК от 27 января 1942 года говорилось: «За все происшествия, которые происходят, должно отвечать гражданское население. Даже, если виновные единицы и то не может служить смягчающим обстоятельством. Строжайшие меры, своевременно принятые, должны подействовать устрашающим образом на население и гарантировать защиту жизни немецкого солдата».

А вот «объявление»:

«1. Городская голова обязан немедленно заявить в ближайшую немецкую

комендатуру о всех тех лицах, кои до 22 июня 1941 года не проживали

в пределах общины. Они обязаны также заявить и в будущем о всех тех

лицах, кои будут пребывать в пределах общины.

2. Передвижение по дорогам, как шоссейным, так и проселочным, лицам

мужского пола в возрасте от 17 до 50 лет воспрещается. Лица,

застигнутые при передвижении по дорогам будут задерживаться и

отправляться в лагеря. Лица, у которых при этом обнаружено оружие,

будут расстреляны как партизаны.

...7. Население обязуется при встрече с командирами и красноармейцами,

скрывающимися по сие время в местностях, занятых германскими войсками,

предложить им добровольно явиться до 15 сентября сего года в ближайшее

расположение германских войск.

Добровольно явившиеся до 15 сентября будут приравнены к военнопленным,

их направят в лагеря для военнопленных, где им будут обеспечены

хорошее обращение и содержание. Застигнутые же после 15 сентября сего

года будут, как партизаны, подвергнуты расстрелу.

8. Лица, способствующие в какой бы то ни было форме партизанам,

снабжающие их припасами, укрывающие их, или дающие им убежище, сами будут

считаться партизанами...

... Все лица, получившие сведения: о злоумышленных намерениях против армии

и военных властей или против расположений таковых и их имущества;

о замышлении саботажных актов или подготовки таковых; о появлении

отдельных партизан или банд таковых; о парашютистах и не сообщившие об

этом ближайшей немецкой воинской части - подлежат смертной казни,

а их жилище уничтожению.

Настоящее распоряжение вступает в силу со дня опубликования его путем расклейки

в населенных пунктах.

Главнокомандующий армией на фронте

6 сентября 1941 года."

И, наконец, «Основные положения по борьбе с партизанами» Ставки Главного командования Сухопутной Армии от 25 октября 1941 года, одобренные фон Браухичем:

... «Русские партизаны наносят удар не только по мелким войсковым частям

и соединениям действующих войск, но и нарушают снабжение войск и разрушают

военные сооружения и связь в тыловых районах. Отсюда основные задачи всех

войсковых частей и войсковых соединений в восточных областях - обнаружение

и уничтожение партизан.

... Население привлекается посредством вербовки из его среды агентов.

Оказывать предпочтение ... таким семьям, родственники которых пострадали

от большевиков. По возможности шпионы должны также проверяться ГФП... »

Надо ответить на вопрос: почему расстреливались, уничтожались коммунисты и комиссары? Потому, что большевики экспроприировали собственность капиталистов и помещиков на средства производства. Они боялись, что это может произойти и у них в Германии, и в Европе.

Теперь о деятельности ржевских партизан, о районах их базирования и карательном отряде, действовавшем против партизан.

(Продолжение следует)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     
Maria
Мэтр
Мэтр
Репутация: 41

Пол: Пол:Жен
Гороскоп: Весы
Китайский: Тигр
Зарегистрирован: 05.03.2006
Сообщения: 7935

Награды: 1 (Детали)
Золотая медаль (Сумма: 1)



СообщениеДобавлено: Пн Авг 4 21:40:40 2008    Заголовок сообщения: Ржев в оккупации Ответить с цитатой

ПАРТИЗАНЫ И КАРАТЕЛИ

Круглов Герман Михайлович, 1925 года рождения, уроженец и житель деревни Старцево Ржевского района. Низкого роста, среднего телосложения, волосы русые, лицо овальное. На левой руке оторвана кисть.

В двадцатых числах октября 1941 года в д. Старцево в их дом пришли старший политрук Красной Армии Гончаров Павел Дмитриевич и старший лейтенант Терентьев Василий Михайлович.

До оккупации деревни Гончаров и Терентьев находились с воинской частью, расположенной около д. Старцево и Круглов знал их, так как они иногда приходили к ним за молоком. В этот раз они сказали, что находятся в окружении и еще зайдут. На следующую ночь они обратно пришли и с ними было еще двое, одетых в гражданскую одежду. Потом Круглову стало известно, что это были Чмутов Михаил, бывший работник РК ВКП (б) и Петров, бывший председатель колхоза д. Окороково.

Гончаров попросил Круглова сходить в Ржев и узнать о положении в городе? Что делают немцы с мирными жителями? Много ли автомашин и что они перевозят? Побыв один день в городе, Круглов вернулся в Старцево. Он видел на углу улиц Коммуны и Калинина на висилице повешены женщина и мужчина; на берегу Волги, у деревянного моста, стояли двенадцать танков; с обоих сторон железнодорожного моста стояли зенитные батареи; на территории базы «Заготзерно» организован лагерь.

В этот же день, в конце октября 1941 года, после возвращения Круглова из Ржева, часов в одиннадцать ночи к нему пришли Гончаров, Терентьев, Чмутов и Кудрявцев. Круглов рассказал им об увиденном и они ушли, не оставшись ночевать. Однако попросили Круглова сходить в д. Лепетиха, расположенную в четырнадцати километрах от д. Старцево, посетив попутно Мончалово, Ерзово, Соколово, Кростенево, Кокошкино, а также Нойкино, Кошкино, Гнездово, Митьково и узнать, стоят ли в них немецкие части. Круглов эти деревни обошел за три дня. Немцы стояли только в деревнях по Торопецкому тракту, В ночь возвращения Круглова к нему пришли Гончаров и Соколов, бывший директор неполной средней школы в д. Павлюки.

В двух километрах от Старцево находилась землянка партизан, где было около пятнадцати человек, в их числе Чмутов, Петров, Кудрявцев, Калинин, Терентьев. Затем Круглов с ними на трех лошадях с продуктами поехали в сторону с. Сычевки,

Гончаров тоже просил, чтобы Круглов следил за немцами и за старостой Журавлевым Василием Лупановичем.

В декабре 1941 года к Круглову пришли Гончаров и Терентьев и сообщили, что их отряд немцы потрепали и попросили подготовить землянку. Для этого Круглов привлек односельчан Павлюченкова Евгения и Новикова Петра.

27 декабря к Круглову пришли Калинин и Кудрявцев. Они жили то в землянке, то у Круглова в доме до 6 января 1942 года, до прихода 29 Армии. После прихода Красной Армии Гончаров, Терентьев, Калинин, Кудрявцев пошли в д. Новые Зуйки, где формировался партизанский отряд.

Мать Круглова Германа - Круглова Евдокия Михайловна, 1897 года рождения, уроженка д. Ступино Ржевского района, жительница д. Старцево также знала партизан Калинина, Соколова и военнослужащих Гончарова и Василия Михайловича, которым она представляла ночлег.

В Калининском партархиве имеются документы, подтверждающие, что партизаны находились на 19 ноября 1941 года в районе д. Ельня Сычевского района Смоленской области, 2 декабря 1941 года - в районе д. Окороково Ржевского района. 1 2 декабря 1941 года отряд предан местным населением. Напали каратели. Потерь не имели, отступили. 14 декабря 1941 года отряд разбился на группы по три-четыре человека. 7 января 1942 года Воронов, Власов, Пузанов В. и четыре бойца РККА были в д. Ефимовка Ржевского района. 8 января 1942 года группа Кудрявцев, Цветков, Новиков под командованием Калинина находились на разъезде Мончалово.

(Продолжение следует)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     
Спонсор
Maria
Мэтр
Мэтр
Репутация: 41

Пол: Пол:Жен
Гороскоп: Весы
Китайский: Тигр
Зарегистрирован: 05.03.2006
Сообщения: 7935

Награды: 1 (Детали)
Золотая медаль (Сумма: 1)



СообщениеДобавлено: Вт Авг 5 21:06:37 2008    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

После освобождения Ржева Соколов Константин Иванович работал заведующим Ржевским райторготделом, Калинин Петр Владимирович - заведующим РАЙФО, а Воронов - начальником горэлектростанции.

Соколов Константин Иванович, 1905 года рождения, уроженец д. Бродниково Ржевского района с октября 1941 года находился в партизанском отряде, командиром которого был Воронов Николай. В отряде было двое Петровых, один из деревни, другой - из г. Ржева. Судьба Чмутова и Петрова неизвестна. Кудрявцев был в РККА. Были соединены в отряд Воронова и Чмутова. Объединенным отрядом командовать стал Воронов. В декабре 1941 года Соколов с Соловьевым (боец РККА) и Егуновым (боец РККА) вышли через линию фронта в тыл. Предала отряд, по слухам, жительница д. Будки по прозвищу «Баклажка».

Калинин Петр Владимирович, 1913 года рождения, уроженец д. Брехово Ржевского района, награжден медалью «За отвагу», в партизанском отряде находился с 13 октября 1941 года по 1 марта 1942 года. В отряде были Воронов Николай Васильевич, Кудрявцев Василий Михайлович, Новиков Петр, зять Кудрявцева, Гончаров, орденоносец, комиссар полка, Терентьев - командир дивизиона.

7 января 1942 года Калинин совместно с Кругловым Германом, Новиковым, Павлюченковым Женей ходили в засаду на большак из Афанасово на Толстиково, но ожидаемый немецкий обоз так и не появился и они ушли. В боевых операциях Круглов не участвовал.

Бывшая переводчица коменданта д. Старцево Межибовская Елена Матвеевна, 1916 года рождения, уроженка г. Ржева рассказала, что из партизанского отряда в д. Старцево был направлен Касаткин, который должен держать связь с партизанским отрядом и передавать сведения о немцах. Касаткин эвакуирован немцами.

Воронов Николай Васильевич, 1915 года рождения, уроженец д. Парихино Ржевского района. Политруком отряда был Тихонов Иван Гаврилович, член партии, секретарь партбюро ВЧ-2. В отряде Воронова также были Гончуков Василий Федорович, 1918 года рождения, уроженец г. Ржева, секретарь Ржевского ГК ВЛКСМ; Власов Иван Михайлович, 1909 года рождения, член партии, заведующим производством артели «Красный швейник»; Гаврилов Александр Андреевич, 1912 года рождения, член партии, из отдела озеленения; Черноусов Николай Арсеньевич, 1908 года рождения, член партии, председатель местного комитета ВЧ-2; Евстигнеев Павел Константинович, 1906 года рождения, заведующий учебной частью железнодорожного училища; Козлов Николай Яковлевич, 1905 года рождения, закройщик артели «Красный швейник»; Струнский Павел Николаевич, 1916 года рождения, член партии из ВЧ-2; Соколова Елизавета Константиновна, 1887 года рождения, уроженка г. Ржева, член партии, заведующая горздравотделом. Район действия - Быковский сельсовет Ржевского района. В отряде было двадцать три человека. В ноябре 1941 года приняли еще двух бойцов. Оба проживали в д. Старые Дубки, один - у председателя колхоза. При нападении карательного отряда был часовой бой в лесу около д. Старые Дубки, убито пятнадцать-двадцать фашистов. Однако в имеющихся архивных документах Ржевской комендатуры 1/532 это не отражено.

3 октября 1941 года в отряде находился Тихомиров Григорий Петрович, 1904 года рождения, уроженец д. Кокошилово Ржевского района, заместитель председателя артели «Коммунар». По его данным, отряд предан жителем д. Новые Дубки - безруким, примерно 1910 года рождения и еще одним жителем д. Дубки, которые привели немцев в расположение партизанского отряда. Последний из предателей убит немцами.

25 мая 1942 года Тихонов Иван Гаврилович, 1900 года рождения, уроженец станции Пыжовка Вяземского района Смоленской области показал: после разгрома двенадцатого декабря 1941 года немцами их партизанской базы в Сычевском районе где он был комиссаром отряда, было принято решение разойтись, кто куда может. Козлов пошел в д. Тимонцево к своему отцу Козлову Якову: командир и Власов пошли в Мясцовский сельсовет к своим родителям: сам он, Голубев Николай, Виноградов Арсений, Смирнов Сергей остались на территории Ленинского сельсовета: Чмутов, Черноусов, Федоров Иван пошли на территорию Зубцовского района; Гончуков Василий, Гаврилов Александр направились в Яковлевский сельсовет; Калинин Петр, Кудрявцев Василий Петрович пошли в д. Окороково Ржевского района, с ними ушли Терентьев и Гончаров. Соколов Константин, Соловьев - бывший боец Красной Армии, направились в школу Ленинского сельсовета. Сорокин, председатель сельсовета, военврач второго ранга, фамилию не помнит, пошли в Калино-Оксуйский сельсовет; Соколова Елизавета осталась в Дубках.

Смирнов Сергей Парфильевич, 1902 года рождения, уроженец д. Старые Дубки, житель д. Кривцово Ржевского района с 12 октября

1941 года состоял в партизанском отряде Воронова. В первых числах ноября 1941 года из отряд объединился с отрядом Чмутова Михаила Федоровича, действовавшего в Афанасовском сельсовете. Отряд имел штаб и склад боеприпасов на даче «Лебедева» в расположении деревень Старые Дубки, Холмина, Домахи. 12 декабря 1941 года на отряд сделал налет карательный отряд. Выдали их Щукин Павел Е. и Бойков Анатолий Васильевич. Они оказались окруженными в полукольце. Так как карательный отряд превосходил их по численности, в бою они стали отступать, оставив врагу продовольствие и одежду, неисправный станковый пулемет «Максим». Собрались на хуторе в семи километрах от базы.

Фоменков Яков Давыдович, 1906 года рождения, уроженец д. Селы Нелидовского района, житель г. Ржева. Третий партизанский отряд был организован из работников горкома и райкома партии г. Ржева по указанию обкома партии. Командир Воронов, комиссар - секретарь райкома партии Куренков Александр Александрович, который умер после тяжелого ушиба при обвале землянки. 12 декабря 1941 года отряд разбит немцами из-за предательства местных жителей.

Как реагировали немцы на конкретные действия партизан? 14 июня 1942 года шедшая из д. Пустошка Смирнова Екатерина Семеновна на берегу р. Осуга обнаружила двух убитых немцев. В этот же день были арестованы: Краморов Александр Григорьевич, 1914 года рождения, уроженец д. Усадьба Ржевского района. Проходя службу в 517 стрелковом полку, 12 октября 1941 года он попал в плен, бежал и пришел домой; Баранов Иван Васильевич, 1916 года рождения, уроженец д. Усадьба, мобилизованный в 1941 году и служивший политруком. В октябре 1941 года попал в окружение и пришел домой; Петров Иван Павлович из д. Лизарьево Сычевского района Смоленской области, Пакшеев Василий Фомич, 1913 года рождения, уроженец и житель д. Лизарьево, находясь в Красной Армии в конце октября 1941 года в районе г. Тулы попал в окружение и в декабре 1941 года прибыл домой; Головлев Василий Кириллович; Бельченков Иван Антонович из д. Рыково, Трунев Иван Григорьевич, житель д. Рыково, лет тридцати, до оккупации тракторист Ржевской МТС; Головлев Василий Антонович, 1907 года рождения, уроженец и житель д. Лизарьево; Некрасов Николай Матвеевич из д. Усадьба; Смирнов Алексей Ефимович; Смирнов Егор Антонович; Смирнов Семен Никитович; Смирнов Иван Егорович; Звонарев Василий.

Арестованы они были утром, когда немцы выгнали на улицу все население деревень Усадьбы, Рыково, Слободки, Лизарьево и Пустошки. Из каждой деревни взяли трех мужчин. Всех арестованных направили в д. Афанасово в жандармерию и всех посадили в амбар. Дважды на допрос вызывались Смирнов Алексей и Трунов Александр Семенович. Каждый день к амбару подходили офицер, жандарм-фельдфебель и переводчик и говорили: «Ищите виновника убийства солдат или завтра повесим». После восьми-девяти суток вывели на улицу и разделили арестованных на три группы: Трунев Иван, Баранов Иван Иванов Иван. Их повели в д. Рыково и повесили. Приговор читал старшина волости. Вторая группа - Крамаров Александр, Головлев Василий, Пакшеев Василий, Смирнов Александр, Бельченков Иван были посажены в закрытую автомашину и доставлены в д. Бахарево, заключены в амбар, а через девять суток - отпущены домой. С этого времени Крамаров стал служить полицейским. Остальных арестованных оставили в амбаре, а через шесть часов освободили и заставили идти смотреть повешенных. Фактически казненные к убийству причастности не имели. Убитые немцы стояли в д. Пустошка, а куда-то ходили мимо д. Рыково. Убиты ночью. Как стало известно после, их убили партизаны Сычевского района.

(Продолжение следует)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     
Maria
Мэтр
Мэтр
Репутация: 41

Пол: Пол:Жен
Гороскоп: Весы
Китайский: Тигр
Зарегистрирован: 05.03.2006
Сообщения: 7935

Награды: 1 (Детали)
Золотая медаль (Сумма: 1)



СообщениеДобавлено: Ср Авг 6 19:56:23 2008    Заголовок сообщения: Ржев в оккупации Ответить с цитатой

Немцы повесили Трунова, Баранова, Иванова посреди деревни, причем Трунова повесили на глазах жены Александры и трех детей.

Что касается самого командира партизанского отряда Воронова Николая Васильевича, то имеются такие данные: активных действий не проводил. В октябре 1941 года после налета карательного отряда партизанский отряд распустил. Сам проживал в д. Барисино Ржевского района у отца Воронова Василия Павловича (осужден). Дядя Воронова Николая - Воронов Иван Павлович, работал старшиной волости, а в его доме помещался штаб карательного отряда (осужден к ВМН).

Партизанский отряд под командованием Пахомычева и комиссара Ромашева при налете противника на район их дислокации перешел на нелегальное положение. Отряд был разбит на две боевые группы. Находясь в тылу противника с 11 октября по 23 ноября 1941 года, отряд совершил ряд партизанских действий.

В д. Новый Рукав партизаны захватили в плен двух немецких офицеров-летчиков и одного шофера на тракте между д. Шетинино и Панино. Партизанами была разбита конная разведка. В итоге было убито два немецких офицера и пять солдат, ранены: один офицер и десять солдат. Уничтожена одна повозка и убито две лошади. Всего в боях с немецкими отрядами уничтожено тридцать солдат, в том числе шесть офицеров. Уничтожена одна автомашина со штабными документами, повозок - пять, лошадей - семь, перерезано десять телефонных проводов.

23 ноября 1941 года отряд вышел из тыла противника в составе пятидесяти человек.

Партизанская группа Ржевского района в составе тридцати четырех человек под командованием Дежина, заведующего промышленным отделом ГК ВКП (б), комиссара Карасева, председателя РИКА сформирована в октябре 1941 года. За месячное пребывание в тылу противника группа совершила десять боевых операций, во время которой партизанами было истреблено тридцать два немецких захватчика в том числе семь офицеров и ранено до пятидесяти немецких солдат. Уничтожено двенадцать повозок вместе с запряжкой лошадей, две групповые автомашины с артиллерийскими приборами и произведено пятнадцать порывов телефонной связи. Партизаны захватили и передали в распоряжение штаба 29 Армии различные штабные документы противника. Захвачены трофеи: один ручной пулемет, семь винтовок, десять гранат, три тысячи патрон, тринадцать пар сапог.

Группа выявила предателей: бывшего участкового уполномоченного Ржевского ГО милиции Иванова, которого немцы назначили комендантом лагеря военнопленных, Сафронова, назначенного бургомистром г. Ржева.

Во время проведения боевых операций группа потеряла убитыми трех человек: пали смертью храбрых Елисеев, первый секретарь РК ВКП(б), Комаров, заведующий отделом агитации и пропаганды Ржевского ГК ВКП(б), Филиппов, член ВЛКСМ.

В последних числах ноября 1941 года группа Дежина перешла линию фронта и прибыла в г. Торжок.

Такие сведения о партизанском отряде Пахомычева и группе Дежина имелись в УНКВД по Калининской области.

29 ноября 1941 года начальник Управления НКВД майор госбезопасности Токарев встречался с этими партизанами и дал Каплию задания эти сведения перепроверить и в случае, если они подтвердятся, Иванова уничтожить. Однако об исполнении указания Каплием сведений не имеется.

Практически единственные показания о деятельности партизан Ржевского района дал бывший старшина волости Цветков Матвей Иванович, 1890 года рождения, уроженец и житель д. Новый Рукав Ржевского района. Он показал, что в конце октября 1941 года партизанами расстреляны три немца, а в первых числах ноября на колхозном поле они обстреляли немцев.

По данным партархива Калининского обкома партии, потери самих партизан составили двенадцать человек, шесть человек пропали без вести, семь человек дезертировали.

В отчете о работе комендатуры 1/532 г. Ржева с 9 по 15 ноября 1941 года указывалось: «Сообщения о партизанах появляются очень редко. В соответствие с указанием XXIIIAK они для основательной проработки направляются в отдел 1-ц корпуса, если речь идет об окружении г. Ржева. В самом Ржеве расследование ведет сама комендатура».

В октябре 1941 года комендатура также отмечала: «Данных о деятельности партизан нет. Все еще поступают данные о раненых русских солдатах и разрозненных группах разбитых частей, которые доставляются в соответствующие места. Разрозненные группы продолжают скрываться и добровольно не сдаются из-за особенно плохого питания и снабжения пленных».

В отчете о деятельности комендатуры с 11 по 20 августа 1942 года говорилось: «Облавы фельджандармерии (фельджандарм Раццен) проводятся ежедневно, чтобы уничтожить партизан, формирования, найти квартиры с оставленным либо спрятанным оружием и боеприпасами или принудительно эвакуировать упрямых жителей города... »

А в отчете комендатуры с 21 по 31 августа 1942 года указывалось, что «... в апреле поступила информация о бандитах в лесах в районе д. Бутово. Принятыми мерами были выявлены 4 бандита, которые при сопротивлении были убиты. В районе западнее Сычевки действует самостоятельная организованная банда, состоящая из красноармейцев, вырвавшихся из окружения. В результате дислокации дивизии в этом районе организованные немногочисленные банды свою активность снизили. После отхода дивизии в тыл в Ржев в сферу деятельности попал и район действия банд западнее Сычевки».

Кроме трех партизанских отрядов 30 ноября 1941 г. Управлением НКВД по Калининской области в Ржевский район была направлена группа сотрудников Ржевского городского отдела милиции в составе семнадцати человек под командованием начальника милиции Каплий П. И. Эту группу также называли партизанской. Перед ней была поставлена задача:

1. Совершать партизанские действия в тылу противника.

2. По прибытию в Ржевский район установить оперативную связь с действующими там партизанскими отрядами Дежина и Ромашова. Контактировать свою боевую деятельность с последними.

3. Уничтожать мелкие группы противника, склады с боеприпасами, горючим и продовольствием. Взрывать мосты, разрушать дороги. Уничтожать телефонно-телеграфную связь.

4. Выявлять и уничтожать предателей.

5. Как партизанский отряд действовать тридцать суток, после чего возвратиться. С момента прибытия в район каждые десять суток высылать связного с подробной информацией о жизни и деятельности отряда и отрядов Дежина и Ромашова.

Имеются сведения: группа из пяти человек, старшим был участковый Крылов Ф. А., получила револьверы системы «Наган» и по двадцать одному патрону. Это на тридцать дней боевых действий. Какое вооружение имели другие партизаны, сведений не имеется.

В отчете Каплий сообщил, что в ночь на тридцатое ноября 1941 г. отряд в количестве семнадцати человек перешел фронт в направлении станции Панино Ржевского района в район предполагаемого базирования. Но еще будучи в г. Кувшиново они узнали, что две группы партизан Ржевского района вышли в тыл и задача связи с партизанскими отрядами отпала.

К восьмому декабря 1941 года они пришли в д. Запеналовская Муравьиха Ржевского района и установили, что там останавливаться нельзя. Там ежедневно курсирует конный отряд немцев в количестве пятидесяти человек, периодически устраивая обыски в избах. В соседних деревнях большинство мужчин арестовано, якобы по подозрению партизан. К этому моменту все продукты кончились. В отряде оказалось пять больных. Все бойцы заявили Капилию о возвращении.

Во время собрания около д. Савкино Ржевского района все предложения сводились к возвращению отряда.

Остались: группа Лебедева Ф. И., начальник отделения и бойцы Жуков Н. И., милиционер и Крылов Ф. А. Они получили восемь килограмм тола для подрыва железнодорожного полотна в районе станции Мончалово Ржевского района.

Другая группа: Крючков Павел Корнеевич и Коркин М. П., начальник военно-учетного стола милиции, получила такое же задание, но только в районе станции Панино-Высокое.

Седьмого декабря 1941 года отряд вышел в район большака Ржев-Луковниково, там подорвали мост через р. Итомля. Затем вышли в д. Байгорово Луковниковского района и у местных жителей Нестеровых выяснили обстановку. Девятого декабря 1941 г. на дороге между д. Гришино и Красноселье Луковниковского района сделали засаду и уничтожили немецкий обоз, вырезали двадцать пять метров телефонного провода. В ночь одиннадцатого декабря 1941 года перешли линию фронта.

В отдельном рапорте Каплий донес начальнику УНКВД майору госбезопасности Токареву о трусливом поведении старшего оперуполномоченного Голофаст И. Т., 1907 года рождения, в период нахождения на оккупированной территории во время выполнения задания.

На июль 1942 года связи с группой Лебедева не имелось и местонахождение ее неизвестно. Затем в списках сделана пометка: «Погиб в бою».

Сам Каплий погиб на освобожденной части Ржевского района двадцать четвертого января 1942 года в д. Трехгорная во время бомбежки ее немцами. Погибшими в бою значатся также: Беляков Александр Иванович, 1905 года рождения, секретарь горотдела милиции и Коркин М. И.

В послевоенное время в г. Ржеве из группы Каплия проживали: Анисимов Евгений Иванович, 1912 года рождения, шофер, Александров Михаил Федорович, 1906 года рождения, оперативный уполномоченный; Блохин, Волосков Василий Григорьевич, 1918 года рождения, милиционер и Крючков Павел Корнеевич, 1903 года рождения, оперативный уполномоченный.

Еще несколько слов о партизанах на территории Ржевского района в период временной оккупации. В январе 1942 г. часть населенных пунктов района была освобождена частями Красной Армии. В это время, как показал Березкин Павел Алексеевич, 1913 года рождения, уроженец д. Старые Кузнецы Ржевского района жителем г. Ржева Корниловым Корнеем создается партизанский отряд. Со слов Корнилова - по команде из Москвы. И что он командирован Московским комитетом партии для организации партизанского движения. Комиссаром стал Иванов Александр Иванович, командиром группы Новиков Константин Петрович. В отряде был полицейский Бахоревской волости Малышев Василий.

Как показала Бойкова Валентина Матвеевна, 1919 года рождения, уроженка д. Звягино Ржевского района, в отряде были ее односельчане Косарев Василий и бывший участковый милиции Румянцев Виктор. Секретарь отряда Березкин ходил в д. Афанасово Ржевского района в штаб 59 полка за информацией о расположении немцев.

Со слов Русакова Григория Георгиевича, 1889 года рождения, уроженца д. Старые Кузнецы Ржевского района, Иванов Александр Иванович был председателем колхоза, а с октября 1941 года по 7 января 1942 года являлся бургомистром, ушел в партизанский отряд и стал там политруком. 8 января 1942 года бывший старший счетовод Самофалов Яков Никонорович из д. Семеново Ржевского района также вступил в партизанский отряд.

Как показала Романова Мария Степановна, 1920 года рождения, уроженка и жительница д. Барыгино Ржевского района партизанами из их деревни были: Образцов Иван Васильевич, Иванов Александр Александрович, Кудрявцев Степан Афанасьевич и Кудрявцев Иван Афанасьевич, а также два окруженца: Зенченко Иван и Федор.

В отряде был эвакуированный из г. Ленинграда в д. Барыгино Ефремов Анатолий, который после служил в Красной Армии. В июне-июле 1942 г. в деревню пришел Иванов Александр Александрович.

Со слов Ивановой Матрены Кузьминичны, 1896 года рождения, уроженки д. Свербиха Ржевского района, жительницы д. Барыгино, ее муж Иванов Александр Иванович и сын Иванов Александр Александрович вместе с Образцовым Иваном Васильевичем и Журавлевым Германом Владимировичем находились в партизанском отряде. Как говорил ей сын, партизанский отряд был расформирован частями Красной Армии, он взят в Красную Армию, но попал в окружение и пришел домой. 19 марта 1943 г. он вновь призван в армию.

Как показал брат двух партизан Кудрявцев Павел Афанасьевич, 1927 года рождения, уроженец и житель д. Барыгино Ржевского района дед Корнил проживал в д. Старые Кузнецы. У него в отряде был Ефремов Анатолий и Иванов Михаил последний выехал в Германию. Дед Корнил вместе с Самофаловым Яковом направлены в советский тыл.

Находившийся в отряде Царьков Василий Петрович, 1909 года рождения, уроженца д. Замошица Оленинского района Калининской области показал, что в отряде находились: Базалов Алексей Филиппович, 1923 года рождения, появился в д. Замошица осенью 1941 года, с его слов в 1939-1940 гг. судили за хулиганство на три года и Петров, шофер из г. Ржева, судимый в 1940 г. на пять лет, прибыл в д. Замошица в феврале 1942 г. с частями Красной Армии.

Базалев при отступлении Красной Армии в апреле 1942 года арестован немцами и якобы расстрелян в д. Потахово. В партизанском отряде Корнилова было двадцать человек. Две недели в марте 1942 г. отряд стоял в д. Старые Кузнецы, затем в д. Перовские Горы. Одну неделю в д. Хлебники. Немцев в этих деревнях не было.

Бойков Василий Гаврилович, 1914 года рождения, уроженец д. Пустынка Оленинского района Калининской области, житель п. Оленино, сотрудник милиции. По его данным дед Корнилов в январе 1942 г. расстрелян, как предатель, расстреляны и другие участники его партизанского отряда.

Щеглов Михаил Сергеевич, 1887 года рождения, уроженец д. Гузино Ржевского района находился в партизанском отряде с 21 января по 19 февраля 1942 г. С его слов командиром отделения отряда был Андреев Иван Андреевич, а Иванову Ефиму Ивановичу, 1890 года рождения, уроженцу д. Хвостово Ржевского района откуда-то было известно, что дед Корней был начальником политотдела 30 Армии. Интересные показания дали: Смирнов Трофим Григорьевич, 1887 года рождения, уроженец д. Полованкино Ржевского района о том, что в июле 1942 г. в деревню приходила из партизанского отряда, созданного из командиров и красноармейцев, попавших в окружение в феврале 1942 г., Богданова Антонина Ивановна. А Кудрявцев Андрей Николаевич, 1896 года рождения, уроженец и житель д. Дмитрово Ржевского района, о том, что летом 1942 года в районе передовой линии немцами были задержаны двенадцать партизан, одна из них - Богданова из д. Половинкино.

По показанию Березкина Павла Алексеевича, после 25 апреля Особым отделом НКВД 39 Армии их партизанский отряд был распущен. Дед Корнил, комиссар Иванов Александр Иванович и командир группы Новиков Константин Петрович арестованы. Так называемый партизанский отряд находился с 6 января по 25 апреля 1942 года на освобожденной территории Ржевского района и никаких боевых операций не проводил.

(Продолжение следует)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     
Maria
Мэтр
Мэтр
Репутация: 41

Пол: Пол:Жен
Гороскоп: Весы
Китайский: Тигр
Зарегистрирован: 05.03.2006
Сообщения: 7935

Награды: 1 (Детали)
Золотая медаль (Сумма: 1)



СообщениеДобавлено: Чт Авг 7 21:00:25 2008    Заголовок сообщения: Ржев в оккупации Ответить с цитатой

В районе деревни Савкино


Белоусов Василий Иванович, 1914 года рождения, уроженец дер. Савкино, его жена Мария Степановна, с 1 ноября 1941 г. проживали дома. В лесу у деревни жили выходившие из окружения человек 29. Они приезжали ночью в деревню, забирали колхозный картофель, овец и взяли двух лошадей. Жители говорили, что среди них был полковник и батальонный комиссар. 5 января 1942 г. деревня освобождена Красной Армией.

Гусаков Дмитрий Иванович, 1911 года рождения, уроженец г. Торопца, с женой Евдокией Андреевной, проживал на станции Панино и в деревне Щетинино (3 км) у тещи Галактионовой Матрены Андреевны. Вместе со старостой Сорокиным в дер. Савкино выявили четырех военнослужащих. Для выявления партизан по адресам, данным Сорокиным, в ноябре 1941 г. ходил в д. Муравлиху для встречи с Мишечкиной Прасковьей Андреевной, которая сообщила, что партизаны находятся в лесу за деревней Савкино. Второй раз ходил в дер. Опекалово к Смирнову Ивану Ивановичу. Он подтвердил, что сказала Мишечкина. В третий раз вместе с Сорокиным водили карательный отряд 65-70 человек, среди них 40 русских и украинцев в Савинский лес. Из Савкино он вернулся, а Сорокин остался. Вернулось из карательного отряда человек пятнадцать. Как потом говорил Сорокин Александр Иванович, 1909 года рождения, жена Анна Александровна, партизана ни одного не убили. За сообщенные им сведения комендант дал ему мешок муки и пообещал выдать корову.

Михайлов Иван Осипович, 1921 года рождения, уроженец д. Опекалово: 15 декабря 1941 г. в деревню приехала группа карательного отряда человек 30, все немцы, которые прожили в деревне двое суток. За это время в сопровождении жителя Опекалово Морякова Николая Ивановича ездили в деревню Парамониху, где убили учительницу, учителя и их двоих детей. Уехал отряд в дер. Шимарово. 17 декабря 1941 г. часа в четыре вечера прибыл другой карательный отряд, человек 60, состоявший из украинцев. Одеты они были в белых халатах, красноармейских шинелях, на шапках полоска трех цветов - синяя, красная, белая, форма их полуокруглая. Прибыл из Ржева. Стоял полчаса и выбыл в деревню Савкино. 19 декабря 1941 г. староста Алексеев, придя на квартиру, предложил ехать в Савкино и явиться в дом Кашечкиной, где его должны были встретить Белоусов Василий, Арцев Александр Андреевич. Прибыл. Застал там Белоусова, Арцева, Блинова и троих приезжих карателей. Арцев сказал, что ты поедешь в лес за шкурами, оставшимися от убитого партизанами скота. Получил белый халат, винтовку и 8 патронов. На лыжах вместе с Белоусовым и 7 карателями отправились в лес. Сломал лыжи. Белоусовым отправлен домой. Отряд возглавлял немец лет 40. Белоусов Василий, 1914 года рождения, уроженец д. Савкино, в октябре 1941 года прибыл домой. Арцев А. А., лет 35-ти, д. Павликово Луковниковского района, житель д. Савкино, лесничий. Блинов Николай Арсентьевич, 1912 года рождения, уроженец д. Павликово или Пепелово, житель дер. Савкино, дезертировал из Красной Армии и в конце октября 1941 года прибыл домой. Федюков Петр Дмитриевич, 40 лет, д. Павликово, житель д. Савкино, судим. Алексеев Михаил Николаевич, 1921 г. рождения, д. Опекалово, отец - староста, арестован, с апреля 1942 г. в Красной Армии. Моряков Н. И., 35 лет, дер. Опекалово, выезжал с другим карательным отрядом в дер. Парамониху, где были расстреляны учитель Волков, учительница Лобздухова и двое ее детей. Моряков арестован в марте 1942 года.

Морякова Любовь Васильевна, 1908 года рождения, д. Анихина Луковниковского района, жительница д. Опекалово: на собрание пришел Михайлов вместе с разведчиком карательного отряда. Михайлов говорил мужу: «Вчера мы гнали на лыжах к партизанским блиндажам, взяли там одного партизана». В октябре-ноябре 1941 года в д. Савкино находился партизанский отряд Ржевского района, состоящий из местных жителей: Царькова Степана, Соловьева Павла Михайловича, председателя сельского совета, Елисеева, секретаря РК (убит), Медведева Дмитрия, политрука, Козлова. Командир отряда Дежин.

Медведев Дмитрий Викторович, 1912 г. рождения, уроженец д. Зеленое Оленинского района, командир отделения и секретарь п/о партизанского отряда.

Беляков Владимир Яковлевич, 1913 года рождения, уроженец д. Кликуново. 23 декабря 1941 г. по приглашению волостного старшины Сорокина Александра Михайловича, 1911 г. рождения, жителя д. Панино, до войны помощник начальника станции Панино, прибыл в волостное управление, где устроился на работу полицейским. Старшим полицейским был Пекарев Николай.

Румянцев Николай Григорьевич, уроженец г. Ржева, прож. ул. Революции, дом 70, кв. 64. До войны шофер горисполкома. В течение 2-3 недель находился в партизанском отряде. Командир - предгорсовета Комаров, у которого до войны он и был шофером. Район действия - дер. Панино. В отряде - 22 человека. Заболел и направлен на хутор Мышкино к матери партизана Никифорова Николая. Из отряда бежал. Пришел в Ржев. На третий день пошел к бургомистру Сафронову (бывший прораб горсовета). На другой день к нему домой пришел немецкий офицер с солдатом и переводчиком. Доставили его в здание, где было управление железной дороги. После допроса помещен в тюрьму. Через 3-4 дня снова допрос о партизанском отряде.

В конце ноября 1941 года поступил в полицию. Начальник Лапин, делопроизводитель Кусовников. Носил белую нарукавную повязку с немецкой надписью. С его участием во время операции немцев спален хутор Мышкино, убит часовой. Партизан не было, ушли. В отряде Комарова были: Лебедева Надежда Николаевна, Орлов Василий Иванович, Никифорова Матрена Тихоновна. Кроме отряда Комарова, был отряд, где командовал секретарь Ржевского ГК Ромашов, дислоцировался тоже в районе дер. Панино.

Попов Федор Георгиевич, 1904 года рождения, уроженец дер. Захарово Ржевского района, член ВКП(б) с 1927 года, судим в 1936 году на два года лишения свободы, проживал на станции Панино, а в период оккупации с 20 ноября 1941 года в деревне Щетинино в двух километрах от Панино в доме Лазаревой Анны Сергеевны и Симирягин Василий Андреевич, 1893 года рождения, уроженец д. Самуйниково Поляновского района Ленинградской области, житель д. Панино, член ВКП(б) с 1932 года, свояки.

Попов и Смирягин 26 ноября 1941 года по вызову находились в Ржеве у головы города Сафронова. Сафронов сперва разговаривал с Поповым. Он сказал, что вызвал Попова как коммуниста, но Попов бояться не должен, а должен сказать, какую связь имеет с партизанами и где они находятся.

Попов ответил, что связи не имеет, где находятся не знает. Сафронов закричал и предупредил Попова, что он находится в его руках. Попов сказал, что слышал от населения, что в Опекаловском лесу есть партизаны. Но сколько их и где именно, он не знает. Тогда Сафронов, зачитав список партизан, спросил Попова знает ли он секретаря Ржевского РК ВКП(б) Ромашова, председателя Щетининского сельсовета Соловьева, директора «Заготзерно» и председателя райисполкома. Попов ответил, что знает, но где они находятся и действительно ли они в партизанах - сказать не может. Разговор был в присутствии начальника 1 отдела, мужчины лет 40 русского, выше среднего роста.

Сафронов дал Попову задание узнать о партизанах. Попов дал согласие. После этого Сафронов сказал, чтобы Попов нигде не агитировал за Советскую власть, так как ей придет конец. Сказал, что надо бы побольше поговорить, но у него нет времени и послал Попова в 1 отдел на регистрацию, предупредив, что за ним будет установлено усиленное наблюдение.

После Попова Сафронов вызвал Смирягина, и вел разговор такого же содержания.

Третьим к Сафронову пошел старшина волости Сорокин Александр Михайлович.

Попов считал, что о нем и Симирягине, как о коммунистах, Сафронову сказал Орлов Василий Кузьмич из дер. Щетинино, который некоторое время жил в д. Савкино, так как Орлов накануне 25 ноября 1941 года был у Сафронова.

Попов и Симирягин, выйдя от Сафронова, пошли вниз на первый этаж в 1 отдел, где их Румянцев, ранее работавший весовщиком на станции Ржев-1 от лесозавода, занес в тетрадь, записав фамилию, имя, отчество, год рождения, место жительства и с какого времени член партии. Происходило это в присутствии начальника 1 отдела. Их предупредили, что если они будут менять место жительства, то об этом должны сообщить в 1 отдел.

Со слов Лазаревой Анны Сергеевны, когда Попов находился в Ржеве, то к дому приехала автомашина, и в дом вошли немецкий офицер и переводчик, русский. Спросили, где Попов. Жена Попова ответила: «Он в Ржеве». Переводчик сказал, что этот офицер - командир карательного отряда.

Демин Константин Александрович, 1920 года рождения, уроженец и житель дер. Красноселье Луковниковского района, находился с 28 ноября 1941 года в лагере военнопленных на базе «Заготзерно» в Ржеве. Однажды его послали на работу на немецкую пекарню, расположенную в частном доме на станции Ржев-1. Пекарем был чех, говоривший по-русски. Чех ему сказал, что немцы разгромили ржевских партизан и они сейчас ищут шесть главарей партизан из отряда в районе дер. Савкино.

Чехом, по всей вероятности, являлся Алекс Шульц, который проживал у Лебедевой Марии Николаевны, уроженки г. Ржева, жившей с ноября 1941 года по улице Красноармейская, дом № 4.

Житель пос. Панино Воронцов Федор Михайлович, 1890 года рождения, уроженец дер. Антониха Луковниковского района Калининской области показал: с 17 ноября 1941 года по январь 1942 года у него стояли немецкий офицер, два немца и переводчик, русский, военнопленный Варлаков Василий Иванович, лет 40, среднего роста, круглолицый, носил русскую шинель, на рукаве - белую повязку с буквами ГФП (тайная полевая полиция). В доме Дроздовой Евдокии Кузминичны стоял штаб, куда приводили арестованных.

По данным Центрального архива Министерства Обороны СССР значится стрелок 1253 стрелкового полка 379 СД рядовой Варлаков Василий Иванович, 1900 года рождения, уроженец Ивановской области, призван в Красную Армию Макарьевским РВК, погиб 24 августа 1942 года, похоронен: дер. Горбово Ржевского района, Калининской области. Однако в книгах учета рядового и сержантского состава 1253 стрелкового полка 379 СД за 1942 год Варлаков В. И. не значится. Других документов не имеется.

5 декабря 1941 года в Ржеве для борьбы с партизанами был создан карательный отряд из числа военнопленных, содержавшихся в лагере. Отряд насчитывал 60 человек. Возглавлял его бывший капитан царской армии Подраменцев. Он житель Петрограда. Окончил Казанское юнкерское училище. В годы гражданской войны находился в махновском отряде. После Гражданской войны эмигрировал в Германию. Четырнадцать лет проживал в Берлине. Был с заданием в СССР. Жил во Франции, Австрии, Чехословакии и Греции. Как шло формирование карательного отряда Подраменцева? Все военнопленные были выстроены. Перед строем ходил Подраменцев и отбирал здоровых на вид людей. Отобрал 30 военнопленных - зачаток русского отряда. Затем из лагеря набрали дополнительно военнопленных. На открытие столовой для карательного отряда приезжал бургомистр города Сафронов и начальник полиции Лапин. Сафронов выступил с речью о необходимости борьбы с партизанами, а священник Павел благословил карателей на ратные подвиги.

В данном отряде находились: бывший начальник связи 908 стрелкового полка 246 СД капитан Жигирь Владимир Демьянович, уроженец Орловской области. Он стал помощником у Подраменцева, а в лагере он был русским комендантом; омич Мартынов Алексей Михайлович, в лагере - начальник полиции; лейтенант Пешков Тимофей из Воронежской области, в отряде также помощник Подраменцева; лагерные полицейские: лейтенант Мотков Иван, командир взвода 709 стрелкового полка 178 СД, лейтенант Канев Федор Прокофьевич из Казахстана; лейтенант из 259 стрелкового полка 179 СД 22 армии Ковшов Иван, Николай Александрович из Чувашии; старшина 137 стрелкового полка 220 СД 22 армии Трифонов Константин Андреевич из Московской области; командир взвода 120 стрелкового полка 255 СД младший лейтенант Стахурлов Игорь Иванович из Краснодарского края. В отряде были также командир орудия 693 стрелкового полка 172 стрелковой дивизии 22 армии мариец Самойлов Василий Матвеевич, вышневолочанин Дубов Леонид Дмитриевич и ржевитянин Тихомиров. Командиром стрелкового отделения являлся красноармеец Демиденко, а конного отделения - Черноусов.

Разведчиком отряда Подраменцева был четырнадцатилетний Виноградов Николай Иванович из Пустошкинского района Псковской области. Служанкой у Подраменцева была жительница Ржева Катя, а конюхом Гронский Иван Данилович. В отряде имелось тридцать лошадей. Из вооружения - два пулемета «Максим», девять ручных пулеметов. Каратели были обмундированы в немецкую форму с красными погонами, головной убор - кубанка с кокардой трехцветного российского флага.

Отряд подчинялся начальнику штаба 23 армейского корпуса майору Баеру. Действовал карательный отряд на оккупированной территории Ржевского, Оленинского и Бельского районов. Проводниками этого карательного отряда в Ржевском районе являлись староста ст. Панино Сорокин Александр Михайлович и житель ст. Панино Гусаков Дмитрий Иванович, которые водили отряд в Савинский лес.

Отряд сначала прибыл из Ржева 17 декабря 1941 года в дер. Опекалово, а затем выбыл в дер. Савкино. В д. Савкино отряд использовал жителей деревни: Белоусова Василия, который в октябре 1941 года прибыл домой, лесничего Ардова Александра Андреевича, дезертира Блинова Николая Арсентьевича. Их каратели использовали, как знающих здешнюю местность, для обнаружения партизан, командиром которых был Иван Семенович Дежин.

В дер. Савкино Подраменцев стоял в доме Кашичкиной. В дальнейшем большинство карателей было захвачено частями Красной Армии. Они предстали перед Военным трибуналом и были осуждены к лишению свободы на определенные сроки. Судьба самого Подраменцева и некоторых оставшихся с ним бывших изменников Родины осталась неизвестной.

(Продолжение следует)


Мои примечания: Интересные данные, о которых мне до сих пор ничего не было известно. Читается как детектив. Но всё это было в действительности.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     
Спонсор
Maria
Мэтр
Мэтр
Репутация: 41

Пол: Пол:Жен
Гороскоп: Весы
Китайский: Тигр
Зарегистрирован: 05.03.2006
Сообщения: 7935

Награды: 1 (Детали)
Золотая медаль (Сумма: 1)



СообщениеДобавлено: Пт Авг 8 19:59:38 2008    Заголовок сообщения: Ржев в оккупации Ответить с цитатой

ГОЛОДНОЕ ВРЕМЯ

Первоначально оставшееся в оккупации население (около двадцати тысяч человек), жило за счет личных запасов, разграбления магазинов и воинских складов в период безвластия. Правда, вначале немцы начали выявлять лиц, кто разворовал зерно с эшелона на станции Ржев. Так, жительница г. Ржева Мейер Ольга Александровна, 1889 года рождения, уроженка п. Селижарово Калининской области показала: она получила задание установить лиц, занимавшихся растаскиванием зерна из вагонов, оставшихся неотправленными в советский тыл после отхода из Ржева частей Красной Армии. Через свою знакомую Кельман она установила таких лиц и сообщила. Потом этим вопросом занималась местная полиция, производя обыски и изымая зерно у граждан. Часть изымаемого присваивали себе, а часть сдавали в горуправу.

В декабре 1941 года открыли базар, но вначале был только обмен товарами, затем продажа. Небольшая банка ржи стоила 12-13 рейхсмарок или 120-130 рублей. Потом в районе тюрьмы открыли продуктовый магазин, где продажа шла на золото. На 10 золотых давали 16 килограммов муки. С весны 1942 года введена аренда свободной земли в г. Ржеве. За квадратный метр взималось 20 копеек. Организовано 4 пригородных хозяйства:

1. Бывший совхоз Зеленкино - 46 га ржи, 20 га клевера, 230 парниковых рам. Ведал им Рудаков Михаил Федорович, бывший специалист-огородник.

2. Плодопитомник в дер. Шопорово-10 га ржи. Заведующий Лизунов Николай Васильевич.

3. При станции Ржев-2 - 30 тысяч кустов помидор, 2 га капусты, 1,4 га моркови, свеклы, огурцов. Теплица на 200 рам.

4. Бывший совхоз около аэродрома - 3 га капусты, моркови, свеклы, лука. Это хозяйство взял в аренду Львов Алексей Иванович, бывший заведующий подсобным хозяйством шелкокрутильной фабрики. 25% забирал торговый отдел горуправы.

У торгового отдела было свое хозяйство при льночесальной фабрике. Продавался зеленый лук и огурцы. Выращивалось 2 га картофеля и клубники. Руководил Баштырев Василий Сергеевич.

Кадры подбирал бывший агроном, административно высланный из Москвы, Шиханов Филипп Степанович.

Свою продукцию эти хозяйства реализовывали через магазин «Овощи», но большую часть их отбирали немцы.

О тяжелом положении с продовольствием писала в своих отчетах и комендатура г. Ржева.

Так, в отчете комендатуры, 1/532 о деятельности с 21 апреля по 30 апреля 1942 года сообщалось: Ржев посетил главнокомандующий группы армии «Центр». В то время им был генерал-фельдмаршал фон Клюгер Гюнтер, 1882 г. р., назначенный на эту должность вместо фон Бока. Военнопленные характеризовали его чрезвычайно требовательным и резким. Умен, чем заслужил кличку «Умный Ганс». Энергично отстаивал свои взгляды перед высшим руководством. Награды: «Железный крест» 1 класса, «Крест за ранения», «Рыцарский крест», «Рыцарский крест с мечами», «Дубовые листья к рыцарскому кресту». Однако, якобы за провал летних операций 1943 года отстранен от командования.

Далее в сообщении указывалось: «Базар, дважды проходивший в городе, показал скудность продовольственных запасов и других товаров. Цены довольно высокие. Готовятся правила, регулирующие продажу и цены на рынке».

А в сообщении с 11 мая по 30 мая 1942 года говорилось: «Население испытывает голод и стремится в деревню, чтобы там обменять что-нибудь на продукты» и далее: «Порядок среди гражданского населения в известной степени удается установить угрозой тюрьмы или наказания палками».

В сообщении комендатуры 1/532 с 1 июля по 16 июля 1942 года писалось: «Свободная торговля на территории 2-х огороженных рынках стала оживленнее. Солдатам вермахта быть там запрещено. Одно яйцо стоит 2 рейхсмарки, пакетик табака - 8 марок или 3 яйца, хлеб от 10 до 20 марок».

В дальнейшем ухудшающееся положение с питанием привело к случаю людоедства.

Берсеньева Нина Александровна, 1927 года рождения, уроженка г. Ржева, проживающая в оккупации в г. Ржеве, на улице Смольная, дом № 5, была угнана в Белоруссию. Находясь в г. Слуцке она встретила ржевитянина, своего ровесника Бориса с «Максимки» (с улицы Максима Горького), Борис рассказал, как он разоблачил в Ржеве людоедок. Дело было так. Он ходил по базару. Там женщина продавала конфеты-леденцы в виде трубочки, которые назывались «Бом-бом». 10 марок штука. Он собрался уже купить, а женщина говорит: «Пойдем, мальчик, ко мне домой. Там продам дешевле». Пошли. Пришли в дом у аптеки. Поднялись на второй этаж. Женщина сразу закрыла дверь. В этом он почувствовал что-то неладное. Увидел под кроватью куски мяса. Начал кричать. Немецкие патрули услышали его крик. Ворвались в комнату. Женщина бежала, но ее поймали, а затем казнили.

Бывший бургомистр Ржева Кузьмин Владимир Яковлевич по этому факту показал: «В начале поступили данные в горуправу о том, что женщины заманивают к себе маленьких детей и убивают их. Поэтому одна из них была арестована начальником полиции и отправлена в «СД». Последние арестовали еще одну женщину, соучастницу первой.

Житель деревни Подберезье Ржевского района Пискарев Николай Прокофьевич показал: «Примерно в январе 1943 года он вместе со Смольковым Тимофеем Ниловичем, 1902 года рождения, уроженцем деревни Двойня Ржевского района, жителем деревни Подберезье поехал в Ржев, чтобы выменять за рожь жене пальто... Потом Смольков решил пойти к каким-то знакомым и достать за рожь вина. Примерно через полчаса Смольков возвратился с двумя жандармами.

Жандарм, проверив документы Пискарева, предложил идти с ними в жандармерию, где посадили в подвал, в который через день или два к ним подсадили двух женщин, одна лет 28 и вторая лет 30. Эти женщины рассказали им, что они брали трупы покойников, из которых готовили себе пищу. Потом они поймали какого-то мальчика. Хотели его удушить и труп использовать для приготовления пищи. Однако мальчик так кричал, что услышал какой-то немец и застал их на месте преступления. Пискарев и Смольков арестованы в среду, а в субботу вечером освобождены. В воскресенье поехали домой, заехали на базар. Там была сооружена виселица. Через некоторое время привели к виселице двух женщин. В начале бургомистр произнес речь, в которой пояснил, что эти женщины будут повешены за людоедство. Они находились от бургомистра на расстоянии 100 метров. Кроме бургомистра был какой-то человек в штатском.

Бывший полицейский Дудкин Леонид Николаевич, 1913 года рождения, уроженец г. Москвы, житель г. Ржева показал: «Аналогичный случай был со второй женщиной, которой я нанес три удара плеткой по голому телу по приказанию Миронькова. Как мне известно, эта женщина после была немцами повешена за людоедство. Мироньков сначала хотел наказать ее двадцатью пятью ударами плетки, но свое решение отменил, боясь, что она не дойдет до комендатуры, куда была после отправлена с немецким переводчиком.

Со слов ржевитянки Рыковой Таисии Васильевны, 1927 года рождения, уроженки г. Ржева, проживавшей по улице Зубцовской, дом 40: «Зимой 1942 года немцы выгнали все население на казнь двух женщин в Казанском саду по берегу Волги. Здесь был немецкий офицер и переводчик Николай. Николай - это Сукач Николай Константинович, 1922 года рождения, уроженец г. Кустанай, житель города Фрунзе. Призван Фрунзенским ГВК, служил в 690-м стрелковом полку 126 СД. 28 июня 1941 года добровольно сдался в плен. Как переводчик использовался комендатурой в г. Ржеве.

Как показал бывший заместитель начальника полиции г. Ржева Смирнов Игнат Моисеевич, 1915 г. рождения: «Он, примерно, в ноябре 1942 года участвовал в казни двух женщин, которых немцы обвинили в убийстве ребенка и продаже человеческого мяса на базаре. Во время казни через повешение он этим женщинам связывал веревкой руки, а петли им надевал начальник городской полиции Мироньков. Казнили по приказу коменданта.

Бывший начальник горполиции Мироньков Анисим Федорович показал: «В декабре 1942 года был вызван в СД, где уже были Кузьмин, Краюшкин Пантелей Петрович, 1899 г. рождения, уроженец д. Ушаково, Зубцовского района, Калининской области и немецкий комендант. Комендант, обращаясь к ним, полицейским, сказал, почему плохо ведем наблюдение за базаром, так как задержана женщина, которая воровала детей, резала их и мясо продавала на базаре. Здесь же находилась задержанная. Она сама сказала, что съела своего ребенка, два трупа женщин и пыталась зарезать 13-летнего подростка, который оказал сопротивление и на его крик прибежал немецкий солдат. Этот подросток находился также здесь, а на столе была тарелка с мясом из трупов людей. Комендант строго приказал нам, полицейским, вести наблюдение за базаром.

Через три-четыре дня Мироньков и весь состав полиции были в СД. Офицер приказал им ввести двух задержанных женщин, изобличенных в людоедстве, к базару, где будут женщины повешены Кузьмин выступил с речью, призывая население выявлять лиц подобных этим двум женщинам.

Сам Кузьмин признал, что присутствовал при повешении и выступал с речью, в которой одобрял решение немцев повесить этих женщин.

(Продолжение следует)


Примечание: Насчёт людоедства и я была наслышана в детстве. Было страшно ребёнком слушать такие истории и как-то им не верилось, так как рассказывала подруга моего возраста, которая слышала их от взрослых. Оказывается, правда.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     
OL
Старожил
Старожил
Штоп всегда.
Репутация: 6

Возраст: 60
Пол: Пол:Муж
Гороскоп: Лев
Китайский: Обезьяна
Зарегистрирован: 13.06.2005
Сообщения: 871
Откуда: Ржев
Награды: Нет



СообщениеДобавлено: Пт Авг 8 21:38:40 2008    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Maria писал(а):
Находясь в г. Слуцке она встретила ржевитянина, своего ровесника Бориса с «Максимки» (с улицы Максима Горького), Борис рассказал, как он разоблачил в Ржеве людоедок.

Знал я этого д. Борю. Жил на соседнем квартале. Он в Слуцке был в лагере вместе с моим отцом. И когда они с пенсии "давили" чекушку он эту историю рассказывал. Умер по весне.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail     
Maria
Мэтр
Мэтр
Репутация: 41

Пол: Пол:Жен
Гороскоп: Весы
Китайский: Тигр
Зарегистрирован: 05.03.2006
Сообщения: 7935

Награды: 1 (Детали)
Золотая медаль (Сумма: 1)



СообщениеДобавлено: Пт Авг 8 21:48:07 2008    Заголовок сообщения: Ржев в оккупации Ответить с цитатой

OL писал(а):
Знал я этого д. Борю
Вот, OL, и мы с Вами боком в историю вошли. Вы ведь, наверное, тоже подумали, загибает дядя Боря, не могло быть такого. Ну, просто невозможно представить. Оказывается, было также, как и в Ленинграде. Голод - это страшная вещь, когда хочется жить...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     
Спонсор
OL
Старожил
Старожил
Штоп всегда.
Репутация: 6

Возраст: 60
Пол: Пол:Муж
Гороскоп: Лев
Китайский: Обезьяна
Зарегистрирован: 13.06.2005
Сообщения: 871
Откуда: Ржев
Награды: Нет



СообщениеДобавлено: Сб Авг 9 18:02:49 2008    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Я их, честно говоря, слушал в пол-уха (видимо зря, прислушиваться надо было). Что касается этой истории, он особо в подробности не вдавался. Про мясо ничего не говорил, а рассказывал, что она сразу за дверью его толкнула в стену, он ударился головой и упал ничком, а когда поднял голову, увидел, что она стоит спиной к нему согнувшись. Он поднялся и сделал несколько шагов к двери, а тётка разогнувшись держала топор в руке. Поскольку он стоял ближе к двери, то успел выскочить, она за ним не бежала. Я думал, что это единичный случай. Оказывается вон оно что... В том что "показания" немного расходятся, нет ничего удивительного. Время...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail     
Maria
Мэтр
Мэтр
Репутация: 41

Пол: Пол:Жен
Гороскоп: Весы
Китайский: Тигр
Зарегистрирован: 05.03.2006
Сообщения: 7935

Награды: 1 (Детали)
Золотая медаль (Сумма: 1)



СообщениеДобавлено: Сб Авг 9 21:29:35 2008    Заголовок сообщения: Ржев в оккупации Ответить с цитатой

ПЕРЕВОДЧИКИ ИЗ БЕЛОЙ ЭМИГРАЦИИ


О ней говорят, что она много сохранила для нас культурных ценностей, но почти не говорят о ее поведении в период Великой Отечественной войны.

Начнем с главного переводчика штаба самой 9-й армии фон Карцова Бориса Николаевича. Родился он в 1897 году в селе Ивановское Ярославской губернии. По национальности он немец. Мать его урожденная Винтергальтер Мария Филипповна. До эмиграции жил в Петербурге на Васильевском острове, 2-я линия, дом 41.

Так как центральный фронт не мог обеспечить все свои воинские части дополнительным количеством переводчиков русского языка, то штабом фронта был издан приказ, разрешающий самим вербовать переводчиков из немецкого подданства как вольнонаемных служащих. С этой целью фон Карцев ездил в Берлин, где имел дело с русской белоэмигрантской организацией, созданной в 1920/1922 годах. Возглавлял эту организацию бывший генерал от кавалерии, служивший до 1917 года в Петербурге в гвардейском кавалерийском полку фон Бискупский. Шестидесятилетний, высокого роста, стройный, с хорошей военной выправкой, резко враждебно настроенный против Советского Союза. В первые дни войны от имени данной организации обращался с просьбой к Гитлеру о предоставлении возможности членам организации принять участие в войне против нашей страны. В этом ему было отказано, но разрешено использование белоэмигрантов в качестве переводчиков и вольнонаемных.

Заместителем у Бескупского был фон Табарицкий Владимир Александрович. Нервный, говоривший очень быстро, шепелявил, так как в верхней челюсти не имел несколько зубов.

Этой организации подчинялась другая (Союз русского офицерства), возглавляемая бывшим генерал-лейтенантом фон Лампе.

Кроме этих белоэмигрантских организаций в Берлине была организация именуемая «Ротес Кройц» (Красный крест), руководителем которой являлся Шлиппе Федор, проживавший в предместье Берлина, его двоюродный брат капитан Шлиппе Виктор Густав являлся переводчиком отдела 1-ц 9-й армии.

Имелся так называемый «доверенный комитет», который занимался проверкой всех белоэмигрантов и выдачей им документов на жительство в Германии. В Берлине фон Карцова принял Таборицкий. Он пообещал собрать нескольких человек, желающих поступить на работу в качестве переводчиков. На другой день у Таборицкого было несколько человек. Среди них Заустинский Александр, уроженец России, житель Петербурга, до войны проживал в Париже, где имел свой продуктовый магазин; фон Швабе Николай Адольфович, до 1917 года проживавший в Петербурге. После прибытия на фронт стал переводчиком отдела 2-а штаба 9-й Армии; Максимов Николай Иванович, 1897 г. р., уроженец г. Ковно, из дворян. Будучи юнкером Николаевского Кавалерийского училища в июне 1918 года бежал из Петрограда на северный Кавказ, вступил в Добровольческую армию. Был командиром взвода и три года участвовал в борьбе против Советской власти. В ноябре 1920 года с остатками врангелевской армии эмигрировал и до конца июня 1941 года проживал в Турции, Венгрии, Югославии, Франции и Германии. По прибытии на Восточный фронт в 1941 году являлся переводчиком при штабе 5-й пехотной дивизии, а с ноября 1941 года переводчиком отдела 1-ц 206-й пехотной дивизии 9-й Армии. Таким образом, из Берлина прибыло около 110 человек, у которых фон Карцов проверял знание ими русского языка, а затем распределял по частям 9-й армии.

Сам фон Карцов являлся переводчиком отдела 1-ц штаба 9-й Армии «зондерфюрером-К». Принимал сводки о противнике из отделов 1-ц корпусов 9-й Армии, участвовал в допросах военнопленных, кроме того, являлся личным переводчиком командующего 9-й Армии генерал-полковника Штрауса. В штабе 6-го Армейского корпуса переводчиками были: Волконский, сын русского помещика, имение которого было около Сычевки, проживал в Париже, где жила и его жена; Рене в 6АК направлен одновременно с Волконским. Жена его также проживала в Париже и их жены знали хорошо друг друга.

Герцог фон Лейхтенбергский Сергей Николаевич, 1905 г. р., уроженец Петрограда, родственник царя Николая II, племянник итальянской королевы, инженер-химик, в Октябрьскую революцию эмигрировал в Германию, проживал в г. Гамбурге с 1930 по 1935 гг., председатель отдела НМСНП во Франции. Хорошо владел русским, немецким, английским, итальянским языками. Руководил подразделением пропаганды, а также являлся переводчиком театра Ржевской комендатуры. Герцог фон Лейхтенбергский Николай, уроженец Баварии, хорошо владел русским, немецким, французским, английским, итальянским, шведским, норвежским языками. Переводчик штаба 6АК.

Переводчик отдела снабжения 9-й Армии Зондерфюрер-К Шмит, уроженец России, до войны проживал в Берлине и фон Деен - уроженец Прибалтики, сын помещика. Переводчик начальника инженерного отдела штаба 9-й Армии Вантес, уроженец России. Кроме того, при штабе 9-й Армии переводчиками являлись: Нейтгард и Рейнхард.

Говоря о переводчике отдела 1-ц штаба 9-й Армии Шлиппе следует сказать несколько слов и о его дяде Шлиппе Федоре. Это был сын действительного штатского советника, члена государственного совета дворянина Московской губернии. Образование получил в Московском Университете и Московском сельскохозяйственном институте. В 1914 году пожалован с камергером статский советник, председатель Московской Земской управы. Владелец землей в Московской губернии. Был женат на дочери тайного советника Швансбаха. Он был участником Русской монархической организации русских эмигрантских кругов в Германии и антисоветской организации «Комитет освобождения народов России» (КОНР). Входил в Президиум КОНРа и летом в 1943 году устраивал у себя на квартире встречу изменнику Власову с белыми генералами Красновым и Ламкс. После войны проживал в Бельгии и умер в 1951 году.

Весьма загадочным было появление в 1946 году в нашей стране сына Шлиппе Федора - Бориса. До 1918 года Шлиппе Борис Федорович проживал в г. Москве, затем с родителями эмигрировал в Германию. В 1945-1946 годах он находился в американской зоне оккупации в Германии, оттуда при сомнительных обстоятельствах прибыл в город Дессау на авиазавод бывшей фирмы «Юнкерс».

Весьма интересным представляется тот факт, когда в послевоенное время сыновья Шлиппе Бориса-Георгий и Владимир, - а также жена Владимира Ирина работали в качестве переводчиков с артистами Большого театра во время их гастролей в Мюнхене и Гамбурге.

Некоторые ржевитяне в период оккупации знали эмигранта Андреева Виктора Александровича, 1899 г. р., уроженца г. Москвы. В 1919 г. он служил в армии Врангеля, был в Красной Армии с 1920 г. по август 1924 г. Андреев работал в г. Мелитополе в Упродкоме и в народном комиссариате по образованию, а затем в г. Москве в госбанке счетоводом. Подал прошение с ходатайством о разрешении выехать к родителям в Германию. Там с 1928 г. состоял членом Российского Общевоинского Союза (РОВС). Главой 2-ого отдела РОВСа в Германии, являлся генерал-майор Ламке Алексей Александрович, из немцев-дворян, в империалистическую войну - начальник штаба корпуса, а в гражданскую - начальник оперативного отдела Армии Врангеля, ярый враг Советского Союза. Во главе белой эмиграции стоял немец Пельхад-Светозаров, а его помощник инженер Лихингер, прибалтийский немец, находившийся в близких отношениях с Розенбергом, с которым учился в Рижском политехникуме. В сентябре 1941 г. Андреев отделом переводчиков Берлинского военного округа был направлен в штаб 9 Армии, а затем в 6 АК.

В период нахождения в г. Старице, познакомившись с жительницей города Кантовой Александрой Тимофеевной, уроженкой деревни Жиренки Ржевского района, о себе рассказал, что он помещик из Галиции, белогвардеец, эмигрант. После гражданской войны с 1924 г. по 1929 г. жил в Советском Союзе со спецзаданием. Последнее время жил в г. Берлине, жена - немка, сын тоже на фронте. По данным бело-эмигранта Власова Владимира Александровича в Берлине ходили слухи о том, что Андреев - агент «СД» по эмиграции.

Хорошо знали Андреева как переводчика отдела 1-ц 6ПД в д. Мануйлово наши разведчицы, попавшие в плен, и военнопленные, содержавшиеся в лагере в д. Мануйлово. Так, довольно интересные показания об Андрееве дал житель г. Старицы Миронов Николай Михайлович: «Через некоторое время вошел плотный, одет по офицерски, но без погон, человек лет 45-50. Он показался знакомым. Узнал в нем переводчика Андреева, ранее находившегося в Старице и часто посещавшего горуправу, где я сам работал писарем. Видимо и он узнал меня, так как неожиданно спросил: «А Вы меня узнаете?» Ответил: «Вы господин Андреев, были в Старице переводчиком». Андреев поинтересовался, какое у меня образование, узнав, сказал, что так и знал, что имеет дело со старым интеллигентным человеком. И далее: «А знаете, куда лучше иметь дело с русским, чем с немцами. За двадцать лет я их прекрасно изучил и было бы плохо для России, если бы они оказались победителями. И для русских было бы куда хуже, чем при ваших большевиках». Это его подлинные слова. Андреев - сын московского банкира, бывший офицер и эмигрант. Имел в Москве свой дом. Окончил Алексеевское военное училище. В период гражданской войны эмигрировал за границу. В заключение Андреев сказал, что лучше жить с большевиками, чем с немцами, и что очень сожалеет, что в свое время эмигрировал за границу.

Знали Андреева и по Ржевскому лагерю военнопленных, где он занимался вербовочной работой. Военврач Земское Георгий Иванович, уроженец Куйбышевской обл. вспоминал, что в конце декабря 1942 г. в Ржевский лагерь прибыл Андреев Виктор Александрович. От начальника полиции лагеря Курбатова Ивана Григорьевича узнал, что переводчик «СД» самостоятельно допрашивал пленных. Прикомандирован к лагерю штабом 6ПД. Он начал склонять меня для вступления в Германскую армию. Андреев - русский офицер, эмигрант, заядлый фашист.

Розанов Николай Александрович, 1889 г. р. уроженец д. Мамоново Вотемановского района Костромской обл. В 1908 г. он поступил в Политехнический институт, но в 1910 г. ушел в Алексеевское военное училище в г. Москве. В 1912 г. выпущен подпоручиком и до 1917 г. являлся старшим офицером батареи в звании капитана. До марта 1919 г. служил в Москве в хозяйственной коллегии Центротекстиля, затем через Наркомат по военным делам направлен в общий отдел каркомвоенмора Украины. В апреле 1919 г. через начальника штаба Саковнина, бывшего генерала царской армии, направился в Одессу для установления связи с командиром полка Алексеевым, имея намерения перейти на сторону Добровольческой армии. Проживая еще в г. Киеве видел и слышал, что органы ЧК арестовывают офицеров, служивших в, царской армии. Поэтому, боясь ареста, решил бежать из Красной Армии. Выехав из Киева в Одессу и доехав до станции Боблинская, увидел отступление Красной Армии. Решил остаться у одного железнодорожника и ждать прихода белых.

Когда на станцию прибыл бронепоезд «Генерал Шкуро», перешел на сторону белых. Явился к генералу Хазову, который назначил его на должность артиллерийского офицера дивизиона бронепоездов 3-его конного корпуса. В боях против Красной Армии в составе белой армии Деникина участвовал три раза: в октябре 1919 г. на станции Мерефа около суток бронепоезда «Волк», где он был старшим офицером, «Князь Пожарский», «Дмитрий Донской», «Единая Россия», «Офицер» прикрывали отходящий 5-ый кавалерийский корпус. Второй раз, также в октябре 1919 г. на станции Водная при освобождении из окружения 7-ой конной батареи и 3-его Кубанского казачьего полка. Третий раз бой один на один с бронепоездом Красной Армии «Черноморец». «Волк» был подбит, но подошел «Князь Пожарский» и «Черноморец» отступил.

В белой армии дослужился до подполковника. В октябре 1920 г. бежал из Крыма с остатками армии Врангеля. Проживал в Турции, затем выехал в г. Ковно, где служил в Литовской Армии. В январе 1926 г. уехал во Францию. В Париже поступил в электротехнический институт, который окончил в 1929 г. В конце 1930 г. поступил учиться в училище общественных работ, где учился за счет стипендии Нобеля до 1934 г. Как член Парижского Союза офицеров-артиллеристов в свободное от работы время в числе 10-15 человек собирались в кафе «Санмишель» или в русских ресторанах для развлечений и совместного проведения времени. Вели разговоры на общие жизненные темы, естественно, в них упоминался Советский Союз, а на торжественных вечерах произносили тосты с антисоветским содержанием и призывами к борьбе с большевиками.

В связи с безработицей во Франции, по приглашению эмигрантского комитета, выехал в Берлин, где помощник председателя эмигрантского комитета Таборицкий предложил Розанову поступить на военную службу в немецкую армию на должность переводчика русского языка с выездом на Восточный фронт в распоряжение штаба 9 Армии. Розанов охотно согласился, так как были хорошие условия и к тому же он имел большое желание побывать в России.

9 октября 1941 года Таборицкий выдал документы и он в группе из 12 переводчиков выехал в г. Смоленск. Штабом 9 Армии назначен на службу в 451 пехотный полк 252 пехотной дивизии. 3 января 1943 г. 451 ПП дислоцировался в районе г. Ржева. Командир полка полковник Миллер, начальник штаба оберлейтенант Фабер. За это время он с Фабером допросил около 250 советских военных пленных и перебежчиков. Миллер требовал данных: какая воинская часть действует против его полка, ее численный состав, вооружение. Каково снабжение, питание. Какие потери за прошлые бои. Где штаб части. Каково настроение, откуда пополнение, каково положение в тылу. Показания военнопленных кратко записывались, затем военнопленных направляли в дивизию для полного подробного допроса. Все изъятые документы направлялись в штаб дивизии. Перебежчикам выдавались удостоверения. Их допрос был весьма гуманным, а военнопленные допрашивались по-разному. Иногда применялись физические меры воздействия.

По приказу командира полка Миллера поддерживал связь со старостами сел и деревень, давая указания о предоставлении рабочей силы для ремонта мостов, шоссейных дорог, заготовки сена, дров. На примере Розанова Николая хорошо видна обязанность переводчиков-белоэмигрантов. Иногда переводчики использовались как провокаторы при выявлении среди местных жителей подозрительных и патриотически настроенных лиц. С конца 1943 г. по август 1944 г. Розанов Николай служил переводчиком полевой комендатуры № 581, а затем до 20 апреля 1945 г. служил в штабе офицером для поручений у генерал-лейтенанта Шкуро при штабе резерва казачьих войск. За службу в немецкой армии Розанов был награжден: Бронзовым крестом 2 класса, медалью за зимнюю компанию 1941-1942 гг. и Восточной серебряной медалью без мечей. Его дочь Розанова Татьяна Николаевна, 1923 г. р., уроженка г. Либава, в период войны проживала в Советском Союзе.

По показанию Розанова проходили Таборицкий, белоэмигрант, немецкий подданный, член НСДАП, сотрудник гестапо, помощник председателя эмигрантского комитета Германии, связан со всеми Министерствами Германии, в особенности с Внутренними делами и главными руководителями. Лично проверяя анкеты на каждого эмигранта, проживавшего или прибывшего в Германию. Лично занимался вербовкой и направлением в Главный штаб Сухопутных войск (ОКН) переводчиков русского языка для штаба 9 Армии. Пользовался большим авторитетом и доверием немецкого командования. Прекрасно, без акцента, владел немецким языком. Знал белоэмигранта Шлиппе, немецкого подданного, бывшего русского офицера, помещика Витебской и Орловской губернии, где у его отца имелись имения. Лично занимался составлением листовок антисоветского содержания и рекомендовал пункты их распространения. Приводил всю поступающую в штаб армии советскую литературу и письма, делал из них выборки для антисоветских листовок. Лично делал все доклады для начальника отдела 1-ц штаба Армии. Знал и белоэмигранта Лейхтенбергского Сергея, переводчика штаба 9 Армии, помощника Шлиппе, который занимался исключительно переводом писем, газет, военной литературы, отобранной у военнопленных офицеров и солдат Красной Армии. Участвовал в допросах высшего командного состава и высших политработников. Со штабом генерала Власова эвакуировался в город Висберон.

Меньшиков Николай, 1892 г. р., русский, сын помещика, капитан царской армии. Служил у Врангеля и после разгрома его армии бежал в Турцию, из Турции попал во Францию, в Париж. Являлся переводчиком отдела 1-ц штаба 253 ПД. Первое время работал при начальнике отдела 1-ц капитана Шпикернагеле. Был на хорошем счету у генерал-лейтенанта Беккера, командующего 253 ПД.

Архипов Андрей Дмитриевич, бывший офицер царской и белой армий, эмигрант, проживал во Франции, с мая 1942 г. командир роты карательного отряда при штабе 9 Армии, а с мая 1943 г. находился в школе пропаганды «Восточного Министерства» Германии в м. Дабендорфе близ г. Берлина, затем служил в «РОА» в звании подполковника.

Следует заметить, что начиная с 1942 г. некоторые переводчики служили командирами карательных рот и батальонов, так, например, Второв Владимир Алексеевич, 1908 г. р., уроженец г. Лиепая, эмигрант из Франции, служил командиром 308 батальона, сформированного в г. Ржеве.

Голубев Василий Федорович, он же Андруков Андриас, примерно 1890 г. р., уроженец Воронежской губернии, бывший офицер деникинской армии, белоэмигрант, перед войной проживал в г. Кенигсберге, работал в «СД» в г. Калинине и Ржеве. В Ржеве имел отношение к театральной группе. Бывший оберлейтенант, начальник отдела 1-ц 6ПД Аренц Генрих Вильгельм, 1903 г. р., уроженец и житель г. Бремена. Говоря о сыне белоэмигранта ротмистра Эльвальда из Крыма, переводчика отдела 1-ц 6ПД Георге Эльвальд сказал: «Георг Эвальд высокий, стройный мужчина, с хорошими манерами и благопристойными взглядами. Кроме русского, он свободно говорил по-немецки и по-французски. Его мать позднее вышла замуж за князя Гагарина. До войны Георг жил в Париже. По сведениям Аренц, солдатом Георг не стал. В сердце, как и Андреев, он всегда оставался настоящим русским, но из-за враждебного отношения к коммунизму и сталинизму поступил в вермахт.

А вот как собственноручно выразился сын белоэмигранта Петренко Николая Михайловича - Петренко Виктор Николаевич 1913 г. р., уроженец г. Житомира, бывший переводчик 110ПД:

«Ехал с чувством смешанным, с одной стороны, верил, что немцы идут освобождать Россию от большевизма, как это было в Испании, с другой стороны, было тяжело идти против своего народа...» и далее: «Причины, заставившие меня продолжать свою службу у немцев: во-первых - страх за свою жизнь. Перейдя к РККА как русский эмигрант, находившийся у немцев на службе и решение, что если я и уйду, на это место найдется всегда переводчик-немец или какой-либо другой, который будет больше защищать интересы немцев, с другой стороны наследственная, слепая враждебность к коммунизму, полное незнание внутреннего положения России и того, как в действительности выглядит страна под управлением большевиков, влияние односторонней пропаганды создало такое положение умов, что в окончательную немецкую победу не верят, но желают победы немцам над большевизмом».

Кроме русских белоэмигрантов-переводчиков в Центральной группировке войск и в 9 Армии имелись лица немецкой национальности из Прибалтики, которые имели такие же взгляды.

Все тот же Аренц Генрих так говорил о переводчике отдела 1-ц 6ПД эстонском бароне Бодо фон Шиллинге. Во время одного обеда Шиллинг сказал одному генералу и другим присутствующим офицерам: «Мы, прибалты, хоть и немецкого происхождения, немцами себя все же не считаем, но храним личную преданность царю и России, господин генерал, и если бы по ту сторону не были Сталин и коммунисты, тогда я тоже был бы на другой стороне, точно также, как до войны я был офицером - кавалергардом царя в Санкт-Петербурге». Фон Шиллинг умер в г. Ржеве, где и похоронен.

Однако был другой переводчик - прибалтийский немец Гесс Эйшен Роберт, 1898 г. р., уроженец г. Риги, находившийся в г. Зубцове и Ржеве.

Бывший сотрудник абвергруппы-107 «Виддер» при 9 Армии Елисеев так охарактеризовал его: «Гесс, зондерфюрер..., настоящий фашист, жесток в общении с советскими людьми, неоднократно хвастался, как вешал одного старика в г. Ржеве за связь с партизанами».


Моё примечание: Для меня это очень интересная глава. Немного о белоэмигрантах приходилось читать. А тут конкретные данные. 110 переводчиков с русскими корнями служили в 9. армии вермахта!
Вот эти фамилии мне известны:
- Волконский, сын помещика, имевшего имение под Сычёвкой. Он наверняка связан родственными узами с декабристом Волконским и его женой, последовавшей с мужем в ссылку,
- герцог фон Лейхтенбергский Сергей Николаевич, уроженец Петербурга, родственник царя Николая II и племянник итальянской королевы, переводчик штаба 9. армии, руководил подразделением пропаганды, являлся также переводчиком театра Ржевской комендатуры,
- герцог фон Лейхтенбергский Николай, уроженец Баварии, переводчик штаба 6. армии вермахта.

Фамилии и имена двух последних знаю по особому поводу. Моей свекрови было в начале Второй мировой войны 16 лет. В этом возрасте германская молодёжь по приказу Гитлера была обязана проходить так называемую "трудовую практику" (с 1942 года), где им не платили, но требовали прилежания и инициативу. Свекровь как-то рассказывала об этом и с гордостью упомянула, что она работала в Лейпциге прислугой у одной знатной русской госпожи с тремя дочерьми-подростками. Спросили мы её, как звали эту русскую даму. Оказалось герцогиня фон Лейхтенбергская. Так как ко времени рассказа свекровью о её юности фамилия фон Лейхтенберг мне ничего не говорила, то я занялась личным поиском по книгам и выяснила, кто это был. Поэтому мне многое известно об этой семье и её происхождении. Но то, что отпрыски служили в Ржеве переводчиками - это для меня совсем ново. Мир действительно большая деревня: свёкор служил несколько месяцев под Вязьмой в войну-ремонтировал технику, свекровь в это же время обслуживала родственницу и придворную даму последнего русского царя. И оба имели косвенное отношение к Ржеву и Ржевской битве.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     
Maria
Мэтр
Мэтр
Репутация: 41

Пол: Пол:Жен
Гороскоп: Весы
Китайский: Тигр
Зарегистрирован: 05.03.2006
Сообщения: 7935

Награды: 1 (Детали)
Золотая медаль (Сумма: 1)



СообщениеДобавлено: Вс Авг 10 21:02:14 2008    Заголовок сообщения: Ржев в оккупации Ответить с цитатой

НЕПОКОРЕННЫЕ

Кроме изменников, предателей и всевозможных пособников были люди, которые не покорились врагу, не пошли к нему в услужение, а в тылу врага вставали на борьбу. Вот их имена. Телешев Алексей Петрович, 29 сентября 1915 г. р., уроженец с. Берново Старицкого района Калининской обл. Родился в семье Телешева Петра и Марии, но в одной из деревенских драк отец был убит. Оставшись вдовой с двумя сыновьями, Мария Николаевна, через свою односельчанку Еремееву Надежду познакомилась с вдовцом Еремеевым Николаем Кузьмичем, 1886 г. р., уроженцем г. Ржева и в 1906 г. вышла за него замуж. У Еремеева имелась дочь Августа, 1924 г. р. В 1928 г. Еремеева Мария Николаевна родила дочь Тамару и их семья стала состоять из 6 человек. В 1931 г. Алексей окончил Ржевскую железнодорожную неполную среднюю школу, а в 1933 г.- Ржевское железнодорожное фабрично-заводское училище и получил специальность паровозного мастера. Затем работал осмотрщиком вагонов на станции Ржев-1.

Хотя Николай Кузьмич вел свое хозяйство, его сад и огород содержались в образцовом порядке, у него был дурной характер. В семье были постоянные ссоры, Николай Кузьмич упрекал Марию Николаевну, что ее сыновья плохо помогают, объедают его. Он всегда был чем-то недоволен. Николай Кузьмич любил выпить, а приняв спиртное, брал мандолину или гитару и играл, и, имея неплохой голос, пел: «Пей, ешь веселись, на хорошенькой женись» или «По рюмочке, по рюмочке, по маленькой налей, по маленькой, по маленькой, чем поят лошадей». Все это, естественно, отражалось на взаимоотношениях членов семьи. Такая жизнь для Алексея длилась до 11 мая 1937 года, до дня призыва в Красную Армию, куда он пошел с большой охотой.

Его направили в полковую школу при воинской части 1957 31 стрелковой дивизии Северо-Кавказского военного округа. В марте 1938 г. его курсантская жизнь окончилась и он стал служить старшим механиком-водителем танка Т-26, а с сентября 1938 г. Алексей - командир танка.

В 1938 году Телешев вступил в комсомол, с мая 1939 г. он уже командир взвода, а в июле того же года - старшина воинской части 133 отдельного разведывательного батальона при 32 стрелковой дивизии СКВО.

23 февраля 1939 года Телешев Алексей принял присягу и остался ей верен до конца своей жизни.

В декабре 1939 г. его направили в Борисовское автомобильное училище.

Приказом № 00131 от 5 мая 1941 года Телешову Алексею Петровичу было присвоено звание младшего воентехника и он для прохождения дальнейшей службы направлен в двести тридцатый автотранспортный батальон.

По данным Центрального архива Министерства Обороны СССР командир взвода 230 126СД младший воентехник Телешев Алексей Петрович значится пропавшим без вести в августе 1941 года. Мать - Еремеева Мария Николаевна, проживала в г. Ржеве: улица Воровского, дом 36/14.

В октябре 1941 г. Телешев вместе с Новоженовым Владимиром Ивановичем, жителем г. Ржева, пришли в оккупированный Ржев в дом Еремеева Николая на улице Воровского. Дом был пуст, ни отчима, ни матери, ни сестер не было. Прибыл в Ржев Алексей в гражданской одежде. Но каково, порой, было трудно идти по оккупированной территории, когда развешивались оккупантами подобные объявления:

«Всем жителям этой деревни!

Фронтовая полоса распространена на эту деревню и ее окрестности.

Поэтому деревня должна быть эвакуирована всеми жителями, самое позднее к.....

Все лица мужского и женского пола, которые будут здесь найдены после... будут

расстреляны...

... Возвращаться даже на время в старую деревню без пропуска запрещено

под страхом смертной казни.

Командующий Германскими войсками»...


(Продолжение следует)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение     
Спонсор
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    вывод темы на печать    Список форумов Городской интернет-портал Ржев -> История Ржевской битвы 1941-1943 гг. Часовой пояс: GMT + 4
На страницу 1, 2, 3, 4, 5  След.
Страница 1 из 5

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Вы не можете вкладывать файлы
Вы можете скачивать файлы


Текстовая версия
Powered by phpBB © 2001, 2006 phpBB Group
Adapted for RUNCMS by SVL © 2006 module info


  
ВВЕРХ RZEV.ru © 2005 Городской интернет-портал Ржева ВВЕРХ
Rambler's Top100 Яндекс цитирования Power by AMD © rzev.ru RunCms.Org
- Генерация страницы: 0.96 секунд | 67 Запросов | 69 Файлов: 911.41 КБ | HTML: 235.29 КБ -